«Маковый предприниматель» Сергей Шилов вышел на свободу

171-makovyj-predprinimatel-187-sergej-shilov-vyshel-na-svobodu

Зюзинский суд Москвы в четверг, 27 сентября, освободил из-под стражи предпринимателя Сергея Шилова, по просьбе которого пензенский эксперт Ольга Зеленина проводила экспертизу партии мака. Однако арестован «маковый бизнесмен» был не в рамках уголовного дела в отношении пензенского НИИ. Шилова и некоторых других предпринимателей ФСКН считает главными опиумными дилерами Москвы: якобы они поставляют опиаты под видом пищевого мака.

«Я занимаюсь бизнесом 20 лет, я офицер. Мне и в голову не могло прийти, что я работаю в этом государстве, не бездельничаю, а меня сажают в тюрьму», — выступал в четверг, 28 сентября, в Зюзинском суде Москвы 56-летний предприниматель Сергей Шилов. На заседание он явился в той же одежде, в которой находился в камере следственного изолятора Матросская Тишина: трикотажном спортивном костюме с бордовыми лампасами, носках и резиновых шлепках.

Днем ранее, 27 сентября, Мосгорсуд вернул ходатайство о продлении ареста Шилова на новое рассмотрение (точно так же, как в понедельник вернул в Зюзинский суд материалы об аресте эксперта Ольги Зелениной). Летом 2012 года судья Дмитрий Исаков постановил продлить арест Шилова до 6 января 2013 года — до этого же срока продлено и предварительное следствие. Не помог и залог в 900 тысяч рублей, который готова была внести сторона Шилова. Однако спустя месяц тот же судья Исаков все-таки освободил бизнесмена.

СМИ сообщали о том, что сотрудница пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина признана следствием подельницей Сергея Шилова. Предприниматель в 2010 году направил в институт письмо с вопросами по поводу партии мака (42 тонны), принадлежащей его фирме ОАО «МКМ» и задержанной на брянской таможне. «МКМ» — один из крупнейших отечественных экспортеров мака, который запрещено выращивать в России. Шилов покупал товар в Испании и Чехии, при этом продавался мак, по утверждению стороны Шилова, только юридическим лицам — например, хлебокомбинатам. Зеленина ответила Шилову (ее бумага не обладала статусом официальной экспертизы), что в задержанной на таможне партии мака имеются только следы морфина, кодеина и тебаина, которые присутствуют практически во всех маковых семенах. Выделить из такого количества наркотик невозможно. В 2010 уголовное дело по факту контрабанды наркотиков через брянскую таможню закрыли за отсутствием состава преступления.

Сергей Шилов вновь стал подследственным еще до возбуждения дела в отношении Зелениной — и совершенно по другому эпизоду. О задержании предпринимателя в июле 2012 года лично докладывал глава ФСКН по России Виктор Иванов.

Тогда наркополицейские заявили, что изъяли 185 тонн мака, содержащего опий, со склада в подмосковном Пушкино, а Шилова и других бизнесменов объявили главными поставщиками тяжелых наркотиков в Москве. «Они обеспечивали годовое содержание 100 тысяч наркоманов», — заявил глава ФСКН Виктор Иванов в эфире «Первого канала». Еще через месяц после этого громкого заявления, в августе, было возобновлено расследование дела о контрабанде партии мака, принадлежащей Шилову и задержанной на брянской таможне (общественность знает об этой истории как о «деле Зелениной»). Примечательно, что главным фигурантом этого дела стал не Сергей Шилов, а его брат Владимир — потому что он занимался растаможкой товара. Еще один фигурант — Ольга Зеленина, которая, по версии следствия, за 20 тысяч рублей подготовила ответы на вопросы Сергея Шилова, чтобы помочь ему уйти от уголовной ответственности.

В деле же о самой крупной контрабанде наркотиков — том, в котором 185 тонн мака и о котором докладывал глава ФСКН — пока шесть обвиняемых: Сергей Шилов, его сын Роман, младший брат Владимир (обвиняется и по «маковому делу», и по делу Зелениной), предприниматели Спирин, Теплов и Котенков. Следствие считает, что они вступили в преступный сговор. Им инкриминируют ч.3 ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств в составе организованной группы).

По рассказам родственников Сергея Шилова, он стал заниматься экспортом мака не так давно — в 2008-2009 годах. До этого 17 лет служил в вооруженных силах на Байконуре — строил стартовый комплекс «Энергии-Буран». Уйдя в отставку, Шилов несколько раз пытался заняться бизнесом, несколько раз менял сферу деятельности; например, открыл свою фирму в области электроэнергии. В итоге Шилов занялся экспортом мака. В 2010 году расходы его фирмы перестали превышать доходы. Как выяснилось позже, рассказывает адвокат Шилова Сергей Елисеев, на ОАО «МКМ» оперативники вышли еще в феврале 2012-го — по наводке некоего господина Симоняна. Наркополицейские обнаружили у него в торговой палатке «грязный» мак — с наркотическими примесями. Симонян заявил, что купил продукт в фирме Шилова. Защита считает, что с этого момента за предпринимателем стали следить и прослушивать его телефонные разговоры.

Сергей Елисеев рассказывает, что на склад фирмы в Пушкино сотрудники ФСКН приехали через полгода, 6 июля 2012 года. Складское помещение использовалось несколькими предпринимателями: тут хранился не только мак, но и тонны изюма, лимонной кислоты, кураги и других бакалейных товаров, говорят защитники. Оперативники и следователи ФСКН опечатали склад, а из порванного мешка с маком, по словам Елисеева, взяли пробу. Результаты экспертизы на заседании суда в четверг, 27 сентября, зачитал второй адвокат Шилова Александр Христенко. В отличие от брянской партии, в образцах, взятых со склада в Пушкино, следователи обнаружили маковую солому — сушеные листья, стебли мака, которые и содержат наркотические вещества. Солома запрещена к распространению в России. «Отобранные со склада образцы пищевого мака весят всего от 30 до 110 граммов. При этом содержание соломы в них — от 0,018 до 0,76 грамма. Вдумайтесь, насколько малое это количество соломы, — обращался адвокат к суду. — А наркотических веществ? 0,003 процента кодеина, 0, 001 процента морфина и 0, 005 процента тебаина. Ольга Зеленина в своем письме написала, что это слишком малое количество, чтобы выделить из него наркотик».

Ходатайство об аресте на суде представлял тот же следователь, что и на заседании по делу Зелениной — следователь московского ФСКН Денис Сагач. Высокий бритый глава следственной группы, одетый в серый костюм в белую полоску, заметно нервничал. Во всяком случае, его речь была более сбивчивой, чем на заседании во вторник — по избранию меры пресечения Ольги Зелениной. Однако начал Сагач бодро, перечислив, как выразился адвокат Христенко, «стандартные, выписанные из закона причины для ареста». Сергей Шилов, по мнению Сагача, может оказать давление на свидетелей, помешать расследованию уголовного дела, установлению истины и скрыться за границей. У Шилова есть открытая виза в Австралию, где у него живут жена и младший сын. А его сын Роман — также фигурант уголовного дела — имеет австралийское гражданство. В подтверждение необходимости ареста для Шилова Сагач предложил к материалам дела прикрепить кассационное определение Мосгорсуда за 6 августа, который первый арест бизнесмена посчитал законным. Суд с этим согласился.

Вторая порция доказательств Сагача была более весомой. «Уже после заключения под стражу Шилов предпринимал меры непроцессуального воздействия», — на этих словах следователя судья Исаков нахмурился, адвокаты вскинули брови. Сагач попытался переформулировать: «Как это по-русски сказать? Пытался денежно найти каких-либо лиц, чтобы закрыть дело, — наконец, следователь нашелся. — То есть посредством подкупа». Потом Сагач попросил приобщить к делу выписки со счетов о переводе денег в Австралию. Причем со счетов не только Сергея Шилова, но и его сына Романа. Судья спросил, зачем прикладывать к делу выписку со счета сына обвиняемого. Сагач покраснел. Судья, осмотрев счета, объявил, что Сергей Шилов переводил последний раз деньги в Австралию задолго до уголовного дела — еще в сентябре 2010 года. На это Сагач заявил, что хотел бы приложить к делу расшифровку телефонных переговоров. Ее судья и адвокаты также изучили, но оказалось, что никого, похожего на Сергея Шилова, во фрагменте прослушки нет. Собеседники в ней обозначены как «В. Я.», «Вова» и «Андрей». Против приобщения к делу доказательств горячо возражал Сергей Шилов, но в дело их все-таки после получасового перерыва внесли.

Последним аргументом следователя Сагача была «особая сложность расследования уголовного дела». В деле больше 15 томов, хотя пока следствие находится только на первоначальной стадии. «Предстоит расшифровать и подтвердить большой объем фонограмм. Это почти работа за три года. Обработать большой объем документов. Запросы отправлены в 41 российский регион и другие страны — например, Испанию. Поэтому следствие продлено до 6 января [2013 года]», — перечислял Сагач.

Адвокат Христенко парировал, что над расследованием дела работают 14 следователей и шесть оперативников. И за два месяца они не провели ни одной экспертизы, а с его подзащитным — ни одного следственного действия. Третий адвокат Шилова Георгий Толстов смело подытожил, что преследование его клиента носит «политический характер». «Связано с реструктуризацией органов ФСКН (проект создания единого следственного комитета внесен в Госдуму — прим. «Ленты.ру»)», — громко пояснил Толстов под неодобрительные взгляды двух других защитников. Но как именно реструктуризация ФСКН связана с делом, он рассказывать не стал и сел обратно на свое место, многозначительно посмотрев на судью. Выступил Сергей Шилов. «Обвинение голословно. Куда я скроюсь? Австралия — цивилизованная страна. Любой запрос правоохранительных органов будет означать, что я лишусь всех привилегий, а мои дети и жена — гражданства. Как мой товар может быть наркотиками? Вы посмотрите, сколько он стоит и за сколько мы его продавали! У меня что, наркоманы кололись? Как, если мы продавали товар только хлебобулочным предприятиям? У меня из-за вас бизнес стоит, — Шилов посмотрел в упор на следователя Сагача. — Товар опечатанный лежит на складе. Какая Австралия? Я выйду — и начну его вытаскивать, сразу же за справками к вам и пойду».

Спустя полчаса судья Исаков вынес свое решение: на этот раз Сергей Шилов, несмотря на открытую визу в Австралию, выходит на свободу. Корреспонденту «Ленты.ру» из клетки обвиняемый бизнесмен успел признаться, что решением удивлен. «Но это стало возможно только благодаря прессе и вашему вниманию», — прокричал он, имея в виду, очевидно, резонанс, связанный с делом Зелениной. В отличие от эксперта, Сергея Шилова не освободили непосредственно в зале суда. Матросскую Тишину он покинул утром в пятницу.

«Ну что, добро, типа, победило зло?» — с усмешкой спросил Денис Сагач, выходя из зала суда, у других следователей. Один из них занимается делом Ольги Зелениной.