Фигурант дела супругов Розенбергов признался в шпионаже

Мортон Собелл (Morton Sobell), один из фигурантов знаменитого дела супругов Розенбергов, казненных в 1953 году за шпионаж в пользу СССР, в интервью The New York Times впервые признал, что был советским шпионом. На прямой вопрос репортера Сэма Робертса, автора книги о деле Розенбергов «Брат», передавал ли он СССР сведения о секретных американских военных разработках, Собелл ответил: «Хорошо, хорошо, можете это так называть. Я никогда не думал об этом в таких терминах».

Собелл, хоть и участвовал в работах по военным контрактам, будучи инженером в General Electric и Reeves Enterprises, никогда не имел отношения к ядерным разработкам, в отличие от Розенбергов. Его завербовал Джулиус Розенберг, и он участвовал в работе шпионской сети, развернутой в СССР советским секретным агентом Александром Феклисовым, работавшим в советском консульстве в Нью-Йорке.

Собелл передавал СССР материалы, касавшиеся американских систем ПВО, в частности, радара SCR584, который, предположительно, впоследствии применялся советскими военными специалистами во время конфликтов в Корее и Вьетнаме. В июне 1950 года, когда сеть была разоблачена, Собелл бежал с семьей в Мексику. Однако примерно два месяца спустя американские военные выкрали его и передали ФБР. Его судили вместе с Розенбергами и приговорили к 30 годам тюрьмы, из которых он отсидел почти 19, после чего был условно-досрочно освобожден. Часть его срока прошла в знаменитой тюрьме Алькатрас в Сан-Франциско. После освобождения Собелл стал правозащитником.

Кроме фактического признания себя шпионом, Собелл в интервью The New York Times подтвердил распространенную версию, что Этель Розенберг не принимала активного участия в шпионской деятельности своего мужа Джулиуса. Также он подтвердил, что чертежи атомной бомбы, полученные Джулиусом Розенбергом от Дэвида Грингласса (брата Этель Розенберг, инженера ядерного проекта «Манхэттен») и переданные СССР, не представляли для советских ученых большого интереса, так как они к тому моменту уже достигли аналогичных результатов своими силами.

В 2000 году, давая интервью тому же журналисту Сэму Робертсу для его книги «Брат», Дэвид Грингласс признал, что под давлением прокуроров фактически оговорил свою сестру Этель Розенберг, что привело ее на электрический стул. В июле 2008 года нью-йоркский суд отказался рассекретить показания Грингласса.