3279a2fce1e1c5b2bda21137e72d4e7c

Парижское эхо в Крыму

Террористические атаки в Париже всколыхнули западное сообщество. По информации некоторых СМИ, ответственность за нападения на себя взяли члены ИГИЛ. Кремлевские «говорящие головы», полчища псевдо-экспертов, кухонных аналитиков и диванных комментаторов в считанные часы после трагедии разразились призывами о том, что ЕС нужно объединиться с Россия в борьбе против терроризма.

Тон высказываний подразумевал, что Кремлю необходимо простить его «мелкие шалости» в Крыму и на востоке Украины. При детальном рассмотрении оказывается, что сближение Москвы с ЕС и США на почве совместной борьбы с ИГИЛ маловероятно по ряду причин: между сторонами сохраняются стойкие противоречия по решению сирийской проблемы.

Президент Франции Франсуа Олланд не доверяет российскому коллеге Владимиру Путину. Еще летом 2013 года Париж предлагал провести наземную операцию в Сирии, решив проблему «малой кровью». Тогда Путин подсунул Западу кота в мешке в виде химического разоружения режима Башара Асада. Французские власти понимали, что это чекистская «разводка», но из-за отсутствия консенсуса с США по этому вопросу от наземной операции пришлось отказаться. За это время конфликт обострился, а в европейские столицы хлынул поток беженцев. Не смотря на дипломатические условности, в Париже и Берлине прекрасно понимают: сирийцы (среди которых могут быть и потенциальные террористы) бегут в ЕС не столько из-за ИГИЛ, сколько из-за зверств режима Асада и стоящего за ним Путина.

Нынешние предложения Кремля по «широкой антитеррористической коалиции» — такой же кот в мешке. Путинские «хитрые планы» хороши только в части свой неожиданности. В остальных случаях кремлевские «разводки» видны за километр. Глупо создавать антитеррористические объединения с Кремлем, который оттяпал у Украины Крым и сам является источников террористической угрозы на востоке Украины.

Москва, несмотря на бравые сообщения в телевизоре, практически не наносит ударов по ИГИЛ. От ее налетов страдает только прозападная сирийская оппозиция. Показательная история произошла в сентябре, когда французы нанесли удар по позициям исламистов. Представитель российского МИД Мария Захарова разразилась гневным комментарием. Дескать Париж «нарушает» международное право. Сами того не понимая, российские официальные лица заступились за религиозных фанатиков. Глава Госдепартамента Джон Керри косвенно пояснил такие «странности» в поведении России, озвучив информацию о совместном нефтяном бизнесе Асада и ИГИЛ.

Даже если бы Запад горел желанием заручиться российской поддержкой, то из этого нечего бы не вышло. Для полноценной операции в Сирии Путину нужно развернуть в регионе полноценную войсковую группировку в 50 тыс. человек с техникой и тыловым обеспечением. У Москвы на это нет денег. Сирийская авантюра вкупе с поддержкой Асада уже съедает ежедневно огромные суммы.

Российским генералам боязно глубоко лезть в Сирию, иначе убожество их армейской логистики будет заметно невооруженным глазом. Такой большой корпус просто нечем обеспечивать. Хваленая «база» в Тартусе представляет собой лишь якорную стоянку и ремонтный док. Еще в советские времена Кремль отказалась создавать там полноценную базу, так как черноморские проливы находятся в руках Турции (то есть НАТО), а снабжать ее по воздуху — слишком дорогое удовольствие.

В ответ на усиление российского присутствия, исламисты могут нанести удары уже на территории федерации. Гибель Airbus A321 в Египте выбила власти из привычной колеи. Если на парижские атаки Путин отреагировал молниеносно, то в случае с гибелью 224 россиян на Синае Кремль трое суток молчал, а потом пробормотал нечто невразумительное. Российские власти опасались признать, что это был именно террористический акт. Иначе у населения возникает резонный вопрос: «Зачем мы полезли в Сирию?». На мнение электората Путину плевать. Он не хочет выглядеть немощным в глазах собственного окружения и западного сообщества. Шпана из питерской подворотни опасается за свой имидж «крутого парня». Того глядишь, уважать перестанут.

Короткая неофициальная встреча Путина с американским коллегой Бараком Обамой в ходе саммита G-20 в Анталии не принесет Кремлю никаких дивидендов. Состоялся лишь обмен мнениями. Обама встречался с Путиным как с бедным родственником: на ногах и как бы между важными делами. Американские власти в очередной раз настояли на выполнении Минских договоренностей и передаче Киеву контроля над границей, что означает конец «народных республик». То есть Путину не удалось свести дискуссию только лишь к обсуждению угроз исламистов.

У кремлевского властителя были и другие резоны проситься на очередную встречу с руководством США. Американский телеканал Fox News раскопал информацию о том, что на борту российского А321 находилась бомба с двухчасовым таймером. То есть, теоретически самолет должен был взорваться в украинском пространстве. Если такая версия подтвердиться, то кремлевских силовиков могут обвинить в попытке провокации против Украины. Ведь Путину, над которым висит дамоклов меч малазийского MH-17, очень не хватает сбитого над Украиной самолета с российскими гражданами в качестве повода для масштабного вторжения.

Нынешняя попытка российских властей обменять «Крымнаш» теперь уже на борьбу с терроризмом — еще более жалкая, нежели предыдущие. После терактов 11 сентября 2001 года Запад просчитался, допустив Москву на равных в антитеррористическую коалицию. Толку от российской помощи не было. Зато кремлевские «шариковы», попав в приличное общество, начали вести себя по старой привычке: хамить, дебоширить и изображать из себя хозяев положения.

Такая ситуация на руку только представителям «путинского коминтерна», которые уже готовы освоить щедрое российское финансирование. Кремлевские круги по какому-то дикому недоразумению полагают, что их друг Николя Саркози может стать следующим президентом Франции, а Национальный фронт Марин Ле Пен способен взять большинство в муниципалитетах.

Выборы главы государства пройдут в стране весной 2017 года. За это время соотношение политических сил может измениться. Любитель крымского хереса Сильвио Берлускони в унисон с остальными начал вопить, что Москву нужно допустить к антитеррористической коалиции. Буффонада Кремля и его европейских марионеток эффективна только в пропагандистском плане. На возможное признание «Крымнаша» или решение по снятию с России санкций ее влияние минимально.

Андрей Заремба

Источник: ru.krymr.com