Убийцы Свиридова угрожали его вдове

Подсудимый Аслан Черкесов, обвиняемый в убийстве москвича Егора Свиридова, потребовал распустить коллегию присяжных и отстранить прокурора. Адвокат обвиняемых попросил не называть своих подзащитных «лицами кавказской национальности». С таких заявлений начался судебный процесс, который обещает быть одним из самых громких в России.

Обвиняемые по делу об убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова в первый день рассмотрения дела по существу потребовали Мосгорсуд распустить коллегию присяжных, сообщает РИА «Новости».

«Обвиняемый Аслан Черкесов заявил, что вступительная речь прокурора вызвала у присяжных искаженное мнение о нем, поэтому коллегия будет необъективно и предвзято оценивать материалы дела», – передает агентство. Позицию Черкесова поддержали остальные обвиняемые. Удовлетворить эту просьбу суд отказался. Аналогичное решение судья вынес относительно просьбы отстранить от участия в процессе прокурора Марию Семененко.

Ранее Черкесов заявил отвод прокурору. «До выхода судьи в зал заседания я наблюдал насмешки и вызывающее поведение потерпевшей и прокурора. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что они давно и очень тесно знакомы», – пояснил обвиняемый.

В свою очередь Мария Семененко отвергла обвинения в «вызывающем поведении» и давнем знакомстве с потерпевшей – вдовой Егора Свиридова Яной Фалалеевой. По словам прокурора, «обвинение и потерпевшие выступают на одной стороне и вправе согласовывать свои позиции».

Следует отметить, что во время первого заседания обвинение огласило важное обстоятельство, которое может повлиять на решение суда присяжных. По данным следствия, за день до убийства Свиридова Черкесов уже стрелял из своего травматического пистолета. Причем произошло это также в ходе ссоры с «лицами славянской национальности». Правда, тогда Черкесов выстрелил в пол.

На следующий день Черкесов стрелял уже в людей. «И они (обвиняемые), чувствуя свою безнаказанность, решили в отношении кого-либо – так, кто попадется – совершить нападение с применением пистолета и других предметов – бутылки, осколков бутылки и так далее», – изложила прокурор Мария Семененко данные следствия. Как выяснилось позднее, именно рассказ о первом применении оружия вызвал недовольство защиты и Аслана Черкесова.

Адвокат Черкесова настаивает, что его подзащитный стрелял в Свиридова в целях самообороны. При этом вину за драку он возлагает на москвичей, которые якобы первыми напали на одного из друзей Черкесова. Отметим, что признать свою вину все подсудимые, за исключением одного, который еще не принял решение по этому вопросу, отказались.

Комментируя позицию защиты, прокурор Антон Щербаков заявил, что приведенные данные противоречат материалам дела. «Стрелять лежачему человеку в голову – это не самооборона», – заявил он.

Впрочем, защита подсудимых отметилась еще одним заявлением. Один из адвокатов попросил обвинение исключить из речи словосочетания «славянская внешность» и «кавказская национальность», так как они, по мнению защитника, вызывают у присяжных отрицательное отношение.

Эксперты не считают такую позицию обоснованной. По мнению руководителя Гильдии лингвистов-экспертов России Михаила Горбаневского, перечисленные и схожие с ними выражения эмоциональной окраски не несут.

«Конечно, здесь многое зависит от контекста, но в целом словосочетания «человек славянской внешности», «человек кавказской внешности», «выходец с Кавказа» самостоятельной стилистической негативной окраски не несут», – говорит Михаил Горбаневкий.

По мнению эксперта, даже если суд по какой-либо причине не разрешит использовать эти словосочетания, их можно легко заменить.

«Только лексическое ядро русского языка составляет более 1 млн слов. Если поднапрячься, можно заменить эти выражения словами «подсудимый» или «участник конфликта». Наконец, всех можно называть по именам», – полагает эксперт.

Председатель московской коллегии адвокатов Андрей Князев считает, что прецедентными требования адвокатов подсудимых по делу об убийстве Егора Свиридова назвать нельзя. «МВД уже давно давало понять, что рассматривая подобные дела, нельзя акцентировать внимание на национальности», – пояснил газете ВЗГЛЯД юрист. По словам Князева, законодательно выражения «кавказская национальность» и им подобные не запрещены, но в рамках судебного процесса они могут сыграть негативную роль. «Адвокаты правы в том, что наказание суд должен давать вне зависимости от национальной, религиозной или еще какой-либо принадлежности обвиняемых. Другое дело, насколько эта просьба достигнет цели – присяжные все равно видят, кто сидит перед ними, и слышат их фамилии», – говорит Андрей Князев. Юрист считает, что исключить упоминания о родине обвиняемых можно, просто называя их «подсудимыми», добавляя к этому слову фамилию.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, в пятницу Мосгорсуд приступил к рассмотрению по существу уголовного дела об убийстве болельщика.

Судебный процесс проходит с участием коллегии присяжных заседателей. Ранее было отобрано 12 основных и восемь запасных присяжных. Ходатайство о рассмотрении дела народными судьями заявил главный фигурант Аслан Черкесов. Он единственный из шести подсудимых, обвинение которого – по статье «Убийство» – предусматривает участие присяжных в рассмотрении дела.

Другие подсудимые в суде отказались от присяжных, однако судья не стал выделять их в отдельное производство.

Напомним, на предварительных слушаниях разразился скандал. Вдова Егора Свиридова заявила, что подсудимые показывали ей и другим потерпевшим «угрожающие жесты»: проводили пальцем по горлу, били ладонью по кулаку и делали другие знаки, из которых понятно, «что они не добра нам желают».

Дело об убийстве футбольного болельщика Егора Свиридова стало одним из самых резонансных за последние годы. Он был убит выстрелами в упор из травматического пистолета «Стример» в ночь на 6 декабря прошлого года на Кронштадтском бульваре на севере Москвы. Несколько молодых людей, находившихся вместе с ним, были жестоко избиты.

По данным следствия, конфликт развязала группа выходцев с Кавказа, которые использовали для этого «незначительный повод». Следователи также отмечают, что подвергшиеся нападению москвичи были не способны обороняться, так как находились в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Задержав нападавших, милиция отпустила всех, кроме Черкесова. Информация об освобождении задержанных вызвала массовое возмущение. 11 декабря на Манежной площади прошла акция памяти, в ходе которой начались массовые беспорядки. Эти события вызвали серьезный резонанс и стали поводом для бурного обсуждения накопившихся за десятилетия проблем в национальной и миграционной политике, ряд заявлений на эти темы сделали, в том числе, первые лица государства.

Участников расправы над Егором Свиридовым задерживали по очереди. Некоторые из них подались в бега. 10 декабря задержали Наримана Исмаилова и Хасана Ибрагимова. На следующий день был задержан 20-летний Артур Арсибиев. Пятый участник, уроженец Дагестана Акай Акаев, успел скрыться, но в новогодние праздники был обнаружен в Подмосковье и задержан. В бега подался также уроженец Дагестана Рамазан Утарбиев, который в начале февраля опубликовал видеообращение, позднее он был задержан в Махачкале.