К катастрофе «Ан-28» привел скрытый дефект?

Экипаж мог не знать, при каких условиях данный тип самолетов теряет управляемость.

«Преждевременное снижение в сложных метеоусловиях» — такую версию катастрофы самолета «Ан-28» представители службы технического надзора Камчатского края на сегодня считают приоритетной. Отсюда напрашивается вывод: во всем, как в последнее время повелось, виноват погибший экипаж.

Но далеко не все специалисты готовы согласиться с подобными заключениями. Так, летчик-испытатель 1-го класса полковник Геннадий Скибин, который испытывал «Ан-28», поделился с «МК» своими подозрениями.

— Сейчас, конечно же, все начнут обвинять погибших летчиков — это проще всего, — говорит Скибин. — Пока нет точных данных о том, как конкретно произошло падение самолета, так что можно говорить лишь о версиях, однако в свое время я провел основную часть испытаний этого самолета в военном варианте и сразу вспомнил случаи, которые были в моей практике.

При заходе на посадку, когда «Ан-28» идет на короткую площадку, потеря управляемости в продольном канале, потеря эффективности управляемости руля высоты может произойти при автоматическом включении противообледенительной системы.

Тут возникает вопрос: о какой антиобледенительной системе речь, если сейчас начало осени? Но в тех местах — а я там много летал, — где рядом океан, и он не такой уж теплый, погода преподносит самые неожиданные сюрпризы.

Кстати, в авиации есть негласное правило: летчики имеют право списывать в результате расхода антиобледенительную жидкость, когда в названии месяца есть буква «р». То есть: ноябрь, декабрь, апрель… Иногда пилоты даже шутят: сегодня случайно не март? А в слове «сентябрь», напоминаю, буква «р» как раз имеется. К тому же антиобледенительная система могла включиться и по какому-то ложному сигналу — это не исключено.

В общем, если в момент посадки при объективном или ложном срабатывании сигнала произошло включение антиобледенительной системы, то желание экипажа сесть укороченно могло привести к потере управляемости самолета в продольном канале.

По крайней мере, подобные ситуации были. И не только у меня. Это же, например, однажды случилось при показе самолета главкому ВВС на антоновской фирме. У моего коллеги, летчика из НИИ гражданской авиации, аналогичный случай тоже был. Но тогда все как-то замяли.

В моей практике при испытаниях «Ан-28» подобное происходило неоднократно. Я все это подробно описал в «летной оценке», но, правда, подписать мне ее тогда так и не дали — военные, к сожалению, часто «ложатся» под фирму-производителя во время летных испытаний ее техники. Но сейчас, когда погибли люди, думаю, следует обратить на те факты особое внимание.