Как горели, так и гореть будем?

kak-goreli-tak-i-goret-budem

В начале апреля министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу заявил, что количество торфяных пожаров на территории Российской Федерации прогнозируются ниже уровня 2010 года. Вместе с тем, уже во второй половине апреля в Подмосковье ожидается увеличение их числа. В планах работы сотрудников МЧС — еженедельные облеты потенциально опасных участков торфяных полей в Центральном федеральном округе, как территории, наиболее подверженной лесным пожарам.

В Подмосковье были разработаны предложения по обводнению торфяников. Правительство Московской области предлагает провести эти работы на площади более 75 тысяч гектаров в 2011-2013 годах. Стоимость проекта около 3,7 млрд. рублей. Премьер-министр Путин заявил, что почти 1 миллиард рублей области уже выделен. Сейчас в Подмосковье полным ходом проводятся мероприятия по удержанию паводковых вод над торфяниками общей площадью около 11 тысяч гектаров. Кроме того, в бюджете Московской области предусмотрены средства на закупку 100 пожарных машин.

Однако есть проблемы, которые не могут быть решены силами одного региона. Впрочем, об этом много говорили в конце минувшего лета. Сегодня можно сказать о том, что некоторые сдвиги в положительную сторону наметились на федеральном уровне. Так, повышен статус Федерального агентства лесного хозяйства, внесены изменения в Лесной кодекс, увеличено финансирование лесного хозяйства из федерального бюджета, выделены средства на приобретение новой пожарной техники, подготовлен законопроект «О добровольной пожарной охране».

Что же конкретно из всех вышеперечисленных изменений способно уже в ближайшее время положительно сказаться на ситуации с лесными и торфяными пожарами? Как ни печально, но приходится признать, что практически ничего. Поправки, внесенные в Лесной кодекс, возродили государственную лесную охрану. Однако увеличение штата ее работников требует дополнительных средств. Которые — увы! – в ближайшие три года в федеральном бюджете не предусмотрены. А ведь в последние годы количество профессионалов в лесном хозяйстве и так сократилось примерно втрое! Получается, что и в ближайшие годы в отрасли не прибавится знающих свое дело специалистов?

Тем временем ежегодный ущерб от лесных пожаров в России составляет от 30 до 40 миллиардов рублей. На создание полноценной государственной лесной охраны требуется почти в два раза меньше! Можно долго ругать содержание Лесного кодекса в редакции 2006 года и его последствия. Однако гораздо важней предпринять конкретные шаги, чтобы не повторилось кошмара, который пережила страна летом 2010 года. И сегодня принципиальным моментом должно, наверно, стать объединение всех уровней власти, всех звеньев отраслевых министерств и ведомств, в первую очередь, для предотвращения пожаров.

— Угроза пожаров высока потому, что нет единого ведомства, единого министерства, которое бы отвечало за все пожары, — считает Григорий Куксин из Лесного проекта «Гринпис». – Сегодня МЧС ответственно за пожары в населенных пунктах, за их профилактику. А на торфяниках в Подмосковье, на землях сельхозназначения такая работа никем не ведется; не с кого спросить за эти пожары, за их своевременное обнаружение и тушение.

Сейчас в Подмосковье, помимо тлеющих торфяников, опасность представляют и неубранные с прошлого года завалы сгоревших деревьев (по некоторым данным, остается неубранной около 80% мертвой древесины), и весенние палы сухой растительности. Кстати, в Астраханской области и Приморском крае уже зафиксированы первые пожары из-за палов. В Подмосковье они обычно начинаются в апреле-мае. Тем временем официальный запрет на поджигание сухой травы… отсутствует. Думается, для решения этих проблем вполне достаточно политической воли глав муниципальных образований.

Почему бы не привлечь к уборке территорий предпринимателей, общественные организации? По крайней мере, все же лучше, чем сидеть сложа руки и ждать, когда в очередной раз полыхнет.

С поджиганием травы тоже можно бороться. Где-то окашивают обочины дорог, где-то размещают плакаты с призывом не разводить костры и проч. Для профилактических работ вполне можно было бы привлечь молодежные организации. Конечно, остаются без ответа еще многие вопросы, связанные с торфяными пожарами. В первую очередь, это касается торфопредприятий, которые в одночасье стали банкротами. Работники их оказались без работы, а сами торфяники – без присмотра. Так одно неумное экономическое решение породило пламя, которого вполне могло бы и не быть.