Дело Сальникова: будет ли фигурант переведён в стрелочники

delo-salnikova-budet-li-figurant-perevedyon-v-strelochniki

В полдень 25 мая 2014 в казанском парке аттракционов «Кырлай» резко остановилась тележка аттракциона «Торнадо» (американские горки). В результате этой аварии пострадали три человека. Правда, администрацию парка они об этом происшествии не уведомили, ограничившись обращением в скорую помощь. Однако ехать в травмпункт все же отказались…

В связи с этой аварией главному инженеру оператора парка — ЗАО «Мир развлечений» Олегу Сальникову было предъявлено обвинение в том, что он якобы оказывал услуги, не отвечающие требованиям безопасности потребителей, использовав документы, удостоверяющие соответствие этих услуг требованиям безопасности (ч. 1 ст. 238 УК РФ).

В обвинительном заключении сказано, что главный инженер должен был обеспечивать контроль «над порядком проведения проверок технической исправности и ремонта» аттракциона. Но он, видите ли, пренебрег своими обязанностями. И даже осознавал преступность своего поведения. Правда, не мог предвидеть пагубных последствий своего поведения.

Иными словами, следствие инкриминирует г-ну Сальникову умышленно ненадлежащее исполнение должностных обязанностей главного инженера. И усматривает связь между ненадлежащим исполнением и произошедшей аварией…

Приступив к независимому (от следственных органов, суда и прокуратуры) журналистскому расследованию инцидента с аттракционом, специальный корреспондент ИА REX начал с попытки вникнуть в обязанности главного инженера, благо они исчерпывающим образом описаны в его должностной инструкции. Которая, однако, не предусматривает собственноручного обслуживания главным инженером потребителей услуг аттракционов. А их в парке насчитывается около двух десятков.

В этом, собственно, нет никакой необходимости, потому что за каждый аттракцион отвечает отдельный оператор. Именно на него согласно должностной инструкции и возложены такие обязанности, как эксплуатация и безопасное обслуживание потребителей услуг аттракциона. Операторы подведомственны администратору парка, который подчиняется непосредственно генеральному директору.

ГОСТ 53130-2008 требует, чтобы персонал, участвующий в эксплуатации аттракционов, был соответствующим образом обучен. А поскольку службу эксплуатации аттракционов возглавляет администратор, то именно он, как мне представляется, и должен был разделить с оператором злополучного аттракциона ответственность за его небезопасную эксплуатацию. Но почему-то не разделил…

Этот же ГОСТ обязывает администратора обеспечить аттракцион необходимой документацией, организовать подбор, обучение и допуск к работе операторов, заполнение формуляра аттракциона и прочих документов. Однако с претензиями, касающимися ведения документов, следствие решило предъявить главному инженеру…

В его должностной инструкции говорится о научном прогрессе, экологии и прочих высоких материях. Однако в сложившейся, крайне нежелательной, ситуации решающее значение имеют такие обязанности, как обеспечение технической эксплуатации, подготовка технической документации, обучение и повышение квалификации рабочих и ИТР своей службы. Из анализа должностной инструкции следует, что главный инженер не может входить в круг лиц, которые в силу своих служебных обязанностей должны отвечать за правильную эксплуатацию аттракционов.

Не уверен, впрочем, что работники следственных органов понимают отличие технической эксплуатация аттракциона (ее проводят специалисты службы главного инженера) от эксплуатации, которую осуществляют операторы. Но если эта эксплуатация означает использование аттракциона для катания потребителей, то техническая эксплуатация заключается в профилактике и техническом обслуживании оборудования аттракциона с целью обеспечения правильного его функционирования.

В сентябре 2014 года при проведении планового осмотра аттракциона «Торнадо», служба главного инженера обнаружила, что используемая в нем цепь выработала значительную часть своего ресурса. Учитывая это, главный инженер направил генеральному директору служебную записку. А он, основываясь на этой записке, издал приказ о прекращении эксплуатации аттракциона, который затем был остановлен на консервацию.

Техническую экспертизу состояния аттракциона следствие назначило на октябрь, когда температура воздуха опустилась ниже допустимых для его эксплуатации значений. Так, на какие результаты надеялась экспертиза, если испытания аттракциона не проводились «по причине частичной его разборки и температурных ограничений»? А ведь полноценная экспертиза предполагает контрольные пуски. Привлеченный следствием эксперт не мог этого не знать. Возникает закономерный вопрос: можно ли доверять такому эксперту?

Привлеченный эксперт, казалось бы, должен был сконцентрировать свое внимание на техническом состояния аттракциона. Но, не ограничившись этим, изучил «техническое состояние» документации. Как-будто это могло пролить свет на причины аварии… Спрашивается, может ли услуга, оказываемая аттракционом, быть негодной только потому, что график проведения планово-предупредительных работ (ППР) не соответствует представлениям эксперта? А форма и содержание журнала техобслуживания и ремонтов — рекомендациям ГОСТа?

В конечном итоге, эксперт выдвинул две версии причин аварии. Вполне реалистична версия о том, что сбой оборудования произошел в результате кратковременного отключения электроэнергии. Гораздо менее убедительна версия о недостаточности контроля. И даже не над ремонтными работами, а над порядком их проведения. Такую причину, как ошибка оператора, ни следствие, ни эксперт рассматривать не стали. И совершенно напрасно, потому что она вполне могла послужить причиной аварии.

Очевидно, что выводы следствия о причинах аварии совершенно недостаточны, чтобы сделать заключение о виновности главного инженера. А это значит, что дело Сальникова подготовлено не достаточно, чтобы суд мог вынести законный и обоснованный приговор и, следовательно, исключает справедливое разрешение этого дела.

Учитывая это, главный фигурант описываемого дела намерен просить суд о назначении судебной экспертизы, чтобы установить причину аварии. Не знаю как у следствия, а у автора журналистского расследования дела Сальникова остается масса вопросов. И он не уверен, что у следствия есть на них достаточные ответы. Основной вопрос таков: «Какие именно действия (бездействие) главного инженера побудили следствие обвинить его в уголовно-наказуемом деянии»? И еще один: «Чем, собственно, доказывается приписываемый ему умысел на причинение вреда здоровью потребителей услуг аттракциона «Торнадо»? И, наконец, насколько аттракцион «Торнадо» соответствует требованиям безопасности, предъявляемым Законом РФ «О защите прав потребителей»?

Еще один итог журналистского расследования инцидента с аттракционом «Торнадо» заключается в том, что у автора этих строк возникли большие сомнение в качестве работы сотрудников следственных органов, разрабатывающих дело Сальникова. Вот насколько хорошо они исполняют свои обязанности? И не является ли их отношения к этим обязанностям настолько небрежным, что это может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов фигуранта исследуемого дела (ст. 293 УК РФ)? Чреватое крупным штрафом и даже тюремным заключением.

Впрочем, зачем следствию вникать в тонкости дела Сальникова, если аварию на аттракционе оно может списать на недостатки в работе фигуранта — главного инженера? А затем потребовать от руководства компании издания приказа о переводе г-на Сальникова в «стрелочники».

Не исключаю, что дело Сальникова — это всего лишь повод, чтобы прикрыть парк аттракционов, учитывая необходимость строительства гораздо более дорогостоящего, способного конкурировать с самим Диснейлендом. Во всяком случае, 8 гектаров земли с коммуникациями, занимаемые парком, с видом на казанский кремль — это лакомый кусочек. А для того, чтобы отобрать его у арендатора, достаточно заблокировать работу парка. И тогда арендатор не сможет заплатить земельный налог, что позволит расторгнуть заключенный с ним договор аренды на совершенно законных основаниях. А землю, которую освободит парк, даривший радость взрослым и детям, пустить с молотка.

Власти не устают говорить о том, что они заботятся о бизнесе. Однако бизнесу от этих разговоров нет никакой пользы. Отсюда вопрос, ответ на который специальный корреспондент хотел бы получить от руководителя казанского исполкома Дениса Калинкина.

А вы спросили жителей города, нужен ли им парк аттракционов? Если не нужен, то его, наверное, пора ликвидировать, а занимаемую этим парком землю освободить. Например, для очередного торгово-развлекательного центра. Но, быть может, городским властям стоило бы поинтересоваться мнением жителей Казани?