Почему мир не может справиться с сомалийскими пиратами

pochemu-mir-ne-mozhet-spravitsya-s-somalijskimi-piratami

В Аденском заливе проведена самая успешная операция против сомалийских пиратов с начала массовых нападений на торговые и пассажирские суда в этом районе. Индийский военный корабль отбил у морских разбойников судно, шедшее под эфиопским флагом, более 20 преступников арестованы. Пираты были вооружены автоматами Калашникова, пулеметами и гранатометом. Однако эта успешная операция скорее исключение, чем правило. С начала года в Аденском заливе совершено более ста нападений, захвачены сотни заложников и несколько десятков судов. Теперь вся надежда на корабли стран Евросоюза, которые на этой неделе начинают совместную операцию в горячей точке.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ То, что ежедневно происходит в Аденском заливе, не укладывается ни в какие рамки. Но если кого и могут винить мировые державы в морском разгуле, то только себя.

В 2006 году в бесконечной гражданской войне в Сомали наметился победитель — движение «Союз исламских судов». Исламисты были единственными, кто мог реально победить пиратство и ставил своей целью это сделать. Правда, есть одно «но»: сомалийские исламисты тесно связаны с «Аль-Каидой». И американцам, поставившим цель уничтожения ячеек этой террористической организации по всему миру, пришла в голову не самая, как выяснилось на поверку, лучшая идея — поддержать в междоусобном противостоянии в Сомали силы, борющиеся против исламистов. Американцы создали антиисламистский альянс из сомалийских полевых командиров, к которому присоединилась соседняя Эфиопия.

На борьбу с «фундаменталистской угрозой» в Сомали рекой потекли деньги и оружие. Пошли они, правда, не на борьбу с «Союзом исламских судов», а оказались в руках пиратов, тесно связанных с полевыми командирами. В итоге именно на эти деньги флибустьеры смогли приобрести катера, средства связи, оружие… Если раньше они атаковали корабли, находящиеся максимум в 200 километрах от берега, то теперь под ударом оказался весь Аденский залив. Потенциальных мишеней там немало. Каждый год через залив проходит 16 тысяч судов. Мимо нищей, раздираемой войнами Сомали перевозят треть всей добытой в мире нефти, через эти моря в Европу идет более 90% товаров из стран Востока.

ПОЧЕМУ МОРЯКИ НЕ ОКАЗЫВАЮТ СОПРОТИВЛЕНИЯ Тактика сомалийских пиратов не блещет разнообразием. Как правило, на цель их наводит судно-разведчик — небольшая шхуна, занимающаяся промыслом рыбы. Жертву атакуют один-два быстроходных катера. Схема следующая: пираты производят несколько предупредительных выстрелов из крупнокалиберного пулемета. Если корабль не останавливается, бьют по бортам. Если останавливается, судно берут на абордаж — перебрасывают «кошки» и взбираются с их помощью на палубу.

За 2008 год было всего несколько случаев, когда пиратам не удавалось захватить намеченную цель. Капитанов спасало то, что они не останавливались после выстрелов, а, напротив, набирали скорость и резко меняли курс, лишь бы не дать преследователям подойти вплотную. Экипажу датского танкера удалось сбить пиратов, которые лезли на борт по канатам и переносным лестницам, выпустив по ним воду из пожарных шлангов.

Но это скорее исключение. Куда больше примеров, когда команда сдается добровольно. Тем более что моряки прекрасно осведомлены: пираты не убивают заложников. Их цель — выкуп. А раз так, стоит ли провоцировать нападающих, оказывая сопротивление?

Вооружить экипажи — тоже не метод. Если на борту оружие, то судно из разряда торговых переходит в разряд военных, что создает массу проблем при заходе в иностранные порты. К тому же вооруженные матросы могут спровоцировать обострение конфликта: едва ли пираты будут отпускать пленников живыми, если начнут нести потери.

В последнее время пираты начинают действовать все более изощренными методами. Так, по мнению ФБР, танкер «Сириус Стар» был захвачен не случайно. Пираты были осведомлены, каким маршрутом он следует, сколько людей на борту и какой улов они могут получить (а улов немаленький — около 2 миллионов баррелей нефти). По американской версии, заказчиком этого захвата была террористическая сеть «Аль-Каида».

НЕ ПОЙТИ ДРУГИМ ПУТЕМ Почему же судовладельцы по-прежнему отправляют свои корабли через кишащий преступниками Аденский залив? Просто у них нет альтернативы. Сухопутный путь, Транссибирская магистраль, не справится с перевозкой и 15% груза, который проходит по воде, говорит «Труду» главный редактор «Морского бюллетеня» Михаил Войтенко. Еще один вариант, Северный морской путь, не подходит из-за «сезонности»: на Севере навигация длится четыре-пять месяцев. А маршрут вокруг Африки — слишком долгий, дорогостоящий и трудный.

САМИ ВИНОВАТЫ Сомалийские власти считают главными виновниками разгула пиратства судовладельцев. Мол, не надо платить выкуп за судно, тогда разбой сойдет на нет. «Проблему это точно не решит. В этом случае разбойники просто будут доставлять заложников на берег и продавать по одному родственникам», — уверен Михаил Войтенко.

ЧТО ДЕЛАТЬ? Пока мировое сообщество выбрало самый простой, но, как показала практика, малоэффективный путь — патрулирование залива силами военных кораблей. Часть нападений действительно удается отбить. Но вооруженным до зубов фрегатам и крейсерам не под силу справиться с быстроходными катерами пиратов, уклоняющимися от прямого боя. Осложняет ситуацию отсутствие единого командования среди сил различных стран, присутствующих в Аденском заливе.

Всего на сегодняшний день в территориальных водах Сомали за порядком следят 15 кораблей стран НАТО, 5-й флот США, корабль-сторожевик Балтийского флота «Неустрашимый», судна из Индии, Малайзии, Кореи и других стран.

Единственный реальный выход — уничтожение баз пиратов на суше. Но это, по словам президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, потребует от цивилизованных государств нецивилизованных методов. «Чтобы победить Гитлера, нужен был Сталин, — сказал «Труду» Сатановский. — Что говорить, если западные политики в такой катастрофической ситуации всерьез спорят, можно ли входить в территориальные воды Сомали, преследуя пиратов!» В общем, прогнозы у специалистов не самые радужные.

ВРАГОВ АЛЛАХА НАДО УНИЧТОЖАТЬ! Не внушает оптимизма и развитие ситуации внутри Сомали. Исламисты вновь стоят в двух шагах от столицы — Могадишо. Но даже если они захватят власть, не факт, что это поможет. Вот как, например, прокомментировал захват украинского судна «Фаина» с грузом оружия на борту представитель «Союза исламских судов» Мухтар Робоу: «У нас нет никаких контактов с пиратами. Но если они не получат выкуп, мы призываем их либо сжечь судно вместе с находящимся на нем оружием, либо утопить. Захват торговых судов — преступление. Однако это не касается захвата тех, кто транспортирует оружие для врагов Аллаха».

подробности

У ФЛИБУСТЬЕРОВ — СОВЕТСКАЯ ПОДГОТОВКА Пираты, действующие у берегов Сомали, вооружены легким стрелковым оружием в основном российского или советского производства: автоматами АК-47 и АК-74, пистолетами Макарова. Не исключено, что среди пиратов есть выпускники советских военных вузов. В 1960-1980-х годах в СССР получили образование около 3000 сомалийцев. Так, нынешний формальный президент страны Абдулла Юсуф Ахмед (в 1978 году он был участником неудавшегося переворота, целью которого было установление просоветского режима) окончил Харьковское танковое училище. Полевой командир из клана Хавийи Абду-Кассим Салат Хасан, один из его самых непримиримых противников, — выпускник Военной академии имени Фрунзе.

ИНТЕРВЬЮ Анатолий Колодкин, президент Ассоциации международного морского права

«ПИРАТОВ В РОССИИ МОЖНО ПОСАДИТЬ НА 15 ЛЕТ» Почему проблема пиратства обострилась сейчас? Как можно победить сомалийских преступников? Что может сделать в этой ситуации Россия? На эти и другие вопросы «Труда» ответил специалист по морскому праву, президент Ассоциации международного морского права Анатолий Колодкин. С ним беседовала Малика Салахитдинова.

— Неужели весь мир не в состоянии справиться с группкой вооруженных бандитов?

— С морским разбоем веками не могут справиться! А вы хотите, чтобы проблема пиратства за пять дней решилась. Ведь до сих пор не предпринималось полноценных попыток решить проблему. Ответных боевых действий тоже пока не наблюдаю. Если не считать англичан, которые выступили вместе со сторожевиком «Неустрашимый» и отбили атаку на судно. Кроме того, индийский корабль потопил пиратский. Но это скорее исключение, чем правило. Сейчас постепенно усиливается координация между военно-морскими силами стран НАТО, ЕС, отдельных государств. Недавно прошла конференция в Найроби, где были выработаны конкретные меры.

— Существует ли законодательная база борьбы с морским разбоем?

— Разумеется. Борьба с пиратством оговаривается в международном праве, в частности в Конвенции ООН 1982 года. В ней участвуют 157 стран — в том числе Россия, все страны Европы, Африки, Азии, Канада, США, большинство государств Латинской Америки. В этом документе подробно регламентированы условия борьбы с пиратами. В частности, военный корабль, арестовавший пиратское судно, передает его тому государству, под флагом которого он ходит. Именно эта страна должна начать судебное разбирательство. Никто не собирается без суда оторвать пиратам голову или повесить на дереве, как в прошлые века. Например, Франция сейчас судит группу пиратов, захвативших недавно корабли под французским флагом.

— Россия тоже имеет право судить?

— Российский уголовный кодекс предусматривает борьбу с пиратством вплоть до тюремного заключения на 15 лет. В отношении пиратов существует универсальная юрисдикция. Это значит, что любое государство может атаковать, захватывать и судить разбойников независимо от их национальной принадлежности и флага.

Александр Щербаков, Капитан

«НУЖНА СУХОПУТНАЯ ОПЕРАЦИЯ» На этой неделе к борьбе с сомалийскими пиратами подключится ЕС. Однако смогут ли европейские военные исправить ситуацию, большой вопрос. Эффективность предпринимаемых мер оценил капитан 2 ранга запаса Александр Щербаков, участвовавший в боевых службах в Средиземном море. С ним беседовал Михаил Виноградов.

— Почему при наличии в районе мощных сил проблема не решена?

— Сопровождение грузовых судов в этом районе — чистая формальность. Пираты появляются, можно сказать, ниоткуда и быстро уходят. А если им удалось захватить судно и команду в заложники, то силы ВМФ практически бессильны. В двух случаях, когда «Неустрашимому» и британскому кораблю удалось отогнать нападавших, их взяли на испуг — использовали вертолеты.

— Но ведь нельзя же ничего не делать! Какой здесь возможен выход?

— С тактической точки зрения направление в воды Сомали военных кораблей — решение неправильное. Никакой военный корабль не в состоянии справиться с резиновой моторной лодкой. Она маленькая и быстрая, ее невозможно обнаружить локатором и навести ракету. То есть нельзя применить современные средства морского боя. Единственная возможность — обнаружить пиратский катер или лодку визуально и применить крупнокалиберные пулеметы. Таким образом, наилучшее средство для выполнения этой задачи — маломерные и скоростные катера береговой охраны.

Вот только ни в Сомали, ни в ближайших государствах таких нет. И нет баз, откуда они могли бы действовать. Дело в том, что эти корабли обладают малой автономностью и базы им необходимы для дозаправки, текущего ремонта, забора воды, продуктов, боеприпасов. Их нельзя просто привести со средиземноморских баз и пустить в дело.

— Какие другие способы можно использовать?

— Единственное эффективное средство — разместить на судах сотрудников частных охранных агентств. Это подготовленные, вооруженные люди, они могут дать отпор пиратам и с минимальным стрелковым вооружением. Если же говорить о силовом решении проблемы, то нужна сухопутная операция в местах базирования пиратов, в портах, где отстаиваются захваченные суда. Вот только вряд ли после провальной операции 1993 года военные и политики США или европейских стран возьмут на себя эту ответственность. А остальным участникам антипиратской кампании это просто не нужно.

Петров Геннадий,

Салахитдинова Малика