Плавучая тюрьма появилась у берегов Камчатки

plavuchaya-tyurma-poyavilas-u-beregov-kamchatki

Около 30 рыбаков после международного рейса оказались в заточении на собственном корабле. Люди находятся в ужасающих условиях. При этом владельцы краболова, по словам моряков, даже не пытаются им помочь. Такое с экипажем российского судна на Камчатке происходит впервые.

Экипаж траулера «Андрей Смирнов» почти в полном составе вышел на палубу пообщаться с журналистами. Рыбаки надеются, может, с помощью СМИ им удастся добиться внимания судовладельца. Уже больше месяца краболов стоит под арестом в Авачинской бухте, команда в отчаянии — им не выплатили жалование, на судне почти не осталось продуктов питания и воды.

«Конечно, устали. С августа как ушли в рейс мы еще не были на берегу. Плюс у нас закончилась вода, у нас люди уже месяц не стирались. Каждые 10 дней открывается душевая, раз в 10 дней люди моются. Представьте, какие условия здесь», — говорит механик Анатолий Коваленко.

Краболов был задержан в Авачинском заливе. На судне оказалась неисправна система позиционирования, это является серьезным нарушением. Кроме того, в трюмах «Андрея Смирнова» осмотровая группа обнаружила 70 тонн камчатского краба. Пограничники приняли решение отконвоировать судно в порт для дальнейших разбирательств.

«Арест был наложен только на судно и на продукцию крабовую. Экипажа это не касалось, экипаж свободен был. Единственное, у судна была закрыта граница. Поэтому все зависит от судовладельца», — поясняет старший госинспектор государственной морской инспекции Станислав Горбачев.

Дело в том, что траулер выходил в международный рейс, к тому же, часть команды иностранные граждане: индонезийцы. Открыть границу можно только по заявлению судовладельца, фирмы из Владивостока. А дальше все просто: пограничный, таможенный контроль и экипаж на суше. Но хозяева судна, по заверению рыбаков, до сих пор не выходят с ними на связь.

«Компанией никаких действий не предпринимается, т.е. жены наши звонят во Владивостоке, им вообще говорят, что мы еще добираем квоты и пойдем скоро на Пусан, хотя мы уже арестованы больше месяца. Ни слуху, ни духу», — рассказывает электромеханик Евгений Хрусталeв.

«Мы не спишемся, пока у нас не будет замены, они ничего не сделают. А кто пойдет на арестованное судно сюда?» — добавляет механик Анатолий Коваленко.

Действительно, без работы экипажа траулер погибнет. А судовладелец, по мнению рыбаков, не хочет терять свое имущество. В офисе компании в Петропавловске все обвинения команды отрицают. Говорят, что моряки сами не хотят покидать краболов: боятся, что не получат жалования. Те, кто захотел сойти на берег, вскоре смогут это сделать. Фирма сейчас готовит необходимые документы для 5 человек. Что касается провизии, то перевести ее на судно не так-то просто. Нужно оформлять бумаги на вывоз груза, как за границу.

«Таможня отказывает под любым предлогом. Да, есть закон, но это ведь продукты питания, не какой-то там груз», — отмечает гендиректор компании судовладельца Александр Куваев.

Случай с «Андреем Смирновым» первый на Камчатке, когда судовладелец не спешит решать проблемы экипажа российского судна. Чаще подобные истории происходят с сейнерами, которые ходят под так называемыми удобными флагами — Белиза, Гондураса, Камбоджи. Так шхуна «Ери Кристине» простояла в бухте больше 7 месяцев. Граждане Китая, Вьетнама, Индонезии пережили на судне зиму и смогли попасть на родину только благодаря действиям погранслужбы и МИД. В заточении рыбаки готовы на отчаянные поступки. С «Ери Кристине» даже пытались дойти по льду до города, за продуктами. В том же 2007 году, механик другого траулера прыгнул в холодную воду бухты в надежде доплыть до берега.

«По форс-мажору, в связи с болезнью, пограничные службы шли на встречу и мы оформляли документы на въезд в Российскую Федерацию», — рассказывает начальник пресс-службы Северо-восточного пограничного управления береговой охраны ФСБ России Андрей Орлов.

Возможно, помощь пограничников и эвакуация в скором времени понадобиться и команде «Андрея Смирнова». На краболове заканчивается топливо, без которого люди могут просто замерзнуть в каютах. А один из членов экипажа недавно серьезно повредил ногу.