Предчувствие грядущих катастроф есть всегда

predchuvstvie-gryadushhix-katastrof-est-vsegda

Не чувствуя предчувствия

Есть фактор, который реально определяет внутреннюю и международную политику государств, но при этом его роль никогда не признается публично. Этот фактор, — предчувствие обществом катастроф далее для простоты просто — «предчувствие»).

Впервые я задумался над этим фактором, когда читал подборку советских газет 30-х годов XX века. Каждая строчка там наполнена ощущением неминуемой войны. И я подумал: а может быть советские люди в эти годы терпели репрессии, страх, трудности становления, неустроенность, голод так как действительно чувствовали, что будет очень-очень тяжелая война. И что без коллективизации, индустриализации, общественной дисциплины и, в конце концов, без личных жертв каждого в войну нам не выстоять?..

К концу Гражданской войны миллионы людей имели оружие, навыки ведения военных действий и свойственное для тяжелых времен пренебрежение к жизни. Вряд ли таких людей можно было запугать и заставить работать с той самоотдачей, которая была свойственна первым советским пятилеткам. И советские люди терпели все беды, трудности, неудобства, репрессии и переработки межвоенной поры лишь потому, что чувствовали, что иначе нельзя.

Мир нельзя просчитать

Наша неготовность изучать мировые процессы с точки зрения субъективного восприятия мира конкретным индивидом — это проблема. Человек не машина, его действия невозможно гарантированно просчитать. Общество же в целом имеет собственные законы развития, что вносит новую неопределенность в дополнение к той неопределенности, что создается на уровне отдельной личности.

Любая наука должна создавать технологию. А социальные науки такой технологии не создают. Они лишь описывают и объясняют произошедшее теориями, выведенными из прошлого опыта. Их схемы работают… или не работают.

И все чаще крупное политическое событие становится «неожиданным». Вроде бы как без всякого повода взял и распался Советский Союз… Арабские страны поразила череда бессмысленных революций… Мир катится в пучину нового экономического кризиса… Объяснения появляются тут же и быстренько раскалываются на полках, — получай любое, на выбор!.. Но есть ли смысл в этих объяснениях? Если подойти к ним критически и с некоторой долей цинизма, то в итоге ни одно объяснение не выдерживает критики.

Так кто же предсказал распад СССР, мировой кризис 2008 года или арабские революции в 2011? Никто. Просто потому, что предсказать, спрогнозировать подобные катастрофы невозможно. Можно лишь предчувствовать.

Необходимо признать, что даже все наши совокупные знания о себе, об обществе недостаточны для того, чтобы прогнозировать развитие событий.

Где бы и что бы не происходило, мы стараемся дать событиям логическое обоснование через анализ их социально-экономических предпосылок. Говорят, что СССР распался, так как понизились мировые цены на нефть (страна в Холодной войне, в Афганистане; гражданам остро не хватало колбасы и демократии; элиты и Горбачев — предатели, втайне и с рождения мечтавшие о приватизации…). В арабском мире происходят революции, так как подорожало продовольствие (мало демократии, много предателей, вездесущий Запад ведет подрывную работу чтобы заполучить ресурсы…). Экономический кризис в мире произошел, так как образовалось много необеспеченной наличности (богатые страны живут в долг, производство утекло на Восток, а капитализм это вообще зло…).

В условиях, когда мы строим наши предположения лишь на анализе части реальной картины событий (мы учитываем лишь объективные социально-экономические предпосылки) и не учитываем другую часть (субъективную реакцию личности и общества), наше понимание реальности бывает верным лишь отчасти. И потому наши рецепты по поиску выхода из сложной ситуации лишь частично годны или не годны вовсе.

Зуд действия

Предчувствие приближающихся серьезных проблем наполняет сердца людей тревогой, заставляет массы действовать неадекватно ситуации и мобилизует силы для решения проблемы. Оно же может привести и к углублению катастрофы. Все дело в том, что предчувствие вызывает сильнейшее желание, настоящий зуд действия. Феномен массовых психозов в трудные времена известен достаточно хорошо. Мы знаем, что неадекватен ситуации может быть не только отдельный человек, но и массы встревоженных людей.

Какими будут последующие действия — вот что действительно важно. Будут ли действия паническими, разрушительными, или же разумными и адекватными — от этого зависит судьба целых народов.

В последнее время мир богат на самые разнообразные политические события. В некоторых протестных настроениях чувствуется рациональность и организованность. К примеру, — массовые забастовки в Европе, где на улицы городов вышли миллионы граждан, в основном — работников госсектора.

В других случаях ситуация является неконтролируемой и развитие событий идет по непредсказуемому сценарию. Массовые погромы в городах Британии и Германии, теракты в Норвегии, взрывной рост национализма в Европе и, особенно, серию бессмысленных революций в исламском мире никак нельзя объяснить лишь разумными категориями.

Миру нужны десятилетия, чтобы осознать суть происходящих перемен и выстроить новую, более гибкую конфигурацию массового сознания. Точнее будет сказать, что для этого нужны новые поколения, ибо живущие будут воспринимать мир таким, каким его привыкли воспринимать.

Мы не видим конечный пункт начавшихся перемен. Но мы чувствуем, что привычный мир под ногами начинает сыпаться и обваливаться в пучину времен. Это наполняет существо страхом и толкает к панической, иногда — непрогнозируемой реакции.

Мир под ногами смещается

Объективно мы видим, что в мире существуют вполне реальные трудности.

Сегодняшний мир переживает время серьезнейших перемен, связанных с изменением формата мировой экономики. Центр тяжести в ней уже давно смещается на восток, в Китай и Индию. Прежде накрененный к Западу, мир меняет свое положение. Сотни миллионов людей за Западе чувствует, что земля под ногами смещается и это заставляет их переживать относительно собственного будущего. Для восстановления конкурентоспособности западной экономики реальный доход европейцев и американцев должен уменьшиться в несколько раз на фоне растущего благосостояния китайцев и индийцев. Причем выравнивание уровня жизни должно произойти обвально, быстро, течение всего нескольких лет.

Крайне серьезные проблемы могут ожидать население исламских стран Ближнего Востока и Северной Африки. Большинство из них не имеет возможности самообеспечения продовольствием. Но при этом быстрый демографический рост привел к многократному увеличению численности населения. Рухнет доллар, развалится международная торговля — миллионы будут умирать от голода.

В сегодняшнем информационном обществе об этих вещах не принято говорить или говорится вскользь. Попросту ведется политика забалтывания реальных угроз. Но объективная информация о грозящих катастрофах все равно есть и, учитывая моментальность коммуникации, процессы организации людей для действий протекают особенно стремительно.

В общем, объективных причин для тревоги предостаточно.

Но политику все же делают не «объективные причины», а живые люди. И никто не может предсказать, в какую форму выльется завтра их тревога.

Предчувствие плохого часто играло важнейшую роль в мировой истории. Не раз эта роль была связана с большой кровью.

Крупнейшими катастрофами в истории человечества являются Первая и Вторая мировые войны. В истории несложно увидеть признаки того, что негативное предчувствие масс двигало очень многими событиями во внесшей и внутренней политике ключевых держав своего времени. В конце концов, предчувствие худшего, к чему все и готовились, становилось явью.