Бизнесменам упростили правила выкупа недвижимости у своих партнеров. Ее можно отчуждать в принудительном порядке через суд, внеся деньги на счет суда, постановил Верховный суд при рассмотрении дела №6-1943цс16.

“Если компании не дают возможности полноценно распоряжаться неделимым имуществом — таким как недвижимость, хотя она и владеет большей частью квадратных метров. То она может отсудить у совладельца меньшую часть помещения. Нужно провести его оценку и подать соответствующий иск в суд, внеся на его счет сумму. Когда судья вынесет положительное решение, средства отойдут совладельцу, а ключевой хозяин получит все права и сможет полноценно распоряжается имуществом. И продавать, и закладывать по кредиту.

Год назад похожее решение было по физлицам, где также разрешили принудительно выкупать жилье (если это у человека не единственная недвижимость), а теперь похожее дело рассмотрели и в отношении бизнеса”, — объяснил старший партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Юристы уверяют, что в Украине великое множество подобных споров. Чаще всего личное имущество или бизнес делят бывшие супруги.

“Фактически каждый развод сопровождается тем или иным разделом общей квартиры или другого ценного имущества, совместно нажитого в период брака. На случай невозможности разойтись полюбовно (продать квартиру и поделить деньги; оставить квартиру одному из супругов, который денежно возместит второму его долю) закон предусмотрел, что право лица на долю в общем имуществе может быть прекращено принудительно по решению суда на основании иска другого совладельца при одновременном соблюдении нескольких условий”, — отметил UBR.ua адвокат АФ “Грамацкий и Партнеры” Андрей Трембич.

Всего условий четыре:

  • Доля является незначительной и не может быть выделена в натуре
  • Вещь является неделимой
  • Совместное владение и пользование имуществом является невозможным
  • Такое прекращение не причинит существенного вреда интересам совладельца и членам его семьи

“Первая проблема всех подобных дел в доказывании отсутствия существенного вреда для ответчика: ну как же нет вреда, когда кого-то принудительно лишают собственности (еще и как правило жилья) — пусть и с возмещением (еще неизвестно – справедливым ли). И в этом деле ВСУ также не разъясняет, по каким критериям он пришел к выводу о допустимости создания неудобств для ответчика”, — заметил Трембич.

Вторая проблема, по его словам, — определение “незначительности доли”. Дело в том, что ранее суд неоднократно подчеркивал, что при разделе общей совместной собственности супругов присуждение одному из супругов денежной компенсации вместо его доли в праве общей совместной собственности допускается только по его согласию и предварительному внесению вторым из супругов соответствующей денежной суммы на депозитный счет суда.

При отсутствии такого согласия присуждение денежной компенсации может иметь место только, если доля является незначительной и не может быть выделена в натуре. И вот тут интересно, что ВСУ легализовал квалификацию нижестоящих судов доли одного сособственника (которая по умолчанию при разводе составляет ½ или около того) как незначительную, хотя совершенно очевидно, что половина квартиры — никак не незначительная доля.

“Это нас подводит к выводу, что практика иногда пренебрегает критерием незначительности доли, право собственности на которую можно принудительно прекратить, и главный акцент в подобных делах перемещается на “отсутствие существенного вреда” для ответчика. Поэтому если к вам заявлен подобный иск (о прекращении вашего права на долю в общем помещении), основную силу возражений стоит сконцентрировать на доказывании существенности вреда для вас от подобного размена части объекта на деньги: отсутствия иного жилья, кроме спорной квартиры (дома), нахождение в нем центра ваших жизненных интересов и бытовых связей, и так далее.

Если речь идет о коммерческом объекте, вашу долю в котором пытается прекратить партнер, аналогично стоит обосновывать тесную связь вашего бизнеса с данным объектом, наличие устойчивых связей вашего бизнеса с этим конкретным местонахождением, его привязанность к ставшей известной локации”, — посоветовал Трембич.

Юристы говорят и о других сложностях, с которыми по-прежнему сталкиваются совладельцы имущества.

“Открытой остается проблема термина “совладельцев”, употребленного законодателем во множественном числе. Формально это означает, что для того чтобы применять вышеупомянутую статью, нужно чтобы совладельцев было не менее трех. При существующей судебной практике допускается, когда иск о прекращении права на долю в общем имуществе, которое принадлежит двум субъектам, заявляется одним совладельцем к другому. Не изменяет этой практики и комментируемое постановление ВСУ”, — подчеркнул cтарший партнер ЮФ “Кушнир, Якимяк и партнеры” Олег Якимяк.

Елена Лысенко

Read Full Article