Эксперт: кто истинный заказчик теракта в Осло

Кровопролитие в Осло можно было предсказать заранее, Андерс Беринг Брейвик появился не случайно. Известный российский экономист, президент компании «Неокон»Михаил Хазин, проводит параллели между терактом в Норвегии и событиями в США 11 сентября 2001 года. По его мнению, ужас нужен элите, чтобы не потерять контроль над обществом в период падения уровня жизни населения.

«Бойня в Норвегии произвела на всех такое сильное впечатление, чтобольшинство не заметило большого количества странностей и натяжек, сопровождающих официальную версию событий», — утверждает экономист.

Но в статье, на сайте Worldcrisis он эти странности не анализирует, а пытается понять первопричины трагедии. При этом норвежские события, по мнению Хазина, очень напоминают другую историю — 11 сентября 2001 года. Экономическая ситуация в США тогда серьезно осложнилась. Администрация Буша встала перед выбором: признать проблему и «выруливать» из кризиса или любыми способами оттянуть его. Боясь потерять свое лидирующее положение, американская финансовая элита выбрала второе.

«По прежним «правилам игры» удержать ситуацию было невозможно, необходимо было жестко централизовать управление экономикой и государством. А резкое изменение правил требует серьезного повода — о котором, собственно, я и писал. Ну, а о тех изменениях, которые ввела администрация Буша, можно даже не писать, все и так про это знают», — рассказывает Михаил Хазин.

Аналогичная ситуация сейчас сложилась в Европе. Либеральное общество опирается на средний класс «которому упорно объясняют, что разные традиционные ценности гроша ломаного не стоят, если компенсируются ростом доходов».

«Зачем это делается — понятно, это способ сохранения власти нынешней элитой, которая объясняет народу, что самая главная и, в общем, единственная ценность на свете, это — деньги. А деньги от нее, от любимой.

Именно отсюда идет разрушение семьи (которая, в случае если она сильна, всегда «забивает» государство, это хорошо было видно на примере СССР) через ювенальные технологии и постоянную пропаганду гомосексуализма, разрушение религии и церкви, уничтожение образования, национальной культуры (именно культуры, а не ее имитации для поддержания туризма) и развитие так называемого «мультикультуризма»», — пишет экономист.

Людям все это не нравится. Но власти удается держать ситуацию под контролем за счет роста уровня жизни и усиления контроля за гражданами со стороны спецслужб. Однако сейчас все изменилось — новая волна экономического кризиса еще только накатывает на Европу, а уровень жизни «среднего» класса уже падает. Технологии управления обществом стали давать сбои.

«И здесь, естественно, элиты сплотились в рамках консенсуса, что допускать неконтролируемое развитие событий невозможно, поскольку можно и власть потерять. А значит, нужно любой ценой сделать так, чтобы «средний» класс, который пока еще существует, сплотился вокруг элиты, точнее, государства (которое эта элита пока контролирует), поскольку испугался чего-то больше, чем потери денег. Понятное дело, что такое возможно только за счет страха. Даже, точнее, ужаса», — утверждает Хазин.

То, что событие, вызывающее ужас, должно было произойти, это было предсказуемо, утверждает эксперт.

«Причем, что следует из вышесказанного, этот ужас должен был исходить именно от традиционного общества, поскольку «средний» класс нужно толкать в объятия либерального государства и либеральных элит, а не традиционных ценностей. Поэтому СМИ, контролируемые элитой, не говорят о групповых изнасилованиях школьниц в Норвегии выходцами из южных стран — хотя они случается все чаще. Поэтому СМИ не говорят о росте наркомании и падении рождаемости — перед ними поставлены другие задачи. А вот массовое убийство, совершенное человеком, который, якобы (правды мы все равно уже сегодня не узнаем), поддерживает традиционные ценности — это то, что сегодня нужно элите и власти», — пишет Хазин.

Как предсказывает экономист, падение экономики будет слишком сильным и своих целей элита не добьется. Но вот спровоцировать большой межнациональный конфликт может.

«И основной вопрос, который сегодня стоит задать — сможет ли общество в европейских странах понять, кто был реальным заказчиком этого кровопролития или уже нет. В конце концов, образование и культура уничтожается не просто так, а с глубоким смыслом», — резюмирует эксперт.