de3d1ad8fc2d4486a5972bc826699727

Курорт рядом с ИГИЛ: парадоксальная жизнь сирийской Латакии

Сирийский город Латакия, неподалеку от которого находится база российских Воздушно-космических сил, — один из немногих оставшихся здесь мирных городов. Несмотря на близость к фронту, жизнь в городе кипит и днем и ночью. Наш спецкорр в Сирии узнал, чем живет население Латакии.

Приморский город Латакия радует всем, чем можно порадовать простого туриста в середине октября, — теплой погодой, ласковым морем, очень умеренными ценами. «Лучший способ перелетовать зиму», — шутят наши соотечественники, оказавшиеся здесь в октябре.

Латакию, наверное, нельзя назвать полноценным прифронтовым городом. Несмотря на то, что бои правительственных войск с террористами ИГИЛ идут всего в нескольких десятках километров, на улице нет вооруженных патрулей, никто не вводит комендантский час, поэтому на первый взгляд Латакия скорее напоминает небольшой курортный городок в межсезонье, где основная часть отдыхающих уже схлынула.

Вооруженные люди появляются в пригороде Латакии при подъезде к российской базе. Здесь — масса КПП и блокпостов.

Загородное шоссе, которое ведет из аэропорта в город, очень живописно. Распаханные поля сменяются мандариновыми садами, небольшие лесочки перемежаются зарослями камыша. Все это «разбавлено» остовами недостроенных зданий.

Раньше Латакия была довольно небедной провинцией. Здесь, как говорят местные, был настоящий строительный бум. Причем право на застройку мог получить любой, были бы деньги, чтобы выкупить землю. Но началась война, курс доллара к лире подскочил чуть ли не в три раза, и инвестировать в строительство стало невыгодно. Теперь недостроенные дома стоят по всей Латакии как памятники спокойной довоенной жизни.

Гостиницы города активно принимают постояльцев, пляжи если и не забиты под завязку, то пустынными назвать их точно нельзя.

Погода вроде бы располагает к умиротворению: +35 на солнце, около +25 в тени, полный штиль на чистейшем море. Однако эта идиллия быстро разрушается: о том, что в стране идут боевые действия, напоминает рёв российских военных самолётов, которые летят на боевое задание. Иногда слышны сильные взрывы. Это либо наша авиация накрывает цели, либо сирийская артиллерия работает по квадратам.

Первое что бросается в глаза на улицах — это обилие символов Сирии: флаги, гербы, а так же портреты президента Сирии Башара Асада и его отца Хафиза Асада здесь на каждом углу. По дорогам пролетают машины, лобовое или заднее стекло которых украшают эти фото. Каждый уважающий себя хозяин ларька, кофейни или ресторана лепит эти изображения на все видные места. Интересуюсь у местных причиной такой всенародной любви.

— Понимаешь, кто-то действительно его уважает, а кто-то вешает, показывая что он лоялен к власти, — объясняет житель Латакии Мухаммад. — Здесь очень не любят нелояльных, местное КГБ с такими вещами не шутит.

Сирийцы очень доброжелательны. По крайней мере к россиянам. Заслышав русскую речь, они начинают улыбаться, махать руками, интересоваться, чем тебе помочь.

А если попадаешь в так называемый христианский квартал в центре города, то здесь ты вообще для местных и друг и товарищ и брат в одном лице.

Узкие улочки, на которых теснятся многочисленные кофейни и магазинчики, наполнены восточным колоритом. В воздухе витает запах вареного кофе, дыма от многочисленных кальянов, которые курят почти везде, и каких-то специй. Район этот специфичен даже в нюансах. К примеру, традиционное восточное приветствие «Салам Аллейкум» не в почете, вместо него здесь говорят «Мархамат».

— Мы христиане, мы только так здороваемся, — объясняют местные.

Толкаю дверь сувенирной лавки, но она закрыта. Рабочий день закончен, хозяин ушёл.

Случайный прохожий, увидев эту картину, начинает активно размахивать руками и показывать знаками, что сейчас приведёт продавца. Закрыт магазин — не проблема, для гостя его можно и открыть.

Прибегает запыхавшийся владелец, которого оторвали от вечернего кофе и беседы с друзьями. Небольшое помещение до отказа забито сувенирами. Чего тут только нет! Ковры персидские, курительные трубки тунисские, ножи из дамасской стали, турецкие тарелки, настенные часы с боем и даже патефон.

Хозяин, которого зовут Мишель — для русских он представился как «Миша» — , на смеси английского и арабского подробно и с любовью рассказывает про каждый предмет. Откуда он, какого года, как к нему попал. Как выясняется, лавка — это не его основной бизнес. Это что называется — для души.

— Деньги я в другом месте зарабатываю, я просто коллекционер и это хобби привело к тому, что я открыл эту лавочку, — говорит Мишель.

Происхождение своего имени объясняет просто: так родители назвали, а с ними не поспоришь. Он христианин, а Мишель — имя христианское и к тому же легко трансформируется на любой лад. Хоть Майклом можно представится, хоть Михаилом.

Покупаю какую-то безделушку, получаю ещё три в подарок, и приглашение на кофе, долго трясем друг другу руки и расстаёмся, довольные друг другом.

В квартале случайно знакомлюсь с русскоязычным сирийцем Ильясом, который учился в белорусском университете. Интересуюсь, почему вдруг к русским здесь такая любовь.

— Да все очень просто, здесь все знают, что русские их спасли. Если бы боевики прорвались в Латакию, то этот квартал был бы просто вырезан и разрушен. Появилась база, стали летать самолёты, все успокоились, страх прошёл, — улыбаясь отвечает Ильяс. — Ваши лётчики подарили нам надежду на то, что все будет хорошо, а это самый дорогой подарок.

Александр Степанов

Источник: mk.ru