Символ взрослого мужчины

simvol-vzroslogo-muzhchiny

30 сентября дагестанец Артур Алибеков отпраздновал в Москве свадьбу, которая привлекла внимание едва ли не всей страны. Как утверждают очевидцы, свадебный кортеж проехался по центру столицы, стреляя в воздух. 15 гостей были задержаны, однако вскоре их отпустили. Дагестанцы отделались мелкими штрафами, а травматический пистолет изъяли лишь у одного из них.

24-летний Артур Алибеков уже достаточно давно живет в Москве. Друзья описывают его как «обычного менеджера» (по некоторым данным, он занимает должность директора по развитию в фирме, торгующей халяльной бараниной). На досуге Алибеков занимается армрестлингом, он занял 14-е место из 18 в категории до 90 килограммов на недавних соревнованиях RUSSIAN OPEN. Недавно Алибеков сделал предложение 19-летней Фариде Мамедовой.

Друг Алибекова по имени Таш в беседе с журналистами заявил, что сам жених давно усвоил правила жизни в Москве и стал «очень воспитанным человеком» (хотя, по данным СМИ, за последние два года его 17 раз ловили на нарушении правил дорожного движения). Однако на свадьбу он не мог не пригласить родственников и друзей с Кавказа, которые имеют весьма приблизительное представление о столичных порядках. «Проблемы в семьях уроженцев с Кавказа, которые живут в Москве, появляются именно тогда, когда к ним приезжают родственники из деревень и аулов. Обычно их стараются быстрее спровадить домой. Но без них не отпразднуешь свадьбу», — посетовал Таш. Почему свадьбу нельзя отпраздновать на родине, он не уточнил.

Для свадьбы Алибеков, обычно ездящий на «Опеле», арендовал красный «Феррари». В кортеж вошли и другие престижные иномарки. Автомобили въехали в Москву из Подмосковья по Ленинградскому шоссе, свернули на Ленинградский проспект, а затем на Тверскую улицу. Свидетели утверждают, что по пути гости свадьбы стреляли в воздух, а также обстреливали машины, которые пытались их обогнать. Под огонь попали и полицейские автомобили. На углу Тверской и Моховой улиц кортеж перегородил дорогу, а гости продолжали «салютовать» в воздух. В этот момент гуляния были пресечены ОМОНом, срочно снятым с дежурства на Красной площади. Около 15 человек были задержаны.

Иллюстрацию того, как на инцидент отреагировала общественность, можно увидеть в блоге журналиста Павла Данилина. Он сначала написал о задержании, а потом добавил к записи 13 апдейтов. Фактически у него получился «онлайн-репортаж», последовательно скатывающийся от радостного оживления к крайнему пессимизму.

«А вообще, конечно, полицейские молодцы. (…) Колокольцев тоже молодец», — написал Данилин в самом начале. Но уже в следующем апдейте журналист сообщил об освобождении большинства задержанных. Далее он написал: «По итогам всего этого беспредела стало понятно, что полицейские у господина Колокольцева оказались обычными ментами». Затем возопил: «Понимают ли они, что тем самым подставили всю московскую милицию и лично главу МВД Колокольцева? Понимают ли эти менты хоть что нибудь?». Ниже Данилин пожаловался на то, что его пост якобы убрали из рейтинга, потом с возмущением отметил, что кто-то из русских националистов выразил солидарность с дагестанцами, и наконец в отчаянии завершил «репортаж» одной из известных фотографий об издевательстве дагестанских солдат-срочников над русскими.

Действительно, для дагестанцев все завершилось совершенно благополучно. На них составили протоколы по статьям КоАП 12.20 (нарушение правил пользования звуковыми сигналами), 12.5 (нарушение правил тонировки) и 20.8 (нарушение правил использования травматического оружия). Пистолет изъяли только у одного задержанного — Мурата Агаларова. Он признался, что стрелял в воздух, но утверждал, что делал это не в Москве, а в Подмосковье. Совсем отрицать свою вину Агаларов не мог — от его пистолета пахло горелым порохом. В итоге Агаларов был оштрафован на две тысячи рублей. В дальнейшем его должны по месту жительства лишить лицензии на оружие.

Задержанные не имели возможности согласовать свои позиции, поэтому говорили вразнобой. Жених полностью отрицал факт стрельбы. Он заявил: «Москва — город большой. Только мы на своем пути три свадьбы встретили. Возможно, нас с кем-то перепутали! Никто не стрелял. Если у кого-то что и нашли, то там есть все документы!» В то же время гостья по имени Фатима признала: «В Дагестане есть такая традиция — стрелять в воздух, чтобы отметить какое-то важное событие или праздник. Именно это и происходило перед задержанием. Конечно, по правилам это следует делать в закрытом помещении или во дворе. То, что открыли огонь в центре Москвы, даже для гостей стало неожиданностью».

Не совсем понятно, какие «правила» Фатима имела в виду. Речь точно не идет о российском законодательстве, равно как и о здравом смысле. Стрельба в помещении мало того что наносит существенный вред обстановке, так еще и грозит ранением из-за рикошета. И даже стрельба во дворе — это нарушение статьи КоАП 20.13 (стрельба из оружия в не отведенных для этого местах). По закону (если речь идет не о самообороне, а просто о тренировке) стрелять можно только на стрельбищах, в тирах и иных подобных местах, либо в лесу в охотничий сезон (при наличии охотничьего билета).

Так или иначе, гости вскоре были отпущены и отбыли догуливать свадьбу. Напоследок не обошлось без небольшого скандала — самый старший из задержанных, 53-летний Насреддин Селимов, после освобождения агрессивно отреагировал на вопросы журналистов. Он то ли оттолкнул, то ли ударил двух сотрудников СМИ и полицейского, который за них вступился. Впрочем, на видеозаписи конфликт выглядит не очень впечатляюще. Сначала камера в руках оператора сильно дергается (но непонятно, из-за удара или нет), затем за Селимовым бежит девушка. Слышен шлепок (Селимов при этом не останавливается и не оборачивается), девушка подходит к оператору. Слышен разговор журналистов между собой: «А он мне прямо сразу… По камере». Селимов тем временем переходит с шага на бег трусцой. Когда он подбежал к своей машине, возле нее стоял полицейский. На записи не видно, чтобы Селимов его ударил. Он просто сел в машину, которая немедленно тронулась с места.

В ГУ МВД Москвы сказали, что без заявлений потерпевших проводить проверку по факту нападения не будут. Журналистка подала заявление 1 октября. Комментируя свою жалобу, она рассказала коллегам: «Мужчина не выразил никакого желания общаться и в момент, когда я находилась рядом с ним с телефоном, где была включена камера, он ударил меня локтем в грудную клетку». Кстати, для возбуждения уголовного дела о хулиганстве полиции также требуется помощь граждан — ГУ МВД обратилось к общественности с просьбой предоставить видео, на котором кортеж запечатлен непосредственно во время стрельбы.

Другие журналисты тем временем обратились за комментариями к ведущему научному сотруднику Института социологии РАН, кандидату социологических наук Игорю Кузнецову. Он заявил: «Стрелять на свадьбе у кавказцев — традиция. Там оружие — символ взрослого мужчины, а выстрелы из него вверх — просто приветствие, в них нет никакой агрессии». Что же касается стрельбы по машинам, то, по словам Кузнецова, это обусловлено другим кавказским обычаем. На Кавказе не принято обгонять свадебный кортеж, это расценивается как оскорбление. Видимо, огонь был открыт именно по «оскорбившим свадьбу». Впрочем, Кузнецов отметил, что традиции — это не единственная причина инцидента… «Второй фактор: тщеславие. Проехать по центру Москвы, стреляя в воздух, — это престижно. Будет о чем рассказать родственникам, оставшимся там», — сказал эксперт.

Глава республики Дагестан Магомедсалам Магомедов в беседе с журналистами попытался апеллировать совершенно к иным идеалам. «Из этой информации мне не до конца понятно, может быть, разобраться надо. Может быть, какие-то провокаторы стреляли. Если какие-то стрельбы или танцы они устраивают в неположенном месте, я никогда этого не одобрял и сейчас одобрять не буду. Призываю всех молодых людей вести себя достойно, спокойно, в соответствии с этикетом дагестанца, с Конституцией горца, как говорил Расул Гамзатов. Это значит уважительно относиться к людям, которые тебя окружают, к традициям, обычаям, которые существуют в этом месте», — заявил он.

Также случившееся прокомментировал советник постоянного представительства республики Дагестан при президенте РФ Махач Вагабов. Он сказал: «В первую очередь нужно выяснить подробности происшедшего. Если это действительно было, мы не собираемся предпринимать никаких действий».

Кроме того, об инциденте высказался зампред комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, председатель совета Ассамблеи народов России Рамазан Абдулатипов. Он объявил: «В ближайшее время мы планируем собрать авторитетных дагестанцев, в том числе лидеров молодежных объединений, и обсудить этот вопрос». Депутат подчеркнул: «У нас не принято без одобрения старших танцевать на улицах и, тем более, стрелять в воздух. Что же касается свадьбы, то свадьбу дагестанец должен праздновать в родном ауле, так же, как в родном ауле он должен быть и похоронен».

Конечно, случается всякое — и на русской свадьбе родственник невесты может броситься с ножом на жениха, и в Ямало-Ненецком автономном округе свадьба может завершиться тройным убийством, и дагестанская свадьба способна привести к ДТП с десятью жертвами. Инциденты со стрельбой и национальным оттенком тоже далеко не всегда привлекают внимание общественности — когда, например, конфликт происходит между людьми одной национальности и никак не задевает других. Так, недавняя перестрелка двухсот азербайджанцев в Москве почти не обсуждалась.

Но на свадьбе Алибекова все слилось воедино: и слишком свободное поведение в центре Москвы (там, где коренные жители с трудом согласовывают проведение акций), и более чем вольное обращение с оружием, и опасность для рядовых граждан, проезжавших или проходивших мимо, и беззубая реакция полиции на инцидент. Неудивительно, что о свадьбе обычного менеджера теперь знает вся страна.