Осужденный проглотил «кресты» в знак протеста

osuzhdennyj-proglotil-171-kresty-187-v-znak-protesta

Отбывая наказание в ЛИУ-4 г.Читы, осужденный Свистунов в прошлом году дважды поощрялся «за добросовестный труд». В августе ему даже разрешили вступить в брак со своей избранницей, а на другой день молодоженам предоставили длительное свидание.

— На свидание мужа привели побитым. Василий рассказал, что после бракосочетания его избил завхоз второго отряда Мурадян, — рассказывает супруга осужденного Ольга Васильева.

После окончания свидания Свистунова увели в отряд № 2. Но вечером неожиданно для Васильевой муж позвонил ей. Сказал, что телефон ему дал завхоз Мурадян, что он требует 300 тысяч рублей. Иначе будут проблемы с администрацией колонии. Чуть позже позвонил сам Мурадян и сообщил номер телефона посредника – для передачи денег.

Ольга Васильева сразу приехала в Отдел собственной безопасности краевого УФСИН. С её слов, сотрудники «загорелись желанием раскрыть вымогательство». В это время Ольге вновь позвонил муж, и она передала ему просьбу осбэшников: не отдавай телефон завхозу, а спрячь его, чтобы потом выдать в качестве вещдока.

В тот же день в обусловленном месте Ольга передала часть требуемой суммы посреднику, и он был задержан сотрудниками УФСИН.

— На вопрос, что будет с моим мужем, начальник ОСБ Козулин ответил, что оперативники уже изымают у Василия телефон, затем его поместят в безопасное место, — говорит Ольга Васильева.

Но на следующий день выяснилось, что Свистунова водворили в ШИЗО на 10 суток за «создание конфликтной ситуации» с Мурадяном.

После выхода из ШИЗО осужденного сразу подвергли более суровому взысканию – признали злостным нарушителем и перевели на 6 месяцев в помещение камерного типа (ПКТ). Как пояснил начальник ОСБ Козулин, факт выдачи Свистуновым телефона, принадлежащего завхозу отряда, руководство колонии использовало в своих интересах: якобы телефон изъяли у осужденного при внеплановом обыске сами сотрудники ЛИУ-4. А к Свистунову он попал после того как был переброшен через основное ограждение колонии.

Прокуратура, рассмотрев жалобу Васильевой, признала незаконным перевод её мужа в ПКТ, так как телефоном он пользовался «в рамках проведения оперативного мероприятия». Но руководство ЛИУ-4 обжаловало это решение в суд, и тот, не известив Свистунова и его представителя, оставил наказание в силе.

К этому времени материалы проверки ОСБ по факту вымогательства передали в отдел полиции «Ингодинский» г.Читы. Но там Васильевой сообщили, что вынесен отказ в возбуждении уголовного дела.

— Когда я об этом сообщила в ОСБ Козулину, он пришел в ярость, ругался, говорил, что в материалах проверки есть все доказательства. При мне он позвонил начальнику следствия, потом встречался с прокурором Ингодинского района, — говорит Ольга Васильева.

Но возбуждения уголовного дела удалось добиться только спустя два месяца после вымогательства денег. Осужденного Свистунова из ПКТ ИК-1 г.Нерчинска даже этапировали в СИЗО-1 г.Читы. Но последующие два месяца следственные действия с ним не проводились.

Прокуратура, получив очередную жалобу Васильевой, согласилась с фактом бездействия следствия: «…Свистунов В.Ю. до настоящего времени не признан потерпевшим и не допрошен, при имеющихся подозреваемых лицах, на которые он указывает, меры к их установлению, допросу и привлечению к уголовной ответственности не принимаются.»

Вскоре Васильевой в УФСИН, прокуратуре и суде стали отказывать в праве представлять интересы мужа на основании выданной им доверенности. Прокуратура разъяснила: жена не юрист, права осужденного могут представлять только адвокаты или правозащитники.

15 января Васильева переоформила доверенность своего мужа на директора Забайкальского правозащитного центра Виталия Черкасова.

По мнению правозащитника, осужденный Свистунов нуждался в экстренной юридической помощи. И не только как пострадавший, которого государство не защищает от вымогательства. Но и как жертва мести тюремного начальства, явно заинтересованного в обложении данью родственников осужденных. Как пояснила Васильева, мужу угрожают: «Если жена еще пойдет в прокуратуру, мы тебе башку оторвем».

— После этой информации я дважды пытался зайти в СИЗО-1, — говорит Виталий Черкасов. — Но мне без объяснения причин отказали в свидании с доверителем.

Этот отказ он обжаловал в Ингодинский районный суд Читы. Но судья Леонора Колосова неожиданно для правозащитника заняла сторону тюремного ведомства.

— Вчера ночью мой муж, опасаясь дальнейшего произвола, в знак протеста проглотил три «креста» из проволоки. Он испытывает жуткие боли, но начальник медсанчасти СИЗО-1, до которого я дозвонилась, заявил: «Как проглотил, так и выйдет», — говорит обеспокоенная за здоровье и жизнь своего мужа Ольга Васильева.

Правозащитники намерены оказывать осужденному Свистунову всю необходимую юридическую помощь даже в условиях отказа в свидании с ним. Они также добьются восстановления его конституционного права беспрепятственно получать помощь юристов даже в условиях изоляции.