«Транснефть» пожаловалась на воровство из труб в Дагестан

171-transneft-187-pozhalovalas-na-vorovstvo-iz-trub-v-dagestan

«Транснефть», недосчитавшись в июне и июле в общей сложности 18 тыс. тонн нефти в трубе, по которой черное золото транспортируется из Азербайджана в порт Новороссийск, решила пожаловаться руководству Дагестана.

Заместитель вице-президента «Транснефти» по безопасности Сергей Хардыкин 18 августа направил президенту Дагестана Магомедсаламу Магомедову и министру внутренних дел республики Абдурашиду Магомедову официальные письма, в которых выразил крайнюю обеспокоенность безопасностью магистральных нефтепроводов на территории Дагестана. Бороться с воровством, как утверждают в «Транснефти», мешает «недостаточно эффективная работа некоторых республиканских правоохранительных органов».

Если верить топ-менеджеру «Транснефти», похищают нефть в Дагестане изобретательно и с размахом. Например, для врезки в нефтепровод недавно стали применять прогрессивную технологию наклонного бурения и специальные пластиковые трубы высокого давления. Это позволяет совершенно незаметно подсоединиться к трубе снизу — увидеть такую врезку нельзя даже специальными приборами. Прячут подобные отводы на глубину до 3 м.При этом похитители научились заменять взятую нефть водой из водопровода. В результате давление в нефтепроводе не падает и следящая за протечками автоматика воровства не замечает. Всего таким образом за лето в систему попало 5 тыс. тонн воды, но обнаружить место подсоединения никак не удается, говорит источник в компании.

В июне «Транснефть» лишилась 4,5 тыс. тонн нефти, в июле — 13,6 тыс. тонн, сказано в письме президенту Дагестана. За лето было найдено и перекрыто восемь врезок, но, похоже, новые появляются быстрее, потому что объем воровства только растет.

Сейчас каждые сутки таким образом «теряется» по 550–600 тонн нефти, говорит собеседник. То есть в августе компания может лишиться до 18 тыс. тонн черного золота — столько же, сколько за июнь и июль вместе взятые.

Все эти объемы «Транснефть» компенсирует собственникам нефти — государственной нефтяной компании Азербайджана SOCAR и «Лукойлу». Баррель нефти Urals (именно эта марка получается на выходе из трубы в Новороссийске после смешения из нескольких разнородных сортов) стоил на 23 августа 106,5 долларов, значит, «исчезнувшие» в июне и июле 135,5 тыс. баррелей потянут на 14,4 млн долларов. В августе ежесуточные потери могут дойти уже до 240 тыс.

Это уже промышленные масштабы «нефтедобычи». В месяц у нас воруют по пять составов (в железнодорожную цистерну вмещается 62 тонн, в состав — 60 цистерн), — возмущается собеседник в «Транснефти».

Из отводов, которые могут тянуться на несколько десятков километров, нефть попадает на установки по первичной перегонке («самовары» или «керосинки»). Стоят они от 300 тыс. евро до 800 тыс., управляться могут всего двумя операторами. На выходе получается прямогонный бензин с октановым числом от 40 до 60, но его можно увеличить присадками. Бензин продают через местные АЗС. Оставшийся после перегонки мазут по подложным документам может идти даже на экспорт.

«Отправляют по железной дороге или на танкерах класса река-море. Заводы по переработке такого мазута есть в Польше, Китае, Турции, на Украине. Возможно, он попадает в Азербайджан и Иран», — говорит источник в «Транснефти».

Организовать сложную схему «добычи», транспортировки, переработки и сбыта можно только хорошо организованными бандами, говорится в письмах. Но меры по их разоблачению не предпринимаются, утверждают в «Трансенфти». Зато был осужден, например, инвалид без пальцев на руках, который физически не мог бы что-то приварить или прикрутить.

Официально в компании подтвердили факт обращения к руководству Дагестана.

«Ситуация там сложная, незаконный отбор нефти вырос. Нас действительно волнует безнаказанность воровства, когда настоящие хозяева незаконного бизнеса уходят от ответственности», — заявил «Известиям» начальник отдела по связям с общественностью «Транснефти» Игорь Демин. Незаконные врезки в нефтепроводы существуют, но воровство за последнее время, наоборот, сильно сократилось, говорят в руководстве Дагестана.