Каждый второй преступник в России остается безнаказанным

В Генпрокуратуре подсчитали, что в России не раскрывается почти каждое второе зарегистрированное преступление и это при условии, что сами статистические данные фальсифицируются. Эксперты уже назвали эти оценки упреком конкурирующему ведомству — СКР.

В среду, 8 августа, состоялось заседание коллегии Генпрокуратуры, посвященное итогам работы ведомства в первом полугодии 2012 года. С января этого года именно на прокуроров возложена ответственность за ведение единого государственного статистического учета в уголовно-правовой сфере. Данные, озвученные в ходе заседания о количестве совершаемых в России преступлений и статистике их раскрываемости, оказались весьма неутешительными.

Как заявил генеральный прокурор Юрий Чайка, в России не раскрывается почти каждое второе зарегистрированное преступление. При этом доля особо тяжких, по которым не установлены виновные лица, увеличивается.

Глава ведомства также рассказал о большом количестве случаев укрывательства преступлений в России: за шесть месяцев было установлено уже более 179 тысяч нарушений при учете преступлений и составлении отчетности правоохранительными органами. А за укрывательство преступлений никто, как правило, не отвечает.

Всего же в России в первом полугодии текущего года от учета было скрыто более 70 тысяч преступлений (за аналогичный период прошлого года — 61 785 преступлений), сообщил первый заместитель генпроркурора Александр Буксман, отметив, что их удалось зарегистрировать стараниями прокуроров.

Так, на каждые 1,8 тысячи изначально не поставленных на учет преступлений приходится лишь одно уголовное дело в отношении должностного лица. В общей сложности возбуждено 42 таких дела.

Манипуляции с «пьяными» преступлениями

Манипуляции с статданными носят массовый характер, когда речь идет о преступлениях, совершенных в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, сообщил Александр Буксман. По его словам, показатели преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения по стране, были занижены на 17%, в состоянии наркотического — на 3%. В ряде регионов данные отличались в десятки раз.

Впрочем, есть и другая крайность — прокуроры все чаще сталкиваются с возбуждением уголовного дела при отсутствии признаков преступления, когда в реальности речь идет о гражданско-правовом споре.

По словам Буксмана, после проведения проверок было внесено представление главе МВД. «Своим приказом он привлек к дисциплинарной ответственности более 60 должностных лиц», — сказал он.

«Отныне прокуроры за невыявление манипуляций со статистикой несут полную ответственность наравне с фальсификатором», — добавил Буксман.

Отметим, что глава Генпрокуратуры и ранее говорил о массовой фальсификации статистики преступлений, отчитываясь о работе ведомства в 2011 году перед Советом Федерации. «В объективность уголовно-правовой статистики уже никто не верит», — говорилось в докладе Чайки. Он отмечал, что целью фальсификаций было искусственное повышение показателей раскрываемости преступлений и «приукрашивание реальной картины состояния преступности».

Взяточников стали меньше ловить

Согласно данным Генпрокуратуры, количество преступлений коррупционной направленности, зарегистрированных в России в I полугодии 2012 года, составило 34 тысячи. Это на 20% больше, чем годом ранее.

В целом количество выявленных взяток за минувшие полгода снизилось на 12%. Причем, в Северо-Западном федеральном округе число зарегистрированных фактов получения взятки сократилось почти на треть, в Дальневосточном — на половину, в Центральном округе — на 18%. В Генпрокуратуре связывают это с низкой раскрываемостью подобных преступлений, а не с тем, что брать взятки стали меньше.

По мнению Александра Буксмана, это свидетельствует о недостаточной работе оперативно-разыскных и следственных органов. Юрий Чайка также подверг критике работу этих структур: «Анализ деятельности оперативных служб и следственных органов свидетельствует о низкой их активности в выявлении и расследовании организованных форм коррупции, а также преступлений, связанных со взяточничеством». При этом он заметил, что и прокуроры недостаточно эффективно используют свой надзорный потенциал в этой сфере.

Эхо межведомственной войны

Политолог Дмитрий Орешкин считает, что укрывательство преступлений и манипуляции со статистическими данными — прежде всего, следствие неправильно работающей системы. «Благополучие любого чиновника зависит от того, как он отчитался перед вышестоящим начальником, руководством, а не от мнения снизу — населения, граждан, избирателей. Одно это уже создает практически неизбежную ситуацию, которая в советские времена называлась «очковтирательством», когда снизу вверх идет фальшивая сводка о раскрываемости преступлений, росте надоев и так далее. Логика понятная: я напишу приукрашенные данные, а вы мне дадите премию или повысите», — считает политолог.

Но и данные Генпрокуратуры, по словам Орешкина, — не истина в последней инстанции: «Не исключено, что они сами же и фальсифицируют данные, а чтобы показать собственную объективность в некоторых случаях проводят показательные мероприятия по вскрытию отдельно взятых недостатков. Это все знакомо и понятно, так что верить этим данным особенно тоже не надо».

К тому же нельзя забывать и о противостоянии Генпрокуратуры и Следственного комитета, отмечает Дмитрий Орешкин. «Генпрокуратура говорит про расследование преступлений, а этим занимается СКР, и здесь сложно не увидеть отзвук внутренней корпоративной войны между этими двумя ведомствами, Юрием Чайкой и Александром Бастрыкиным. Кто расследует преступления? Следственный комитет. А Генпрокуратура только поддерживает обвинения в суде и контролирует соблюдение закона при проведении расследования. Поэтому озвученные данные — это камень не столько в огород прокуратуры, сколько в огород Следственного комитета», — считает политолог.

Напомним, в конце мая этого года Юрий Чайка, выступая с ежегодным докладом о состоянии законности и правопорядка в стране, в Совете Федерации заявил, что полномочия его подчиненных надо расширить. Прежде всего, по словам генпрокурора, это необходимо сделать, вернув прокурорам возможность возбуждать уголовные дела и вести расследования против судей, прокуроров и адвокатов вместо сотрудников СК (прокуроры были лишены права возбуждать уголовные дела после изменений в российском законодательстве в 2007 году, когда был создан Следственный комитет).

«Прокурор должен быть равным участником при расследовании уголовных дел», — потребовал Чайка, подчеркнув, что «во всем цивилизованном мире прокурор вправе давать письменные указания на проведение расследования». Сенаторы согласились с большинством доводов и приняли официальное постановление, в котором предложили внести изменения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс (УПК).