Фукусима: уроки экономики

fukusima-uroki-ekonomiki

В марте на практически никому не известной японской АЭС «Фукусима» собирались (после сорока лет работы этой станции) выводить из эксплуатации ядерный реактор. Реактор теперь и в самом деле не работает, а название станции прогремело на весь мир… Только это никого не радует.

Катастрофы подобных масштабов в ядерной энергетике еще не было. Точнее, по уровню выброшенной радиации Чернобыль пока что впереди. Но вот взорвать четыре реактора на одной АЭС — это рекорд. Очень хотелось бы надеяться, что он никем не будет побит.

Самое страшное в фукусимской катастрофе — ее очевидная рукотворность. Одни ошибки накладывались на другие, вызывая каскад событий, последствия которых Япония (да и весь мир!) будет расхлебывать не одно десятилетие.

На первый взгляд, виной всему катастрофическое землетрясение 11 марта и последовавшее за ним цунами. Трагедия стоила жизни десяткам тысяч японцев, привела к огромным разрушениям (объем обломков оценивается в 25 млн. тонн)… и стала гимном японским строителям. Практически все постройки выдержали подземные толчки. К разрушениям привело именно цунами.

Что было бы в Киеве при землетрясении аналогичной амплитуды, представлять не хочется. Криворукость и бесконтрольность наших застройщиков уже стала аксиомой, которую, впрочем, они неустанно подтверждают, где только могут…

Японские же постройки пережили (и продолжают выдерживать) десятки толчков различной интенсивности. Народ архипелага тоже продемонстрировал свои лучшие качества — практически не было мародерства. Люди помогали друг другу, как могли. Никому и в голову не пришло «поиграть» с ценами на товары первой необходимости. Возможно, желающих сдерживало понимание, что ее (голову) в этом случае немедленно «открутят». В общем, о подобных проявлениях общенациональной солидарности нам остается только мечтать.

И на этом фоне практически абсолютный провал на АЭС «Фукусима» выглядел особенно дико. Само землетрясение станция, расположенная прямо на берегу океана, выдержала вполне достойно. Три работающих реактора автоматически остановились, потом запустились резервные дизель-генераторы для расхолаживания блоков. В общем, сначала все шло по плану.

Но через час пришла волна цунами, и ситуация стремительно понеслась вскачь. И дело было не только в стихии. Собственно, само цунами (высотой примерно 14 метров) для АЭС чем-то суперужасным не было — до блоков докатилась примерно трехметровая волна. Никто не погиб. Никакие бетонные сооружения не рухнули. Но из 13 дизель-генераторов двенадцать сразу вышли из строя. Дело в том, что только три из них находились над землей (в прямом смысле слова), а остальные оказались в залитых водой нижних помещениях блоков. Одновременно залило и электрощитовые, а также унесло волной расположенный на пристани резервуар с горючим для генераторов. Ситуация сразу стала критической.

Сейчас оператор АЭС — компания Tokyo Electric Power — пытается утверждать, что подобной волны никто не ожидал, что, мягко говоря, не соответствует… Известно, что в древности в этих местах было цунами и мощнее последнего, но учитывать вероятность его повторения не стали.

Сэкономили.

Впрочем, и с учетом этого фактора катастрофа не была неизбежной. На обесточенной станции требовалось принятие оперативных мер. Но вместо этого… компания — владелец АЭС занялась эвакуацией персонала. Из примерно 800 человек на станции осталось около 60. Со станции убрали субподрядчиков, оставив оперативный персонал и доложив наверх о случившемся.

Правда, премьер Японии, говорят, узнал о случившемся из телевизионных новостей.

После чего… на станции в общем-то ничего особого и не делали. Имевшейся горсти людей банально не хватало на какие-либо серьезные работы. Через восемь часов «сели» аварийные аккумуляторы, а прибывшие передвижные армейские генераторы «вдруг» оказались неподходящими. Подключить их оказалось в XXI веке явно непосильной задачей для станционных и военных специалистов.

Так что в критический момент станция осталась без электроснабжения. Однако даже в ночном кошмаре никто не мог предположить, что ее обесточат на… девять дней. Один из экспертов в сердцах отметил: «Началась человеческая глупость. Серьезного ущерба не было. Что, проблема была восстановить энергоснабжение АЭС? При СССР была авария на Армянской АЭС. Тогда там просто тупо бросили кабель, разматывали с катушек по лесам, по горам, и довели, и сделали — восстановили энергоснабжение АЭС очень быстро».

В Японии, при наличии линии электропередачи менее чем в двух километрах, упорно ждали новые генераторы из Токио…

Тем временем реакторы на АЭС «Фукусима» нагревались, давление в них росло. Возникла угроза разрыва корпусов, долго не могли сбросить давление. Но самое страшное заключалось в другом: по сути, никто не брал на себя ответственность за ведение работ. Возникло несколько центров принятия решений, отфутболивавших друг друга и в общем-то слабо представлявших, что происходит на атомной станции.

Ключевые менеджеры TEPCO хорошо разбираются в продажах электроэнергии, котировках акций компании… Но вот в вопросах ликвидации аварий — явно «плавали». В самой компании не было недостатка в профильных специалистах, но, судя по происходящему, руководили «аварийным» штабом не они…

Оставшихся на АЭС людей для контроля ситуации просто не хватало, а ввести дополнительный персонал новых никто не решался. И через сутки с небольшим в первом блоке взорвался накопившийся водород, после чего в следующие три дня станция погрузилась в полный хаос. Создавалось стойкое впечатление, что немногочисленные ликвидаторы бегали «туда, где горит».

И хотя в отчетных документах ситуация выглядит куда более благостно (и чем больше времени проходит, тем все более упорядочено), даже по ним уровень беспорядка зашкаливает. Так, о бассейнах с отработавшим ядерным топливом вспомнили, только когда они стали кипеть… Между тем, чтобы предотвратить это, достаточно было одной-двух пожарных машин… и «дяди Васи», который бы за этими бассейнами наблюдал. Вместо этого получили удручающую картину: блоки взрывались один за другим, а бассейны «парили» и вскоре стали основным источником выброса радиации.

Благо, еще повезло с погодой — радиоактивные выбросы относило в океан и далее на далекую Калифорнию… Что было бы, если бы ветер изменился и подул на 14-миллионный Токио, вопрос интересный.

Впечатление, что накопленный опыт ликвидации аварий на АЭС практически не использовался, было всеобщим. Между прочим, наладить питание горстки людей на станции смогли только через две недели. Зато… сотрудники компании не получили критических доз облучения, о чем компания оптимистично и отчиталась.

Ситуация на АЭС «Фукусима», мягко говоря, сильно отличалась от действий в Чернобыле. Вообще, в первые дни как-то так получалось, что происходящее… внутреннее дело Tokyo Electric Power Co. Более того, в Токио так и не решились национализировать эту компанию.

И если сначала у зарубежных экспертов преобладало сочувствие к коллегам, то через несколько дней аварии оно все более сменялось, мягко говоря, недоумением. А когда выяснилось, что основная масса поступавшей от японцев информации, опять мягко говоря, малодостоверна, начало расти раздражение.

В итоге наиболее точные оценки ситуации приходили не из Токио, а из Парижа, Москвы, Вашингтона и Киева. Попытки ядерщиков СНГ поделиться опытом ликвидации аварий были откровенно проигнорированы. Так, россиян, имевших опыт работы на ЧАЭС, сначала в Японию просто не пускали, а потом продержали в Токио, так ни о чем и не проконсультировавшись. Что еще хуже — аналогичное отношение было и к МАГАТЭ, оно получало ту же словесную «жвачку».

«Фукусима» по факту продемонстрировала кризис системы ядерной безопасности. Сейчас эта система построена по принципу полудобровольной передачи информации. Чем в Токио и пользовались, выдавая ее «в день по чайной ложке».

Сейчас МАГАТЭ возглавляет японец, возможно, поэтому отношение этой организации было столь лояльным… Как и заявление, что «причина катастрофы — беспрецедентное землетрясение и цунами». И то и другое, но не совсем так, ведь бывало и похуже. И только через месяц с лишним после аварии на «Фукусиме» контролирующие органы агентства сподобились посетить район катастрофы… Невольно возникает вопрос: МАГАТЭ — это орган, созданный, чтобы «строить» Украину или Иран? Или же правила должны быть едиными? Вопросов вообще возникает много.

Уже очевидно, что начавшееся было достаточно массовое строительство атомных блоков, так называемый ядерный ренессанс, сейчас как минимум притормозят.

ООН заговорила о новых стандартах как строительства АЭС, так и прозрачности их работы. Франция предлагает создать мировые силы быстрого реагирования на аварии в ядерной энергетике. Россия призывает расширить полномочия МАГАТЭ. В Евросоюзе и странах СНГ срочно проводят стресс-тесты, проверки безопасности АЭС и готовности персонала действовать в таких условиях. Германия заявила об ускорении планов сокращения ядерной энергетики с возможным выводом из эксплуатации всех блоков старше 30 лет.

Украина закрывать ничего не собирается, но проверки идут и у нас. И это правильно.

Хочется думать, что фукусимская авария похоронила лет на 10-20 и планы приватизации «Энергоатома». Уж слишком беспомощно вела себя частная компания в сложнейшей ситуации. А приватизацией у нас занимаются вовсе не для повышения уровня безопасности.

Ну а японцы думают, что делать с радиоактивной водой, которую пока что десятками тысяч тонн сливают в океан (а их соседи ломают голову, куда «оно» приплывет), как изолировать изрешеченные взрывами блоки АЭС, как и куда выгружать расплавившееся топливо и т.д. По самым оптимистичным оценкам, на все это потребуется лет 30…

Впрочем, японские регулирующие органы среагировали: теперь каждая АЭС будет иметь защищенные и недоступные для цунами резервные энергомощности. Экономить на этом уже поздно. Доэкономились.