Москва: зачем горят дома на выгодной земле

moskva-zachem-goryat-doma-na-vygodnoj-zemle

Ну вот, дождались — мой мрачный прогноз, данный загодя, в 2009-м, ещё при Лужкове, сбылся. Дом, задающий стиль всему Каретному Ряду — подожгли. Причём, в строго отведённое для таких столичных мероприятий время — в час ночи, когда поджигатели могут спокойно покинуть место преступления. Я как раз думал, о чём писать колонку… Ну вот кто разубедит меня в том, что и при Лужкове и ныне при Собянине живёт и здравствует этакая команда поджигателей, расчищающая место для инвестора?

Казалось, кризис притормозил аппетиты новорусских буржуёв — вон, под другую сторону Садового Кольца стоит уже скоро четвёртый год необлицованная недобашня (без шпиля) Дон-строя. Однако внутри Садового — более лакомый кусочек. Тут вип-жильём попахивает на весь квартал до Лихова переулка — что-то вроде Остоженки-хиллз можно забацать под видом реконструкции. Да вот мешает архитектурный статус здания — модерн, как-никак, дом-ровесник шехтелевского здания театра напротив, в «Эрмитаже». И победить его можно исключительно огнём.

Не смотря на то, что пункт расположения пожарных сил (номер 10) находится отсюда в десяти минутах ходьбы (на скрещении Колобовских переулков), а езды — и того быстрее, пожарные вели себя степенно, как на презентации. Дом был подожжён — причём, строго по науке, там, где есть чему разгореться, на чердаке, — примерно в час ночи. Огонь распространился до второго этажа за полчаса. На развёртывание шланга в направлении крыши пожарным понадобилось тоже полчаса. Сперва двое пожарников погуляли по крыше с фонариком, в то время, как пламя давно вырвалось наружу и пожирало верх лестничной клетки в подъезде над Сбербанком.

Нет, бегающих по лестницам своих чудо-машин пожарных — вы теперь увидите лишь в советских мультиках. Нынче тушение пожара — дело основательное, требующее серьёзной подготовки, расстановки сил, но никак не мгновенного реагирования. В то время, как внизу скопилось уже шестнадцать пожарных машин, на горящую крышу влез лишь один пожарный и изредка поливал из шланга наименее горящую часть надстройки. В это время симметрично поднявшиеся с другой стороны крыши продолжали экскурисю с фонариками. Стороннему зрителю могло показаться, что это арт-действо какое-то, и люди, похожие на космонавтов, просто ожидают, когда будет побольше огня, за этим и лезли…

Один из памятников московского модерна — причём, жилой дом, некогда меблированные комнаты, — теперь получил статус ожидающего сноса как подготовленный пожарниками (ну, той командой, которая по ночам поджигает дома на выгодной заказчику земле). Это сперва только обидно — памятник… Но если задуматься, эти вездесущие поджигатели дают работу десяткам, если не сотням людей в таких конторах, как Мосстройпроект и его соседям на Маяковке (бывшее ГлавАПУ) — как в «Пятом элементе», этакая социальная ориентированность разрушения. Добрые поджигатели… Ну, и главное — дают прибыль застройщику.

Кстати, в двух шагах от конторы, выдающей ордера на застройку исторического центра (который ещё Лужков обещал не застраивать новыми зданиями, но процесс этот продолжается и при Собянине — Никита Михалков строит свою гостиницу неотступно) — стоит до сих под точно так же подожжённый, но всё ещё не развалившийся особняк Кекушева, тоже памятник московского модерна. Напротив него через Вторую Брестскую — как часть инсталляции «абсурд новорусской Москвы» — в новостройке-небоскрёбе Институт экологии города. Ну, экология — это когда так вот дымом от модерна коптят соседние дома. Не такие ли проекты и там разрабатываются?..

В общем, градоначальники меняются, а прибыльные проекты буржуев не отменяются. Не даёт покоя алчным глазам уникальный своей низкоэтажностью Каретный Ряд, улица, на которой, встроенный в кремлёвский гараж стоит особняк Станиславского, МУР, Москомимущество и напротив них — сад «Эрмитаж». И вот дом восемь, несущий в изразцах модерновой отделки — почему-то стоит годами пустой и открытый любому проходимцу, словно ждёт своих поджигателей. Как это называется? Умышленное доведение общегородского достояния до аварийного состояния. За это должны отвечать вполне конкретные чинуши! Но вы хоть об одном процессе подобном слышали, дорогие мои москвичи? А вот про участие этих чинуш в «инвестировании», про долевое их буржуйство в новостройках — слышите каждый день. И строят они свои прибыли буквально на костях старой, исторической Москвы.

Это — Собянинская забота о городе, о которой ныне даже переживающий информационную нестабильность Банк Москвы в своих рекламных буклетах твердит?

Я свою серию статей «Москва Несносная» начинал с конкретной целью — скинуть Лужкова валом компромата. Есть и моя доля в его искоренении. Однако его уход никак не изменил прцоессов, творящихся в Москве. Наблюдая, как ползают сонными тараканами те, кто должен бы спешить потушить в зародыше пожар в историческом здании — я понял, что и над ними есть начальство, говорящее в таких случаях что-то вроде: «Вы тушите, но не спешите». Я видел сам, как они ждали, чтобы пожар расползся по зданию. Одинокая струйка на крыше, конечно, не могла остановить пожара. Это была имитация тушения. До момента начала тушения огня на крыше с начала возгорания прошёл ровно час.

Кстати, пламя вырывалось здесь, над этим, справа (правее арки), подъездом — над четвёртым этажом эта вертикаль увенчана трёхоконным модерновым укашением, где закончилась красная краска для крыши у имитаторов заботы о городе (см. фото).

И их, пожарных, можно понять: не их дом горит. Расеянское общество давно, уже лет давдцать как, живёт по принципу «моя хата крайняя», а вот крайними быть не спешат…

Первая фотография, на которой запечатлён этот дом сделана была случайно, в 1905-м году — построен он был в конце 18-го века. На этом фото дом ещё не имеет напоминающих кремлёвские зубцов и не достроен в сторону Садового Кольца, хотя отчётливо четырёхэтажен. Тогда модерн был в моде у строителей доходных домов… После победы пролетарской революции тут жили обычные москвичи, потом их выселили — и стали ждать вот этого самого ночного пожара. Однако поджигатели и имитиаторы тушение не учли одного — напротив дом артистов балета, есть среди них и журналисты, работающие в «Коммерсанте», например, и про это шоу «ленивые тушители» они тоже напишут, конечно. Потому что когда загорится ваш дом — будет поздно. А сейчас — самое время.

Таких памятников модерна — не особняков, не показухи, а именно «рядовых» жилых домов в Москве, в отличие о Ленинграда, осталось крайне мало. Если под эгидой обновления его попробуют снести — я лично, а так же Общественная коалиция «В защиту Москвы» и Московский Совет гарантируют тем, кто отважится тут что-то строить, шумиху федерального масштаба.

Так что второй акт этого шоу будет уже с нашим участием.