6cf8e0f7eff6f50f63443039ac97a998

Таблетки замедленного действия

О том, что это грядет, говорили давно. Новое правило госзакупок прозвали «третий лишний»: если на торги представлены как минимум две заявки отечественных производителей или производителей стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), то заявку других иностранцев заказчик должен отклонить.

В феврале этого года премьер уже подписал аналогичное постановление по медизделиям. И список медизделий, которые могут закупаться только с учетом правила «третий лишний», будет, видимо, еще расширен в 2016 году. О том, что с такой инициативой планирует выступить Минпромторг, сообщил журналистам глава ведомства Денис Мантуров. Заплакали и пациенты, и врачи, потому что, например, отечественные иглы или перевязочные материалы пока сильно отличаются от импортных не в лучшую сторону.

Новое постановление касается только лекарств из списка жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов (ЖВНЛП), именно они и закупаются для государственных и муниципальных нужд, то есть для всех больниц и для льготников, которые пользуются бесплатными рецептами. В ЖВНЛП всего 608 препаратов, и 282 из них уже выпускаются в России двумя и более производителями.

Как пояснил «Новой» председатель Московского терапевтического общества, доктор медицинских наук Павел Воробьев, постановление не затрагивает оригинальные импортные препараты. Затрагивает оно в основном производимые у нас дженерики. Это препараты, потерявшие патентную защиту, что происходит, как правило, через 20 лет после первого выведения на рынок оригинального лекарства. После этого компания-разработчик должна сделать формулу препарата доступной всем, и любой производитель может его выпускать с этого момента. Дженерик, как правило, дешевле оригинала. Такими «копиями» пользуются во всем мире. Но, как считает Павел Воробьев, наши дженерики не проходят надлежащей проверки. У нас не действует принятый в мире стандарт GMP (Good Manufacturing Practice — надлежащая производственная практика). Если бы государство обеспечило гарантию качества, то дженерики были бы вполне приемлемы, но без гарантии они вызывают тревогу у врачей. «Много лет назад, — рассказывает Павел Воробьев, — мы пытались сделать аналог существующей в США «Оранжевой книги» — справочника о безопасной взаимозаменяемости препаратов, указать, какие дженерики хорошие, какие — плохие, но это оказалось у нас невозможно».

Комментируя постановление правительства, Денис Мантуров заявил, что оно «направлено на развитие отечественного производства лекарственных препаратов», и попытался развеять опасения пациентов, которые боятся, что останутся без импортных препаратов. Если препарат в России не производится, он будет участвовать в торгах, пояснил министр. Он также напомнил, что «по любому препарату персонифицированная врачебная комиссия может принять любое решение в части закупки отдельной категории препаратов». Теоретически это так. Практически довольно сложно: требуется большая бумажная и организационная работа, на которую у врача просто не остается времени, потому что, по данным Фонда независимого мониторинга медицинских услуг «Здоровье», большинство докторов работают сверхурочно, не получая доплаты за переработку.

Постановление должно поспособствовать и тому, чтобы иностранные производители локализовывали производство в России. Правда, Минпромторг последовательно ужесточает условия локализации. Могут ли, например, считаться произведенными в России препараты, которые в России только упаковываются? Пока они допускаются к торгам, но лишь до конца 2016 года. Иностранных производителей, которые построили в России большие производственные мощности по упаковке готовых лекарств, произведенных за рубежом, это, конечно, не радует. И далеко не по всем препаратам удастся наладить производство именно у нас: часто это очень высокотехнологичные и высокопроизводительные фабрики, и компании нет смысла строить отдельный комплекс для отдельной страны.

Постановление правительства не касается лекарств, которые продаются в аптеках. Но как на него отреагирует рынок? Не вырастут ли цены? Стоимость препаратов из списка ЖВНЛП регулируются государством, и вырасти им просто не дадут, — заверяет правительство. Но как мы установили по результатам мониторинга, который вели наши собственные корреспонденты в пяти городах России, только с апреля по июнь 2015 года 10 жизненно важных и наиболее часто назначаемых препаратов подорожали на 35%.

В справке к постановлению правительства говорится, что оно подготовлено в рамках антикризисного плана, утвержденного в январе этого года. Хочется только, чтобы чиновники не забывали, что главный ресурс государства — люди, им необходимо качественное лечение. И врач, который в отличие от чиновников не может спрятаться за строчками постановлений, должен руководствоваться потребностями своего пациента, и ничем другим. Даже в кризис.

Людмила Рыбина

Источник: novayagazeta.ru