Бизнесмена судят после жалобы президенту

biznesmena-sudyat-posle-zhaloby-prezidentu

Максим Привезенцев, бывший председатель правления Mirax Group, рассказал в суде, почему писал Дмитрию Медведеву о возможных злоупотреблениях правоохранителей, и называл фамилию своего соседа по элитному жилому комплексу «Золотые ключи» Евгения Школова, тогда замминистра внутренних дел, а теперь помощника Владимира Путина. Прокуратура считает, что его за это надо признать виновным в ложном доносе и оштрафовать на 150 000 руб., а защита уверена, что следствие и обвинение ошиблись в установлении объективной стороны преступления.

В Никулинском районном суде вчера завершилось судебное следствие по делу бизнесмена Максима Привезенцева, которого бывший замминистра внутренних дел, а ныне уполномоченный по антикоррупционным проверкам и помощник президента Владимира Путина по кадровым вопросам Евгений Школов считает доносчиком. Называет он его так из-за официального обращения предпринимателя к теперь уже бывшему президенту РФ Дмитрию Медведеву — там говорилось о том, что Школов, возможно, злоупотреблял служебным положением.

В одно заседание уместились и финал стадии представления доказательств прокурором, и доказательства защиты, и опрос подсудимого, и прения, и последнее слово. Да и вообще процесс прошел молниеносно. Дело в том, что судят Привезенцева уже второй раз. Ранее его оправдали по ч.3 ст.165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана, старая редакция кодекса), но приговорили к 150-тысячному штрафу по ч.2 ст.306 УК РФ (заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; максимальный срок – лишение свободы на три года). Второй раз дело оказалось в Никулинском суде после того, как Верховный суд РФ нашел в деле «обвинительные» ошибки.
«В этой стране можно жаловаться хоть господу богу, но ничего никому не будет»

История, итогом которой стали хождения Привезенцева по судам, случилась из-за смены власти в ТСЖ элитного жилого комплекса «Золотые ключи-2», расположенного в Москве на Минской улице. В декабре 2004 года Привезенцев был избран председателем правления этого товарищества, одновременно являясь и совладельцем строительного холдинга Mirax Group, партнером предпринимателя со скандальной репутацией Сергея Полонского (позднее, в 2009 году, они начали конфликтовать). Mirax «Золотые ключи» и построил, сейчас семьи Школова и Привезенцева в нем живут.

Покинуть пост председателя, как считает подсудимый, его вынудили в 2008 году постоянными проверками, которые сотрудники Департамента экономической безопасности МВД России вели в тот период, когда Школов был замминистра. Сделано это было для того, как рассказывали ему оперативники, чтобы председателем стала соседка замминистра по лестничной площадке в «Золотых ключах» — то ли подруга, то ли просто хорошая знакомая его жены Галины Татьяна Зиновкина. Якобы через нее можно было контролировать деньги, поступающие в ТСЖ на устранение недоработок строителей. Также в ДЭБе Привезенцеву, согласно его показаниям, намекали: для того, чтобы проверки прекратились, необходим приказ свыше – от Школова. И Привезенцев написал Школову письмо, где иронично поблагодарил его за внимание к проблемам ТСЖ и сообщил, что покинул пост председателя. Чудесным образом давление прекратилось.

Но ненадолго. «27 ноября 2008 года Зиновкина стала председателем правления, а исполнительным директором Алла Борисова. После нескольких месяцев ее работы стали всплывать факты злоупотреблений – ТСЖ недосчиталось 50 млн руб., — рассказывал в суде Привезенцев. — Собственники стали сердиться, кто-то даже подал заявление в полицию, но дело не было возбуждено». По его словам, он не мог оставаться равнодушным и снова написал Школову. «Я писал, что нынешний председатель ставит свои личные интересы выше интересов жильцов. [Здание] приходит в аварийное состояние, появились долги. Правление фальсифицирует сметы, завышая стоимость и объем работ. Скрывают информацию о перерасчете оплаты коммунальных услуг», — говорил бизнесмен. Он надеялся, что, как и после первого письма последует некая реакция, но «оказался наивен».

Когда Зиновкину в сентябре 2009 года уволили, по слова Привезенцева, «начался второй ад». «Я снова попал во внимание ДЭБ и оперов, — вспоминал он. — Стали заводить одно за другим уголовные дела». Одно из них было возбуждено по 159-й статье УК о мошенничестве, во время обыска Привезенцеву подбросили документы, но, по его словам «благодаря адвокатам и видеосьемке удалось это доказать».

— Жаловались в прокуратуру, но ответа не последовало. Всему правлению ТСЖ было известно, что до этого проверки инициировались Школовым, — сказал бизнесмен. После «второго ада», 23 октября 2009 года он пошел писать письмо президенту о замминистра. «Не было других вариантов, — объяснял он. — Президент – непосредственный начальник Школова, он его назначал на должность замминистра». При этом, как рассказал Привезенцев, описывая самоуправство Школова, он везде добавлял выражение «со слов», ссылаясь на конкретные источники информации – ту же Зиновьеву, которая не раз бравировала своим «покровителем».

В приемной Администрации президента от Привезенцева потребовали добавить в обращение фразу о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. «Я добавил», — подтведил Привезенцев.

Из администрации Привезенцеву дали ответ, что его обращение направлено в Генеральную прокуратуру. И, как предполагает подсудимый, уже в это время сам Школов обратился в полицию, к своим же подчиненным, с заявлением о «ложном доносе», поскольку следующий ответ из администрации, что прокуратура нарушений не нашла, пришел уже после обвинения по 306-й статье. «Я понял, что в этой стране можно жаловаться хоть господу богу, ничего никому не будет», — говорил Привезенцев.

— Вы пытались извиниться перед Школовым, получив ответ, что нарушений не найдено? – поинтересовалась прокурор. Привезенцев удивился, и даже несколько раз переспросил, что обвинитель имеет в виду. Затем ответил, что он такой вариант даже не рассматривал, поскольку писал жалобу абсолютно искренне. А на дежурный вопрос гособвинителя, видел ли он, как Школов давал какие-то распоряжения свои сотрудникам по поводу ТСЖ «Золотные ключи», ответил, что не видел.

Судью Валентину Комарову заинтересовала Зиновкина, и она спросила о ней Привезенцева.

— Это корыстная дама, которая, невзирая на последствия, готова наживаться на чем угодно, — ответил Привезенцев. — Я всерьез воспринимал слова Зиновкиной, Борисовой и ее супруга Часова (генеральный директор компании «Миракс-сервис», был назначен на должность после «первого ада»), что они пользуются поддержкой замминистра МВД.

— Какую реакцию на обращение вы ожидали? – поинтересовалась судья.

— Предполагал, что дело в отношении меня пойдет на адекватное рассмотрение, а также, что сотрудники ДЭБа постыдятся. Это как папе пожаловаться. Что может быть с должностью Школова, вопрос не рассматривал, — сказал Привезенцев.

— Почему не направили официально письмо Школову по месту работы? – спросила Комарова.

— Хотел вопрос мягко решить, — ответил Привезенцев. И добавил, что о преступлениях Школова в обращении к Медведеву не сообщал вообще, тем более о тяжких.
«Сейчас такие звезды приедут, что светло станет»

Эпопея с увольнением Зиновкиной, по мнению Привезенцева и его защиты, явно подтверждает ее связь с семьей Школова. По словам бизнесмена, она угрожала недовольным жильцам, обещая проблемы в бизнесе, и ссылалась на покровительство замминистра. А уставные и финансовые документы, а также печати не отдавала. Поэтому участковый вместе с вновь избранным председателем ТСЖ Дмитрием Майоровым были вынуждены вскрыть кабинет Зиновкиной.

— Мне надо было принимать руководство ТСЖ. А Зиновкина и Борисова закрыли комнаты с документами, принадлежащие правлению, — говорится в показаниях Майорова. — Я пошел туда с участковым и другими сотрудниками полиции, на месте создали комиссию. Позвонили Зиновкиной, она в грубой форме отказалась присутствовать. Мы вскрыли кабинеты, но печать и уставные документы не нашли. Потом приехала Зиновкина с юристами и обвинила в нас захвате помещения, а полицию в коррумпированности. И вызвала сначала еще полицейский наряд, но когда те не усмотрели нарушений в действиях Майорова и участкового, стала звонить кому-то по телефону. И передала трубку полицейскому, который сообщил присутствующим, что сейчас «такие звезды приедут, что светло станет».

Юрист ТСЖ «Золотые ключи-2» Александр Тельмаков, тоже присутствовавший тогда в помещениях правления, упомянул в своих показаниях, что Зиновкина, когда звала его на работу в товарищество, упомянула об особом покровительстве со стороны МВД. А конфликт из-за ее увольнения запомнился ему так:

— Зиновкина сказала: «Вы сейчас все попляшете!». И позвонила, видимо, [Галине] Школовой. Передала потом телефон сотруднику полиции. Он, поговорив по мобильному, сказал, что «мы тут все будем прыгать как зайцы». Приехавшие высокопоставленные сотрудники МВД заявил, что Майоров должен дать объяснения происходящему. Он дал.

В первом приговоре по 306-й статье Привезенцеву показания ряда свидетелей не были приведены и не оценены, и это стало причиной его отмены Верховным судом. В частности, судьи ВС обратили внимание на показания Тельмакова по поводу слов З. (так говорится в документе) о покровительстве со стороны МВД. Судья Комарова наверняка не повторит этой ошибки, а прокурор позднее в прениях предложила, как ей следует поступить. Суд, по мнению гособвинителя, должен отнестись к этим показаниям критически.

Зиновкина, Борисова, Часов в суд не явились. Их показания оглашались по ходатайству обвинения. Все они отрицали, что знакомы со Школовым. «Его жена приходила ко мне как к председателю по вопросам о ремонте и коммунальным платежам», — говорила следователям Зиновкина. И уверяла, что с соседями по лестничной клетке [Школовыми] «в лифте вопросов не решала». Кстати, чтобы доставить Зиновкину на новый процесс, за ней ездил сотрудник полиции, но ее квартира в «Золотых ключах» уже была продана.

Адвокат Привезенцева Светлана Полетаева вчера заявила ходатайство о приобщении к делу лингвистического заключения специалиста, которое не находит признаков «ложного доноса» в обращении Привезенцева к гаранту Конституции, а напротив говорит об «искренней убежденности» составителя. Однако судья отказала.

— Лингвистические признаки суд не интересуют, — мотивировала она свое решение, а адвокат воспользовалась этим словами, чтобы заявить возражение против действий председательствующего:

— Мы хотели приобщить именно лингвистическое заключение, о чем и ходатайствовали. А суд вошел в стадию анализа, что сейчас недопустимо. И заявляем ходатайство о приглашении специалиста Голяшиной (она делала заключение) и отложении рассмотрения, — сказала Полетаева.

Судья отказала и в одном, и в другом.
«Прошу принять единственное законное решение и вынести оправдательный приговор»

В прениях гособвинитель опять трактовала обращение Привезенцева как сообщение о преступлении. «Школов, говорится в обращении, для достижения личных целей и используя свое положение назначал на руководящие должности в ТСЖ подконтрольных людей, а также направлял в [товарищество] работников правоохранительных органов», — читала прокурор. Обращение было зачитано в суде, и подобных слов в нем не было.

По мнению обвинения, Привезенцев преследовал цель скомпрометировать сотрудников полиции. «[Он] осознанно сообщил ложные сведения о заведомо невиновном лице, желая повлиять на результаты проверки в ТСЖ, пытался помешать работе сотрудников правоохранительных органов», — говорила прокурор. По ее словам, претензии к Школову необоснованны, так как доводы Привезенцева не нашли подтверждения при проверке прокуратуры, а большинство свидетелей не подтвердили, что Школов имел какое-либо влияние на процессы в ТСЖ. Что касается показаний самого подсудимого, то они опровергаются показаниями потерпевшего. «Об умысле говорит то, что он осознавал, что сообщает ложные сведения, заведомо зная, что по его обращению будет проверка. Видно, что текст был подан в напечатанном виде, с предупреждением об уголовной ответственности, — резюмировала прокурор. — Он совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч.2 ст.306 УК РФ. Смягчающее обстоятельство – наличие детей. Просим назначить штраф 150 000 руб.»

Защита тоже апеллировала к выводам Генпрокуратура и показаниям Школова. Но видела в них подтверждение невиновности Привезенцева. «По какому праву вы вводите суд в заблуждение? Ложный донос – это сообщение заведомо ложных сведений о заведомо невиновном лице. Следователи и прокурор считают, что он осознавал [ложность]. С чего вы это взяли? Подпись под предупреждением об уголовной ответственности свидетельствует о вере автора в свои слова, его искренность. У нас есть 33-я статья Конституции (гарантирует каждому право обращаться в государственные органы и органы местного самоуправления). По ней нет гарантий безопасности обращений граждан? — задалась риторическим вопросом Полетаева. По ее мнению, следствие и обвинение допустили ошибку в установлении объективной стороны преступления. «Покажите заявление [Привезенцева] о преступлении, зарегистрированное. Потерпевший подтвердил лично, что он ознакомился с обращением, и оно не содержало требования о заведении в отношении него уголовного дела. А Генпрокуратура не сочла обращение Привезенцева сообщением о преступлении», — говорила она.

Вспомнила адвокат и вольное обращение прокурора со словами «говорилось в обращении» Привезенцева. «Недопустимо трактовать текст в собственном изложении, надо приводить конкретные выдержки», — сказала она. По ее мнению, лучшим вариантом процессуального поведения для обвинения и следствия был бы «отказ от домыслов и прекращение преследование за отсутствием состава преступления».

Характеризуя показания свидетелей, Полетаева обратила внимание на то, что они складываются в непротиворечивую хронологию событий. «Свидетели не отрицали давления на ТСЖ. Первые проверки ДЭБ начались в 2008 году, [затем] Привезенцев письменно уведомил Школова в письме об этом, уволился. Цель сотрудников ДЭБ в ТСЖ достигнута, — говорила она. Потом давление прекратилось, но Зиновкину уволили и началось, по словам адвоката, хаотичное возбуждение уголовных дел». Она также напомнила о том, что «прецедент по 306-й статье (попытка привлечь к уголовной ответственности гражданина за его обращение к чиновнику) не был одобрен ВС» и резюмировала: «Прошу принять единственное законное решение и вынести оправдательный приговор. Это будет важным и для внуков и для правнуков».

Сам Привезенцев в последнем слове сказал, что история с 306-й статьей воспринимается им как месть со стороны должностного лица. «Все доказательства говорят о моей невиновности. Надеюсь на объективное рассмотрение», — сказал он.

Приговор будет оглашен завтра.