e32d7b24050f20bc63660f3776a2ffab

Россия упустила шанс примкнуть к просвещенной Европе

Россия играет важную роль в борьбе с исламистами в Сирии, но это еще не значит, что Запад должен «броситься в ее объятия», пишет Les Echos. Европе, впитавшей идеи просвещения и демократии, намного ближе США, а президент Обама воплощает «лучшее, что есть в самих европейцах».

Россияне же после развала СССР сделали «неверный выбор», сохранив советское мышление и поддерживая «обольщенного властью и презирающего демократию» Путина.

«Обольщение властью, презрение к демократии» — таково, по мнению Les Echos, с чьей публикацией знакомит ИноТВ,  кредо политики Владимира Путина. Эта позиция входит в прямое противоречие с европейскими ценностями. Но поскольку Москва играет все более заметную роль в международных делах, с ней приходится сотрудничать.

Стоит все же идти на сближение с Россией и как же относиться к политике Путина?— разбирается французское издание.

Этот вопрос вызывает оживленные обсуждения среди европейских политиков. Порой сложно найти баланс между «потворствующей наивностью» и явным неприятием идей хозяина Кремля.

Чтобы решить «русский вопрос», прежде всего, необходимо отказаться от упрощенных и «удобных» представлений о России и мире времен холодной войны, считает Les Echos.

На это есть, как минимум, три причины. Во-первых, Россия не СССР: у нее нет ни того влияния и мощи, ни той идеологии, что была у Советского Союза. Путин, скорее, «тактик, а не стратег»: он в первую очередь хочет сохранить свою власть, играя на патриотических чувствах россиян.

Во-вторых, Соединенные Штаты тоже не те, что были в годы холодной войны. «Неудачные военные авантюры» Джорджа Буша лишили Америку былого влияния. Наконец, мир в целом уже давно не биполярен.

США «слишком назойливы» в своем шпионаже за союзниками, признает издание, и «слишком нерешительны» в осуществлении своих внешнеполитических стратегий. Их политическая система «неработоспособна», уровень враждебности в американском обществе, особенно, по отношению к афроамериканцам, «возмутителен и неприемлем».

И тем не менее есть нечто «глубинное», едва уловимое, что роднит Соединенные Штаты и Европу, — это демократия, которая «проявляется в непобедимом стремлении к свободе и личному счастью». Обама «воплощает лучшее, что есть в нас самих, а также торжество меритократии и равенства», пишет Les Echos.

Тогда как образ Путина ничуть не прельщает Европу, напротив, отталкивает. Его ценности, в отличие от американских, не близки европейцам.

Путин мыслит с позиции силы. Вся его политика подчинена идее завоевания национального величия. По-видимому, заключает издание, несмотря на напряженною переписку Екатерины II с Дидро, идеи философов эпохи Просвещения так и «не затронули глубин русской души».

Но и Запад рискует столкнуться с «тяжелой реальностью»: Марин Ле Пен во Франции и Дональд Трамп в США, которые, подобно Путину с его «тривиальным мачизмом», делают ставку на силу, привлекают популистов и не только их.

«Обольщение властью и презрение к демократии» — вот в чем проблема, потому как, если Россия и не Советский Союз, то россияне так и остались в глубине души «Homo sovieticus».

А ведь после распада СССР у них был шанс изменить свою судьбу, но они вновь сделали «неверный выбор». И теперь во многих городах России открывают «Сталинские центры», а всем заправляет ФСБ, «прямой наследник КГБ», пишет Les Echos.

Так может ли демократичная Европа во имя ценностей совсем отказаться от сближения с Россией? Стоит ли надеяться на «отчасти европейскую культуру» России и относиться к ней иначе, чем к Саудовской Аравии, Ирану, Китаю?— задается вопросом французское издание.

Заметная роль Москвы в сирийском конфликте еще не означает, что «надо бросаться в ее объятия», предостерегает Les Echos. Хотя ИГ — опасный враг, которого, безусловно, нужно уничтожить, это, однако, не значит, что не нужно «ограничивать амбиции» России. Ведь «сама природа российской власти чужда [Европе] и должна такой и оставаться», заключает издание.

Источник: baltnews.lv