«Главный банкир» Киргизии репатриируется в Израиль

В ближайшие недели ожидается пополнение «в полку» бывших крупных бизнесменов стран СНГ, репатриировавшихся в Израиль. Вместе с супругой и двумя детьми статус нового репатрианта получит экс-председатель Совета директоров и основной акционер крупнейшего банка Кыргызстана.

Михаил Надель (1968 г.р.) в течение последних десяти лет являлся основным акционером и председателем Совета директоров крупнейшей банковской структуры Кыргызстана – АзияУниверсалБанк (АУБ). Он начал оформление документов на репатриацию в Израиль еще до апрельского переворота, но последовавшая затем дестабилизация в Кыргызстане, сопровождавшаяся всплеском антисемитизма, заставила его преждевременно покинуть эту республику. Спустя две недели после переворота Надель заявил порталу IzRus: «Я не прячусь ни от кого, хотя в страну, разграбленную, разгромленную, с таким уровнем бандитизма, с абсолютно неправовой структурой, с действиями сотрудников правительства, которые не отвечают никаким законам вообще, ехать никому не посоветую. Когда в стране процветает произвол и бандитизм – в такой стране делать сколь-нибудь цивилизованный бизнес просто невозможно… Я вел честный бизнес, я пожертвовал огромное количество денег на благотворительность в Киргизии. Как мне кажется, я всеми своими действиями только улучшал жизнь людей в этой республике. Я провел там десять лет своей жизни и не жалею об этих годах».

Теперь же Михаил Надель вместе с супругой и двумя детьми планирует стать новым репатриантом в ближайшие недели. Накануне его приезда в Израиль он любезно согласился рассказать порталу IzRus о своих связях с этой страной и дальнейших планах.

Расскажите, пожалуйста, о своих еврейских корнях.
Мой отец – еврей, как и все родственники по его линии. Затрудняюсь сказать, до какого колена, очень многие погибли в Великую Отечественную Войну. Знаю только, что мои предки по линии отца жили в Феодосии, были купцами третьей гильдии. Мой отец родился уже в Москве. В 2004 году он умер, так и не побывав в Израиле. По линии матери мои предки – из Польши, из Кракова, сама мама русская.

Вы уже бывали в Израиле. Как часто это происходило, и в чем еще до сих пор выражалась Ваша связь с этой страной?
В Израиле мне действительно приходилось бывать. В эту страну я ездил раз пять: значительная часть моих родственников живет в Израиле, и я старался возобновить с ними контакт, так как с их эмиграцией связь с ними была утеряна. Бизнес-интересов у меня в Израиле не было вообще, хотя – у меня там очень много знакомых.

Знакомы ли Вы с кем-либо из израильских политиков или бизнесменов?
Только с бизнесменами. Среди них у меня действительно довольно много знакомых.

Возникали ли у Вас мысли о репатриации на фоне массового выезда советских евреев в Израиль в начале 90-х, и если да, то почему пришлось отказаться тогда от этой мысли?
Безусловно, такие мысли возникали, притом еще в 1985-86 годах. Я, в принципе, тогда уже готов был уехать, но мне не удалось убедить родителей, они не хотели покидать Советский Союз. К тому же они работали на оборонных предприятиях, соответственно – были проблемы с допуском. Сейчас я понимаю, что тогда вряд ли бы их выпустили. Когда я уже сам начал заниматься бизнесом, я работал в России, потом в Киргизии, так что с точки зрения бизнеса с Израилем я никак не был связан, и мои мысли о репатриации на какое-то время были благополучно забыты. Если уж начал строить бизнес в этих странах, так там и следует оставаться, я считаю.

Почему решение о репатриации возникло у Вас именно сейчас, под воздействием каких факторов это произошло?
Скажу честно, большое влияние оказал всплеск антисемитизма в Киргизии. Прежде в этой стране никогда не было ярко выраженных антисемитских тенденций. Скорее наоборот: в стране уже много лет действует еврейская диаспора, которой я активно помогал в те годы, когда сам работал в Киргизии. Более того, мы уже были готовы построить синагогу в Бишкеке, нам уже была выделена земля и мы очень активно работали над этим проектом. Если бы не переворот в стране – думаю, в 2011 году мы бы завершили ее строительство. Сейчас в стране хаос, беззаконие и отсутствие какой-либо легитимной власти: нет ни легитимной конституции, ни конституционного суда, ни, по-хорошему, органов законодательной власти, и при вроде бы всенародно выбранном президенте вся страна по-прежнему живет по декретам. Это идеальные условия для возникновения антисемитизма и его развития: чем меньше порядка, тем больше антисемитизма. Это общая тенденция для всех стран СНГ, однако Киргизия в настоящее время, мне кажется, в этой печальной статистике является лидером.

Ориентировочно в каком месяце Вы планируете переехать в Израиль?
Думаю, этой осенью, то есть достаточно скоро.

Кто из Ваших близких собирается репатриироваться вместе с Вами?
Со мной, конечно же, поедет моя семья – жена и двое детей. Пока трудно сказать, поедет ли со мной мать, всё будет зависеть от состояния ее здоровья. Все же резкая перемена климата для пожилых людей подчас бывает очень тяжелой. Возможно, ближе к новому году она сможет приехать.

Есть ли у Вас планы заняться в Израиле бизнесом, или, может быть, принять участие в каких-то филантропических проектах по примеру других крупных бизнесменов, репатриировавшихся в Израиль из бывшего СССР?
Конечно, если я перееду жить в Израиль, имеет смысл строить какие-то бизнес-отношения. Работать в стране с понятным законодательством, внятными законами, с абсолютно нормальной правовой системой – почему нет? Для нормального развития бизнеса там есть все условия. Кроме того, связи Израиля по всему миру, сам имидж этой страны должны помочь в развитии международного бизнеса. Филантропические проекты, безусловно, тоже возможны, однако мое участие в них во многом зависит от того, с чем я «выйду» из Кыргызской Республики. Если прежде мне удавалось ощутимо поддерживать еврейскую диаспору в Кыргызстане, то сейчас оказывать какую-то существенную помощь мне, конечно, будет сложно. Однако повторюсь – время покажет.