Михаил Хазин: аварии на электростанциях будут продолжаться

mixail-xazin-avarii-na-elektrostanciyax-budut-prodolzhatsya

В Казани произошел взрыв на электростанции, оставивший без света 80 тыс. человек. Ситуацию»Вестям ФМ» прокомментировал эксперт, президент компании экспертного консультирования «НЕАКОН» Михаил Хазин.

Вести ФМ: Только вчера в Казани запустили связь четвертого поколения, и Казань на какой-то момент стала локомотивом наших высоких технологий, нашего развития в этом плане, и вот сегодня город остался без света. До этого, я напомню, буквально за неделю Петербург остался без света, там, слава Богу, быстро восстановили, ну и мы, конечно, помним аварию в энергосистеме в Москве. Михаил Леонидович, это тенденция какая-то или совпадение?

Хазин: Нет, это экономика. Дело в том, что вся система энергетики была выстроена под некоторую структуру экономики — советскую. И она требовала к структуре некоторый процент затрат. Сегодня структура экономики резко изменилась. ВВП упал, а масштаб электроэнергетической системы не изменился по сравнению с СССР. Кроме того, в СССР значительной долей ВВП была все-таки промышленность, а у нас больше финансовые технологии типа фондового рынка и прочее. Дальше. Даже те деньги, которые идут на энергетику, сильно перераспределяются.

Я подозреваю, что доля, скажем, менеджмента в части зарплат в общей структуре расходов отрасли выросла на порядки. Это однозначно. И количество менеджеров выросло, потому что стало много компаний, а не одна, и зарплаты менеджеров выросли. Абсолютно очевидно, что в современной ситуации, если у руководителя даже маленькой бытовой компании нет шестисотого «Мерседеса», он себя ощущает ущербно. Эти деньги он вынимает из общего котла. Причем, абсолютно легально. Бонусы, высокие зарплаты и так далее… И вот эта ситуация, в которой мы находимся.

«Вести ФМ»: Извините, а выход есть из этой ситуации?

Хазин: Да. Существует два выхода. Выход первый. Надо реструктурировать отрасль в том смысле, что надо существенно сокращать на нее затраты. Частично это произошло. Очень много, например, удаленных деревень, которые де-факто отрезаны от цивилизации, ну просто хотя бы потому, что там практически не осталось жителей. Но, тем не менее, для того, чтобы эту работу сделать всерьез, требуется довольно много времени и довольно много денег. И ее все равно нужно делать.

А вариант второй — это то, что сейчас происходит. Это тратить на ремонт минимальные деньги, ждать, когда где-то, что-то рухнет и дальше использовать специфические возможности, связанные с бюджетом, связанные с МЧС и так далее. Фактически сегодня это именно и происходит. Ремонт связан в основном с социально значимыми объектами. Вот в Москве после знаменитого блэкаута действительно много чего отремонтировано. А в других местах нет. И по этой причине я склонен считать, что такого рода истории будут повторяться.

Еще раз повторяю, это объективная экономическая ситуация, она не связана с чьим-то злым умыслом. Можно обвинять менеджмент бывшего РАО «ЕЭС», что они себе выплачивают слишком большие зарплаты, но они себе выплачивают зарплаты адекватные тем, которые выплачивают всюду. Либо надо менять систему и говорить, что мы должны радикально уменьшить уровень денег, которые получает менеджер, но, простите, опять-таки мы часть мировой экономики. Если 40 лет тому назад в США зарплата высшего менеджмента по отношению к нижнему была в 30 раз выше, то сейчас в 300 раз.