1dfc38effffa85fc6501ed04146f7cb8

АПК Беларуси: все очень печально, но выжить можно

За последние два десятка лет многомиллиардные (в долларах) вливания в АПК Беларуси так и не смогли сделать его не то что прибыльным – даже самоокупаемым. А многочисленные попытки реформ просто провалились. Видимо, нужно менять саму стратегию господдержки аграриев. Например, взять как пример аналогичную стратегию, разработанную сейчас в России.

Отрасль, в которой все печально

Еще в апреле прошлого года президент на одном из совещаний интересовался у правительства, «дышит ли еще сельское хозяйство». Министру финансов пришлось признать, что АПК выживает в основном за счет накопления долгов, платить по которым у государства уже не хватает денег. Рентабельность по конечному финансовому результату в агросекторе глубоко отрицательная – минус 17,2%. Большинство организаций аграрного сектора Беларуси – убыточны. Более того, «аграрный» вице-премьер Михаил Русый не раз признавал, что более 35% хозяйств в Беларуси – неплатежеспособны.

Долги, которые накапливают отечественные сельхозорганизации, ложатся в итоге на местные бюджеты. По данным Минфина, из-за неспособности недореформированных колхозов платить по кредитам рассчитываться перед банками приходится местным властям. В результате средств, предусмотренных в местных бюджетах на исполнение гарантий по кредитам, оказывается недостаточно. В местных бюджетах на 2015 год на исполнение гарантий было предусмотрено 600 млрд рублей, а по факту выплаты превысили 1,3 трлн рублей.

Исследовательский центр Института приватизации и менеджмента (ИПМ), который проанализировал эффективность сельского хозяйства Беларуси, констатировал: АПК находится в стране на особом положении и в последние годы регулярно получал финансовые ресурсы на льготных условиях.

«Cреднегодовая процентная ставка по льготным кредитам сельскому хозяйству намного ниже рыночных ставок по кредитам. Кроме того, срок погашения кредитов, предоставляемых сельскому хозяйству, является большим – до 12 лет. С учетом этого реальные процентные ставки находятся в отрицательной области. Посредством таких кредитов производителям сельскохозяйственной продукции предоставлялись дополнительные субсидии», – указали экономисты ИПМ.

По их мнению, система госуправления сельским хозяйством создает не только льготные условия, но и барьеры для развития отрасли. «Государство не только дает сельскому хозяйству, но и забирает. Цены на продукцию растениеводства и животноводства регулируются государством. Государственное регулирование цен является одним из барьеров на пути повышения эффективности отрасли», – цитируют Naviny.by экономиста Исследовательского центра ИПМ Глеба Шимановича.

При этом финансовые показатели намного лучше у фермеров, которые работают в Беларуси, нежели у крупных сельхозорганизаций. В фермерских хозяйствах, даже согласно официальной статистике, рентабельность продаж ежегодно составляет около 25-30%. «Рентабельность фермерских хозяйств намного выше, чем крупных сельхозорганизаций. Это может объясняться тем, что фермеры занимаются наиболее доходными видами деятельности – в частности, выращиванием овощей», – считает Глеб Шиманович.

Как субсидировать с умом

Субсидирование государством сельского хозяйства существует в большинстве стран мира, но дает очень разные результаты даже в соседних странах. Если в Беларуси большинство аграрных предприятий убыточны, то в Польше, например, большинство – прибыльны. Видимо, причина кроется в том числе и в разных механизмах самой господдержки.

Как бюджетное субсидирование агросектора может быть реформировано в Беларуси? Давайте посмотрим, как это предлагается делать сейчас в России, – а ведь там ситуация в АПК еще хуже, чем у нас. Минсельхоз РФ 24 декабря 2015 года представил в правительство проект изменения правил предоставления государственной поддержки сельхозпроизводителям России. Это закрытый для широкой публики документ, но, как водится, все заинтересованные персоны смогли с ним неофициально ознакомиться – включая обозревателя БДГ. Новые правила господдержки охватывают все отрасли сельского хозяйства, которым полагается возмещение (кроме молочного животноводства).

Главные положения этих правил – получение сельхозпроизводителями субсидий на погашение процентной ставки по инвестиционным кредитам, а также возмещение государством части капитальных затрат. Однако теперь совместить одно с другим не получится – придется выбирать. Но тут важен сам подход: акцент делается не на гарантированный доход за счет фиксированных закупочных цен на сельхозпродукцию (как в Беларуси), а на стимулирование технологического перевооружения и расширения производства.

При этом, как рассказывает российская деловая газета «Ведомости», Министерство сельского хозяйства и продовольствия с самого начала настаивало, что сельхозпроизводители должны получать и льготные кредиты, и компенсацию понесенных капзатрат. Представители российских регионов тоже выступали за это – но Министерство финансов выступило резко против, указывая на падение доходов бюджета из-за «нефтяной катастрофы».

Изначально поддержка аграриев в виде компенсации части капитальных затрат рассматривалась в России как дополнительная мера в связи с курсом на импортозамещение. При этом в России действует и множество других механизмов поддержки своих аграриев – как на федеральном, так и на региональных уровнях. Однако ни один из таких механизмов не предусматривает прямого субсидирования убыточных хозяйств, как это практикуется до сих пор в Беларуси.

В числе наиболее эффективных механизмов господдержки у наших восточных соседей – действующие с начала 2000-х программы по дотированию покупки удобрений, поддержка селекционного растениеводства и племенного животноводства, регуляция отдельных статей импорта – например, мяса и сахара-сырца. Кроме того, предусмотрены адресные дотации отдельным хозяйствам – на закупку племенного скота, его содержание, на приобретение удобрений, семенного фонда, мелиорацию.

Другое направление господдержки – облегчение выплаты кредитов тем сельхозпроизводителям, которые взяли их для внедрения новых технологий в производстве сельхозпродукции. Такие банковские кредиты помогает выплатить федеральный бюджет. Получить субсидию от государства может любой сельхозпроизводитель, которому нужны заемные деньги, например, на создание животноводческой фермы, внедрение новой технологии откорма скота или организацию тепличного хозяйства.

Среди новых веяний – введение практики проектного финансирования. В этом случае сельхозпроизводитель может получить кредит под свой проект практически без залога, под гарантии государства и под изначально низкий процент. Подобную схему россияне позаимствовали у Европейского Союза, однако пока применяют ее не очень широко.

Если же говорить о поддержке, например, отдельно молочной отрасли, то в России практикуется субсидирование государством закупки молока только первого и высшего сорта.

Надо учитывать и то, что после вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО) изменились механизмы государственной поддержки сельхозтоваропроизводителей. Так, по правилам ВТО российские аграрии с 2013 года получают так называемую погектарную субсидию. Впрочем, не слишком большую. Во многом это связано со спорной достоверностью информации о пахотных землях – зачастую местные власти плохо представляют, какие земли в их регионе более или менее урожайны и затрудняются рассчитать соответствующую сумму помощи.

В свою очередь, украинское Министерство аграрной политики и продовольствия готовит новую редакцию закона «О государственной поддержке сельского хозяйства Украины». Он, в частности, будет предусматривать открытый доступ к информации о всех получателях господдержки в АПК страны – она будет собрана в специальном реестре. Кроме того, еще год назад Верховная Рада проголосовала за возможность компенсации из госбюджета до 50% стоимости строительства или реконструкции животноводческих комплексов вне зависимости от их мощностей.

Примечательный момент в украинском законе – вводимая в стране практика поддержки т.н. малых хозяйственных форм в аграрном секторе. Так украинцы перенимают опыт стран Восточной Европы в работе с мелкими хозяйствами и семейными фермами. В частности, законопроект вводит определение семейного фермерского хозяйства и его статуса. Это делается для того, чтобы государство могло реализовывать многолетние программы, выводящие мелкие хозяйства на уровень среднего фермерского хозяйства.

В Польше, Чехии, Венгрии и Хорватии именно такой подход позволил не только не обанкротить аграрный сектор в ходе реформ 90-х, но и сделать его коммерчески успешным. Особенно преуспела Польша: сейчас в Европе насчитывается около 12 млн фермерских хозяйств, из которых 1,5 млн – в Польше. Объем сельскохозяйственного экспорта Польши – 23 млрд евро, из которых 70% – поставки в страны ЕС.

Источник: bdg.by