Нет человека — есть квартира

net-cheloveka-est-kvartira

В доме на улице Народного Ополчения жил москвич Олег Сутула. Шесть лет назад он бесследно исчез. А его квартира стала переходить из рук в руки. В общей сложности квартира перепродавалась семь раз. Но вот что поражает: похоже, все продавцы, покупатели, риелторы, сотрудники правоохранительных органов и коммунальных служб знакомы друг с другом! Получается, это творческий коллектив, увы, пока неизвестный широкой публике…

Население России — 145 миллионов человек. Меньше, чем в Китае, но все равно немало. Видимо, именно поэтому исчезновение одного человека, как правило, не производит на правоохранительные органы никакого впечатления. Родственников, которые так или иначе вынуждают начать поиск пропавшего, по справедливости нужно награждать орденами за беспримерное мужество.

Татьяна Николаевна Никишева и Олег Николаевич Сутула были женаты 17 лет. В 1996 году они развелись. Олег Николаевич переехал к матери на улицу Народного Ополчения. В 2001 году мать умерла, он вступил в права наследства и прописался в квартире.

Татьяна Николаевна отношений с бывшим мужем не поддерживала, а сын Павел с отцом встречался постоянно.

В начале марта 2004 года близкая знакомая Олега Николаевича, Юлия Ш., позвонила Татьяне Николаевне и сказала, что не может его найти. И дома, и пусто. Телефон не отвечает. Она пошла в милицию, но заявление у нее не приняли — не родственница.

Татьяна Николаевна с Павлом поехали к Олегу Николаевичу домой. Потом на дачу. Ни души. 17 марта они написали заявление об исчезновении Сутулы в ГУВД. 18 марта — в ОВД «Щукино». Потом пошли в паспортный стол. После жарких дебатов им показали домовую книгу. И выяснилось, что 15 октября 2003 года квартира была продана, а 10 февраля 2004 года Олега Николаевича выписали в Шатурский район, деревню Маланьинская, дом 60.

Квартиру Сутулы купил некто Юрий Энрикович Пилоян, который спустя несколько недель продал ее гражданке Гарбузовой. А в декабре 2003 года Гарбузова продала квартиру все тому же Пилояну.

11 февраля 2004 года Пилоян продает квартиру Сутулы Ахмеду Руслановичу Шакову, который в это время, судя по всему, заканчивал обучение в Высшей школе милиции, так как — с его слов — в октябре 2004 года был распределен на службу в УВД по Северо-Западному округу. Тому самому, где до своего внезапного исчезновения проживал Олег Николаевич Сутула.

Со слов Юлии Ш. известно, что Олег Николаевич сдавал комнату в своей 2-комнатной квартире неким Тимуру и Манане. Юлия рассказала, что жильцы ей не нравились и она много раз предлагала Олегу Николаевичу найти других, но он отговаривался тем, что выгонять постояльцев неудобно — вроде бы они сделали или обещали сделать в комнате ремонт.

* * *
И вот новый «хозяин» квартиры Ахмед Шаков сдает ее гражданину, который предъявляет паспорт на имя В.Юмина.

В один прекрасный день Юмин приходит в паспортный стол ОВД «Щукино» и говорит, что зовут его Ахмед Шаков, но вот незадача — он потерял паспорт. Не беда, друг! Чуть ли не через день Юмину выдают паспорт на имя Шакова.

В начале 2005 года Юмин по паспорту на имя Шакова продает квартиру гражданке Мазуриной. Сделку сопровождает риелтор В.И.Гуторова — племянница Мазуриной.
Но вскоре в квартире на улице Народного Ополчения появляется настоящий Ахмед Шаков. По счастливому стечению обстоятельств, там в это время находилась и Александра Васильевна Мазурина. Представляю, какая это была радостная встреча.

Мазурина и Шаков обращаются в милицию. Следственное управление УВД СЗАО возбуждает уголовное дело по статье 159 ч. 3 («мошенничество»). Тут-то и выяснилось, что Юмин на самом деле — И.М.Кадыров, зарегистрированный в городе Кизляре на улице Лермонтова, но проживавший в Москве на улице Скульптора Мухиной. А еще оказалось, что Кадыров — наркоман и нуждается в неотложном лечении. Интересно не то, что Кадыров оказался наркоманом, а то, что в это время Шаков вовсю трудился следователем комитета Госнаркоконтроля на улице Расплетина.

Какой приговор вынесли Кадырову, мне узнать не удалось — это тайна, покрытая мраком. Известно только, что Кадыров вернул Мазуриной все полученные у нее деньги, то есть 64 тысячи долларов, а квартиру на улице Народного ополчения возвратили «законному» владельцу Ахмеду Шакову.

Во второй половине 2007 года Шаков продал ее Валентине Алексеевне Сикачевой.

20 мая 2009 года после обморочных хождений бывшей жены и сына Олега Сутулы по инстанциям наконец возбудили уголовное дело по статье «мошенничество» в отношении неустановленного лица, которое провернуло сделку по продаже квартиры пропавшего Сутулы Юрию Пилояну. Возбудить-то возбудили, но на этом все почему-то и закончилось. То есть сегодня, СПУСТЯ 11 МЕСЯЦЕВ, следователь СЧ СУ при УВД по СЗАО капитан С.Е.Саксин не провел НИ ОДНОГО СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ, кроме выемки документов.

* * *
Понятно. Квартиру украли. Но где же ее хозяин, Олег Николаевич Сутула?

С того дня, как стало известно о том, что он исчез, Татьяне Николаевне Никишевой и Павлу Сутуле постоянно твердили, что Олега Николаевича ищут, заведено розыскное дело. Однако и это расследование затянуто густым туманом.

В 2004 году проверку по заявлению об исчезновении Олега Сутулы проводил сотрудник КМ УВД по СЗАО Москвы майор В.С.Волков. При первом разговоре с сыном и бывшей женой Волков сказал, что Олег Николаевич, несомненно, убит.Однако вскоре он дал понять, что, начав поиски Олега Сутулы, получил по шапке.

Из заявления сына пропавшего Олега Сутулы:

«Нам не говорят, кто именно не дал майору исполнить его обязанности. В самом первом разговоре Волков подтвердил, что О.Н.Сутула убит. Но сейчас В.С.Волков страдает провалами в памяти: говорит, что розыска не было, Т.Н.Никишеву не помнит, в деревню Маланьинскую не ездил… Амнезией страдают и многие другие сотрудники УВД по СЗАО. Некоторые из них, не стесняясь, с улыбкой высказывают бессовестные версии о том, что пропавший уехал отдыхать в Сочи, попал в жбан с шоколадом и там растаял.

Четыре года назад мы с матерью обращались с заявлениями о розыске, и нам говорили, что розыскное дело заведено. Потом стали поступать угрозы Никишевой, о чем сообщили Волкову. Волков не отреагировал. Сотрудник УУМ по району Щукино по имени Баграт Лентрушевич настоятельно просил не интересоваться обстоятельствами пропажи О.Н.Сутулы, а также не интересоваться квартирой, в которую, по его словам, «въехали приличные люди». Розыскное дело было уничтожено, но есть адвокат Г.И.Канев, который утверждает, что видел его».

7 апреля 2010 года Татьяну Николаевну Никишеву вызвали в ОСБ УВД по СЗАО и сообщили, что возбуждено дело по статье 105 — «убийство». Я позвонила следователю Руслану Мащенко. 12 апреля дело у Мащенко забрали, и оно оказалось в окружной прокуратуре. Ни дать ни взять убийство Джона Кеннеди…

* * *
Конечно, теперь самое время возбудить дело по убийству Олега Сутулы. Прошло 6 лет, никто его не искал, трупа нет — отчего бы и не поработать? Через месяц-другой можно будет отчитаться: нету. Похоже, что убит, но где же тело? Скорбим, сочувствуем, однако сделать ничего не можем. Дело приостановят, и вскоре оно умрет своей смертью.

Однако есть несколько интересных вопросов.

Вопрос первый. 10 апреля 2009 года паспортистка Г.В.Казакова выдала выписку из домовой книги, и там говорится: Сутула Олег Николаевич, который прописался на улице Народного Ополчения, дом 52, в 2002 году, выбыл 25 марта 1987 года по адресу Москва, Гурьевский проезд. И т.д. Что бы это значило?

Вопрос второй. В домовой книге, которую весной 2004 года своими глазами видела бывшая жена пропавшего Олега Николаевича, значилось, что он выбыл в деревню Маланьинская, дом 60. А по словам майора М.С.Волкова, проводилась проверка, и выяснилось, что такого дома в деревне не существует. Кто и на каком основании внес в домовую книгу эту запись?

Вопрос третий. В ЦАСБе должен находиться листок прибытия Олега Сутулы в деревню Маланьинская. Этот документ должен быть подписан конкретным должностным лицом, ответственным за регистрацию. Кто его подписал?

Вопрос четвертый. Как гражданин Кадыров, представившийся В. Юминым, смог получить паспорт на имя Шакова? Ведь при заполнении формы 1-П следует указывать данные о родителях. Может, Кадыров был избавлен от необходимости заполнять этот документ? Или он знал, как зовут родителей Шакова?

Вопрос пятый. Почему не допрошены все «покупатели» квартиры? Если сделки были всего лишь инсценировкой, интересно узнать имя режиссера-постановщика.

Вопрос шестой. Почему риелтор Гуторова не отговорила свою родную тетю Мазурину от покупки «паленой» квартиры? Сомнительная история квартиры была очевидна.

Вопрос седьмой. По словам Гуторовой, племянницы «покупателя» Мазуриной, она присутствовала и на сделке купли-продажи между А.Шаковым и В.Сикачевой, последней в списке «хозяев» квартиры. Выходит, участники проделок с квартирой знакомы друг с другом?

Вопрос восьмой. Почему не проводят почерковедческую экспертизу подписи Олега Николаевича Сутулы в договоре продажи квартиры? Эта подпись явственно отличается от подлинной подписи исчезнувшего человека — образцов достаточно. Но они никого не интересуют. Почему?

Вопрос девятый. Почему следователю СЧ СУ УВД по СЗАО Сергею Саксину до сих пор не передали регистрационное дело по квартире Олега Сутулы? В УФРС утверждают, что оно — в СУ по СЗАО, а между тем оно до сих пор находится в материалах уголовного дела в отношении Кадырова в Хорошевском суде. По словам Саксина, он с трудом получил оригинал договора купли-продажи квартиры между О.Сутулой и Ю.Пилояном, чуть ли не на коленях выпросив его у председателя Хорошевского суда.

Мне было бы приятно думать, что я задала оригинальные вопросы. Увы — вопросы примитивные. И «оригинальность» состоит в том, что их никто не задает. История исчезновения Олега Николаевича Сутулы и история его квартиры — не две разных, а одна очень простая и очень страшная история. Человек бесследно исчез, потому что кому-то приглянулась его квартира. И этот кто-то не человек-невидимка, а, боюсь, сотрудник правоохранительных органов — такой каллиграфический почерк бывает только у них.

Отсюда — вопрос десятый: кто конкретно препятствует расследованию дела о мошенничестве с квартирой пропавшего Олега Сутулы?

В день, когда выйдет эта публикация, в УВД СЗАО будет неописуемый скандал. Кто подвернется под горячую руку — того накажут. И сядут писать письмо в газету. Не трудитесь, джентльмены. Прошу считать эту публикацию официальным обращением к председателю Следственного комитета при Прокуратуре РФ А.И.Бастрыкину.

P.S. Когда материал был подписан к печати, представителю потерпевшего позвонил Ахмед Шаков. Ему стало известно, что в «МК» готовится публикация об исчезновении Олега Сутулы и продажах его квартиры. Он сказал, что писать об этом, конечно, не стоит. Если будет упомянуто его имя, на него станут косо смотреть и пострадает репутация. Раз так, он готов приехать в редакцию и ответить на все вопросы, тем более что скоро переходит на работу в прокуратуру СЗАО.

А именно туда, по счастливому стечению обстоятельств, и передали дело об убийстве Сутулы. Вот ведь удача! Один из покупателей квартиры пропавшего человека теперь будет трудиться в той самой прокуратуре, где расследуется дело о его убийстве. Нельзя ли ускорить переход Шакова на новую работу? Глядишь, и расследование пойдет как по маслу…

А еще Шаков сказал, что в квартире на улице Народного Ополчения он нашел коробку, в которой находились документы, имеющие отношение к сделке с квартирой. В том числе и формы №6, отрывные талоны с подписями и печатями различных паспортных столов. В числе прочих есть там и загадочный документ, из которого следует, что еще 11 июля 2003 года, то есть за семь месяцев до исчезновения, он снялся с учета по месту жительства и каким-то образом прописался к бывшей жене. О чем она, правда, и не подозревала. Видимо, «художники» пробовали перо. Знают ли в прокуратуре СЗАО об этих любопытных документах?