Почему иностранцы боятся русских грибов

pochemu-inostrancy-boyatsya-russkix-gribov

На предстоящее воскресенье синоптики обещают теплую солнечную погоду. Возможно, это последний в этом году шанс для удачной грибной охоты. И наверняка сотни, а то и тысячи грибников заполнят подмосковные леса, чтобы потом хвастаться «уловом» в социальных сетях: осенью по популярности грибы могут поспорить даже с котиками.

Для русского человека собирание грибов — не просто развлечение. Этот ритуал символизирует, ни много ни мало, внутреннюю жизнь, свободу от тирании, приобщение к чему-то сакральному, полагает американский писатель Ахил Шарма. Свой взгляд на русскую «грибалку» и собственный опыт поиска грибов в России он изложил в статье, написанной для The New York Times.

«Если вы нормальный человек, вы собираете грибы. Называть себя грибником — все равно что называть себя поедателем пиццы. Вы просто делаете это», — цитирует автор слова московской переводчицы и гида Юлии Щелкуновой. А затем вспоминает эпизод, произошедший с ним в одном из кафе на Красной площади. Заглянув к писателю через плечо в тот момент, когда тот изучал карту для грибников, официант с отвращением заметил: «Те, кому для поиска грибов нужна карта, никогда ни одного не находят».

Отчасти любовь русских к грибам объясняет тот простой факт, что грибы в России — одни из самых лучших в мире. «Я вырос с грибным путеводителем в руке», — рассказал шеф-повар отеля Ритц-Карлтон в Москве Николас Куртуа, чье детство прошло в Бургундии, которая тоже славится своими съедобными грибами. Но там водится лишь несколько видов грибов, продолжает он, а здесь — все и в большом количестве. Грибы, по мнению Николаса, — одна из тех немногочисленных вещей, ради которых стоит жить в России.

Сам Ахил Шарма преподает русскую литературу и хорошо знает страну, но для его жены Россия была чем-то загадочным и пугающим. И он решил показать ей Москву, Санкт-Петербург и Золотое кольцо. И заодно познакомить с обычной жизнью россиян. Грибная охота, по его мнению, была для этого идеальным способом. Но отправиться в российские леса самостоятельно американская чета все же побоялась. Съедобные и ядовитые грибы так сильно похожи, что только сумасшедший будет на свой собственный страх и риск искать их в незнакомой стране, пояснил писатель. Поэтому они нанимали проводников-грибников.

Одна из причин выезжать за пределы российских городов — возможность увидеть аутентичные стороны жизни страны. В последнее время в сельской России чествуется ностальгия по досоветской эпохе, делится наблюдениями автор статьи. Двуглавый орел заменил серп и молот на фронтонах зданий и железных воротах государственных учреждений, а богатые люди строят загородные дома, которые выглядят как деревянные дачи ХIХ в. с их филигранной резьбой и наклонным карнизом. А работница отеля из города Чехов, сопровождавшая писателя и его жену в лес во время первого похода за грибами, была одета в белые обтягивающие джинсы и туфли на высоких каблуках.

Тот поход оказался неудачным. Всего же было предпринято несколько попыток в разных местах. Повезло в Суздале. Проводник в лице работника местной электростанции сначала повез американцев в один из окрестных лесов. Но, увидев следы более расторопных грибников, отвез своих подопечных в другое место. Грибы были повсюду — от лисичек до белых, с восторгом вспоминает писатель. Попутно он сравнивает российский лес с американским, и это сравнение оказывается в нашу пользу. Благодаря большому количеству берез и осин, кроны которых распускаются высоко над землей, русский лес выглядит более светлым, и нет ощущения тесноты, отмечает Ахил Шарма.

Удачную охоту омрачило только одно: шеф-повар местного ресторана, куда писатель отдал собранные грибы, «страшно переварил» их. Русский стиль приготовления грибов — варить или жарить (иногда оба варианта одновременно) — возмущает иностранных поваров. Андреа Аккорди из петербургского Four Seasons поясняет: «Когда приносишь на кухню лесные грибы, ты приносишь лес. Доведи грибы до кипения — лес испарится». Он советует подавать грибы сырыми в составе салатов или поджаренными, но лишь слегка.