Пьяная стрельба чиновников могла стать причиной аварии

По следам последних авиакатастроф у не особо осведомлённых складывается неправильное видение сути, порой диктуемое мнениями различных псевдоспециалистов. Поверьте, не в каждом авиационном происшествии виноват экипаж. Порой случается, что вещи, независимые от квалификации пилотов, проявляются внезапно и спутывают все карты. Чья-то мимолётная безалаберность и распущенность приводит к очень серьёзным последствиям. Вероятно, именно такая ситуация и сложилась вокруг катастрофы вертолёта Ми-171(модификация Ми-8) в январе 2009 года на Алтае.

Напомню. 9 января 2009 года в Кош-Агачском районе Республики Алтай близ реки Каланегир на горе Чёрная потерпел крушение вертолет Ми-171 (бортовой №22643), который принадлежал томскому филиалу авиакомпании «Газпромавиа». Вертолёт следовал по маршруту Бийск — Чемал — Кош-Агач. Погибли 7 человек, среди которых – полномочный представитель президента России в Госдуме А.Косопкин и глава комитета по охране объектов животного мира правительства Алтая В. Каймин. По данным следствия, в вертолёте также находились замдиректора Института экономики и законодательства Москвы Н.Капранов, экс-зампредседателя правительства Алтая А.Банных и гендиректор «Инеко» Б.Белинский. Пропавший вертолёт искали двое суток. В операции было задействовано 227 человек.

Согласно выводам комиссии Межгосударственного авиационного комитета, причиной катастрофы стала ошибка пилотирования. В отчёте указано, что командир ВС «допустил снижение при выполнении форсированного правого разворота с внешним скольжением в горном ущелье, ширина которого была менее допустимой (500 м)». Был потерян контроль за высотой, что и привело к инциденту.

Но существует и другое мнение на сей счёт, которое, на мой взгляд, имеет более реальные черты. Совсем недавно группа сибирских авиаторов обратилась к Президенту и председателю правительства России с просьбой провести независимое расследование крушения Ми-171 на Алтае. Авиационные специалисты-профессионалы обвинили комиссию МАК в преднамеренной некомпетентности и фальсификации результатов исследований с целью сокрыть настоящую причину гибели воздушного судна (ВС) и его VIP-пассажиров. Вероятно, членам комиссии МАК «сверху» была дана команда не раздувать общественный «пожар», так как в истории замешаны высокопоставленные чиновники. А то как же? Люди, поставленные блюсти Закон, сами же этот Закон и переступили, наплевав на все нормы морали и права. Но здесь-то беда в том, что основной причиной крушения стала не набившая оскомину ошибка пилота, а банальная, вероятно, пьяная перестрелка между разгорячёнными чинушами внутри салона Ми-171 из охотничьих ружей. В итоге была повреждена обшивка ВС и лопасть несущего винта. Что не поделили VIP-браконьеры, устроив «кровавую баню», можно только догадываться.

Чтобы смыть позорное пятно с погибшего экипажа и защитить честь товарищей, лётчики и бортинженеры провели свою независимую экспертизу, основываясь на заключениях МАК и фотографиях с места падения вертолёта. По их мнению, нельзя не заметить пулевые отверстия на капоте двигательного отсека и в фюзеляже ВС, и то, что, судя по фотографии, четыре лопасти, лежащие рядом на земле, искорёжены при падении вертолёта, а пятая — практически не повреждена. Напрашивается вывод, что именно она была перебита кем-то из горе-стрелков.

Выжившие в страшной мясорубке А.Банных, Б.Белинский и Н.Капранов теперь наперебой обвиняют погибших в организации браконьерской охоты. Ведь так проще всем, свалить вину на мёртвых. Им-то теперь всё равно. Поэтому первоначально районный суд Республики Алтай признал подсудимых невиновными. Но 11 августа 2011 года после продолжительных прений, домыслов и изучений материалов Верховный суд Алтая отменил оправдательный приговор, так как архары являются священными для коренных алтайцев животными, обладающими национальной неприкосновенностью. В России охота на архаров запрещена ещё с 1930 года. Но даже в этом случае, согласно статье 14 УК РФ, ответственность браконьерам не грозит. Дело в том, что в данной статье незаконная охота квалифицируется как преступление небольшой тяжести и карается сроком до двух лет лишения свободы. И срок давности по такому преступлению не превышает 2-х лет.

Что касается технического состояния разбившегося вертолёта, то данный Ми-171 был 2007 года выпуска, имел общий налёт около 260 часов. А экипаж (кстати, единственный выживший член экипажа правый лётчик-штурман Колбин получил немногочисленные ушибы) — один из самых опытных в авиакомпании. И от этого становится ещё горше. Ведь, как ни верти, до боли обидно слышать обвинения в непрофессионализме высококлассных лётчиков, особенно когда налицо преступные действия посторонних от авиации людей.