Как нашли убийц Анны Политковской

kak-nashli-ubijc-anny-politkovskoj

В Московском окружном военном суде сторона обвинения завершила представление доказательств по делу об убийстве журналистки Анны Политковской. Из слов гособвинителя и других материалов дела стало понятно, как удалось раскрыть это громкое преступление. Журналисты «Известий» проследили за ходом мысли следователей. Выйти на след подозреваемых удалось во многом случайно. Летом 2006 года, еще до убийства Анны Политковской, украинские коллеги прислали в Москву ориентировку на уроженца Чечни Лом-Али Гайтукаева. Украинская прокуратура подозревала его в том, что именно он организовал громкое покушение на бизнесмена Геннадия Корбана в Днепропетровске. Убить его не удалось, киллер сдался и обо всем рассказал следователям.

Подарок из Украины

Гайтукаева арестовали в августе. Судить его, как гражданина России, должны были в Москве, и российские следователи начали добросовестно «добирать» доказательства. При обыске одной из квартир, в которой часто бывал Гайтукаев, они застали Ибрагима Махмудова — одного из тех, кто сидит сейчас на скамье подсудимых. Это было 11 октября — через 4 дня после убийства журналистки. Но в квартире тогда ничего не нашли. Махмудову дали расписаться в протоколе и отпустили.

Только летом 2007 года стало ясно, что в лице Гайтукаева судьба послала следователям подарок. Выяснилось, что он (приговоренный к тому времени к 15 годам за организацию заказного убийства) — родной дядя Джабраила и Ибрагима Махмудовых. А номера их мобильных телефонов засветились у дома Анны Политковской как раз в день ее убийства. Также выяснилось, что и братья, и Гайтукаев входят в «алазанскую» группировку, первую скрипку в которой играет бывший сотрудник УБОПа Сергей Хаджикурбанов. Об этом на суде над Гайтукаевым рассказал один из свидетелей. В группировку входил также оперативник ФСБ Павел Рягузов.

Летом 2007 года следствие провело массированные аресты. За решетку отправили 10 человек, в том числе и бывшего кандидата на пост президента Чечни Шамиля Бураева. Арестовали и братьев Махмудовых, причем вместе с Джабраилом и Ибрагимом взяли и младшего Тамерлана. Все арестованные так или иначе контактировали с Гайтукаевым и компанией. Многих, в том числе Тамерлана Махмудова, через год отпустили — следствие установило их непричастность к убийству Политковской. Не удалось привязать к убийству журналистки и Павла Рягузова. Однако его оставили под стражей. Следователи довели его до суда из-за эпизода 6-летней давности, когда они на пару с Хаджикурбановым похитили предпринимателя Эдуарда Поникарова.

На дело приехали на развалюхе

Для обвинения одного присутствия в районе места убийства было недостаточно. В распоряжении следствия были расплывчатые видеозаписи человека в бейсболке, который вошел в подъезд за несколько минут до прихода Анны Политковской. На видеозаписи было видно, что он вышел из «Жигулей» 4-й модели, долго возился с кодовым замком. Через полминуты, после того как в подъезд вошла журналистка, этот человек выскочил и бросился к «Жигулям». «Анна Политковская была уже мертва», — сказала, описывая этот момент, прокурор Юлия Сафина.

Все время, пока «Жигули» были у подъезда, идет обмен звонками между Джабраилом и Ибрагимом Махмудовыми. Ибрагим, судя по данным биллинга, стоял на Садовом кольце. Когда человек в бейсболке вышел, Джабраил сразу набрал Ибрагима. Предположительно он сказал, что дело сделано, можно уходить.

Отработка соединений мобильных телефонов дала следствию многое. Но еще больше принесло изучение автомобиля — той самой «четверки». Во-первых, экспертам бросилось в глаза, что верхний багажник машины, зафиксированный видеокамерами, нестандартный. «Родной» багажник крепится на «четверку» шестью болтами. Этот же крепится четырьмя и явно короче. По всей видимости, этот богажник для моделей с кузовом седан.

Во-вторых, эксперты заметили, что на лобовом стекле автомобиля перед пассажирским местом нет дворника. Нет его и на заднем стекле. Еще отличительные признаки: нет правого переднего поворотника, штатной решетки радиатора; есть вмятина на переднем бампере и наклейка в правом нижнем углу лобового стекла. Вообще, на дело киллеры приехали на какой-то развалюхе.

Номеров «четверки» на видеозаписи разобрать было невозможно. Но и тут следователей ждала удача. Запросив ГИБДД, они выяснили, что в марте 2007 года Джабраила Махмудова (он был в поле зрения следствия в связи с его дядей Гайтукаевым) штрафовали за превышение скорости. В протоколе был указан номер машины — К540УА97. Изображение машины извлекли из системы «Поток», которая фиксирует автомобили на улицах Москвы. Одного взгляда было достаточно: машина та же. К такому же выводу пришли и эксперты.

В суде Махмудов не пытался откреститься от машины. Признался, что действительно на ней ездил его брат Рустам, а потом он сам.

— Рустам на ней ездил, — нехотя ответил Джабраил на вопрос судьи. — Брат ездил на ней до осени 2006 года, а потом передал мне.

Кстати, братья ездили на «четверке» по доверенности. А принадлежала машина некоему торговцу рыбой Ахмеду Исаеву. В Ачхой-Мартане дома Исаевых и Махмудовых стоят рядом. Примечательно, что брата Ахмеда Исаева, Мовсара, в январе 2007 года арестовали в Риге при попытке убийства местного бизнесмена. Осудили на 16 лет. Так что, если вспомнить украинское покушение, можно сказать, что киллеры работали с международным размахом.

В суде братья рассказали любопытную историю о машине. Они ставили ее в бокс гаражного кооператива N 18 на Остаповском проезде. А хозяин кооператива сидел в СИЗО с их дядей Лом-Али Гайтукаевым. Когда машина ломалась, они запросто звонили дяде в камеру, и он просил сокамерника, чтобы тот (также по телефону) договорился со знакомыми автослесарями.

Отпечатки на браслете

Рустама Махмудова — четвертого из братьев — следствие считает непосредственным исполнителем убийства. Хотя доказательств в данном суде представлено не было — они появятся, когда будут судить самого Рустама Махмудова. Он сейчас в розыске, и его вину прокуратура будет доказывать на другом заседании. Пока же ясно, что убийца Политковской вышел из машины, на которой ездил Рустам, в то время как два брата были неподалеку и перезванивались. Сомнений нет: убийца бросил пистолет на месте преступления, и на нем эксперты обнаружили волокна из салона машины — результаты экспертизы в суде озвучила Юлия Сафина.

И тем не менее вину Рустама это доказывает лишь косвенно. Прямые доказательства следствие может получить уже в момент поимки Рустама. По некоторым данным, убийца оставил отпечаток пальца на часах Анны Политковской — чтобы удостовериться, что журналистка мертва, убийца пощупал у нее пульс на запястье и задел браслет. Теперь этот отпечаток нужно сравнить с «пальчиками» подозреваемого. Кроме того, убийца бросил у подъезда перчатку. В ней наверняка остались потовыделения, по которым можно сделать ДНК-анализ.

Впрочем, когда задержат Рустама Махмудова, можно только гадать. Скрываться для него — дело привычное, в розыске он уже 11 лет. В доказательство того, что все это время Рустам Махмудов был в России, Юлия Сафина продемонстрировала присяжным поддельные права на имя Наиля Загидуллина. На фото, как установили эксперты, именно Рустам Махмудов.

Тактический ход

Еще об одном подсудимом — Сергее Хаджикурбанове — на суде говорилось очень мало. Вместе с Павлом Рягузовым он обвиняется в похищении предпринимателя Эдуарда Поникарова. Но о том, каким образом он причастен к убийству журналистки, прокурор не говорил ничего. Один раз вскользь упоминалось, что Хаджикурбанов купил оружие, из которого убили журналистку. Но доказательств в присутствии журналистов не прозвучало.

Впрочем, не исключено, что эти доказательства оглашались в ходе закрытых заседаний. По некоторым данным, на этих заседаниях заслушивались показания засекреченных свидетелей, таких как один из милицейских подполковников. Он выступал свидетелем еще на деле Лом-Али Гайтукаева и рассказывал, как Хаджикурбанов, Рягузов и Гайтукаев встречались в кафе неподалеку от ГУВД и вместе планировали дела. Возможно также, что на этих закрытых заседаниях допрашивали и другого рода информаторов — тех, кто работает в следственном изоляторе и кого «подсаживают» в камеру к подследственным. Не исключено, что за то время, пока шло следствие, кто-то из подсудимых проговорился.

Впрочем, возможно, доказательств вины Хаджикурбанова прокурор еще не представлял. Дело в том, что по закону у Юлии Сафиной еще будет возможность заявить дополнительные доказательства — после того как свои доводы огласит защита. И хотя для всех присутствующих на процессе это выглядит странным, возможен и такой заранее заготовленный тактический ход.

Также в суде еще не звучал мотив убийства журналистки. Известно, что это было заказное убийство. Но вслух в суде прокурор это пока не произнес. О заказчике следствию пока ничего не известно, и его поимка — дело отдаленного будущего.