Ярославль: неуслышанная скорбь

yaroslavl-neuslyshannaya-skorb

По неписаным, но уже привычным для современной России «нормам» 43 погибших — слишком мало, дабы объявлять траур по всей стране. Исключение сделали лишь один раз, когда весной 2010 года под Смоленском разбился самолет польского президента с высшим чиновничеством на борту. Но на гибнущих десятками россиян, будь они шахтеры, работники СШ ГЭС, рядовые жертвы террористического акта или техногенной аварии, да пусть даже и знаменитые хоккеисты, такие исключения не распространяются. Меньше 100 жертв — траур возможен лишь «региональный».

Очевидно, в руководстве страны посчитали, что в противном случае России придется слишком часто официально скорбеть, что никак не свидетельствует о провозглашенных росте, модернизации, благополучии и стабильности. На сей раз ситуация усугублялась тем, что как раз в Ярославле проходит Международный политический форум, на котором высокопоставленным гостям, в том числе и зарубежным, российские достижения и предполагается демонстрировать. Прибывший на форум Дмитрий Медведев вынужден был как-то отреагировать на гибель «Локомотива», назвав случившееся «резонансной трагедией» и возложив цветы к месту катастрофы.
Однако вряд ли такую реакцию можно назвать достаточной и адекватной. Ведь несмотря на отсутствие общегосударственного траура, трагедия под Ярославлем, без преувеличения, оказалась потрясением и в России, и за ее пределами. А 7 сентября стало не только очередным черным днем отечественной авиации, но и беспрецедентной в новейшей истории трагедией российского спорта.
В катастрофе погиб практически весь состав одного из сильнейших российских хоккейных клубов. Среди 36 разбившихся участников команды молодые, подававшие большие надежды игроки — такие, как 18-летний Максим Шувалов или 19-летний Павел Снурницын, и опытные мастера Михаил Баландин, Карлис Скрастиньш. Погиб игравший за ярославский «Локомотив» 36-летний Руслан Салей, которого называют лучшим игроком Беларуси. Разбились один из сильнейших нападающих словацкого хоккея Павол Демитра, олимпийский чемпион Турина швед Стефан Лив. Всего погибло 11 иностранцев — это игроки из Чехии, Словакии, Украины, Латвии, Швеции, а также канадский тренер Брэд Маккриммон, возглавивший «Локомотив» в конце мая.
У команды были серьезные планы: она намеревалась бороться за медали высшего достоинство в Континентальной хоккейной лиге (КХЛ), куда входила. И основания для таких амбиций имелись весьма реальные. Ярославский «Локомотив» — трехкратный чемпион России, в 1997, 2002 и 2003 годах, дважды серебряный призер и четырежды, в том числе и в 2011-м, — бронзовый.
В роковой день «Локомотив» вылетел чартерным рейсом из Ярославля в Минск, где 8 сентября в рамках КХЛ должен был состояться матч этой команды с минским «Динамо». На стадионе «Минск-Арена» ожидался аншлаг. Но вместо праздника спорта — горечь трагедии. По решению Александра Лукашенко в четверг в культурно-спортивном комплексе «Минск-Арена» вместо хоккейного матча состоялся вечер-реквием, посвященный памяти хоккеистов «Локомотива».
Стадион был переполнен. На льду в два ряда установили портреты погибших хоккеистов ярославского «Локомотива». К каждому из них подъехали по одному игроку из минского «Динамо». Затем минские динамовцы по очереди стали забрасывать шайбы в свои ворота, символически отдавая победу «Локомотиву».
«Хоккеисты минского «Динамо» и тысячи болельщиков с нетерпением ждали сегодняшнего матча, потому что знали — это будет красивый, честный и благородный поединок. Ведь для нас игроки «Локомотива» были не просто спортивными соперниками, а прежде всего друзьями, членами хоккейного братства… В наших потрясенных сердцах вместо радости игры — боль и скорбь», — обратился к собравшимся Лукашенко. Почему-то у российских руководителей, вроде бы так болеющих за наш спорт и спортсменов, подобных слов, чтобы обратиться к ярославцам и всем соотечественникам, не нашлось.
В Ярославле к хоккейному «Локомотиву» относятся как к достоянию, гордятся командой, почитают игроков. Тысячи болельщиков, узнав о трагедии, начали стихийно собираться у стадиона, возлагали цветы, зажигали свечи, затем многотысячная колонна молча проследовала по главным улицам города. Не один сезон теперь понадобится, чтобы возродить клуб, а человеческих жизней не вернешь….
Но в чем причины крушения? Что это -трагическое стечение обстоятельств, злой рок? И опять — в который уже раз за последнее время — приходится говорить, что непосредственные технические проблемы, приведшие к гибели десятков людей, лишь следствие общего системного кризиса. В конце 90-х — начале 2000-х много писали о так называемой «проблеме 2003». Ряд экспертов пришли к выводу, что именно к этому сроку полностью исчерпается запас технологической прочности, износится инфраструктура, иссякнет потенциал квалифицированных кадров, созданные еще в советский период. Как показала жизнь, советский потенциал недооценили: еще на несколько лет его прочности хватило. Теперь же начался настоящий обвал техногенных катастроф, затронувших практически все сферы жизнедеятельности.
Причиной катастрофы самолета «Як-42» под Ярославлем 7 сентября скорее всего стал отказ техники или заправка некачественным топливом, полагает следствие. Последнее на фоне вдруг возникшего в нефетдобывающей стране дефицита авиационного керосина вовсе не кажется невозможным. Установлено, что при взлете из аэропорта Туношна самолет не смог набрать заданные режимы оборотов двигателей, в результате чего упал с небольшой высоты на берег Волги. Части развалившегося на куски лайнера оказались в реке, так что тела погибших пришлось извлекать из воды.
Почему самолет не смог разогнаться, должна прояснить информация бортовых самописцев, один из которых уже найден.
Известно, что чартерный рейс выполняла компания «Як-сервис», базирующаяся в Москве. Она специализируется на VIP-перевозках. В эксплуатацию разбившийся лайнер введен в 1993 году. В лизинг к «Як-сервис» попал в сентябре 2009 года. Предыдущий рейс машина выполняла 5 сентября 2011 года. Утверждают, что самолет в хорошем состоянии, пилоты — опытные профессионалы. Среднемагистральный трехдвигательный пассажирский самолет «Як-42» давно зарекомендовал себя как надежная в эксплуатации машина.
Но практически то же самое говорится после каждой авиационной трагедии. А их в России ужасающе много. Вот перечень некоторых авиапроисшествий последний трех месяцев. 22 июня под Петрозаводском разбился пассажирский самолет «Ту-134», тогда погибли 47 человек. На следующий день разбился «МиГ-29», двое погибших. 11 июля совершил аварийную посадку на Обь «Ан-24», 7 человек погибло. Транспортное воздушное судно
«Ан-12» потерпело 8 августа крушение в Магаданской области, погибли 11 человек. 6 сентября разбился «МиГ-31», двое погибших…
И что же делают российские власти после очередной масштабной трагедии? Создают комиссии, раздают денежные компенсации и уже привычно «временно запрещают» эксплуатацию отечественных самолетов. Так было после аварий «Ту-154», после катастрофы «Ту-134» в Карелии. На сей раз, представители Ространснадзора сообщили, что ведомство проведет проверку всего парка «Як-42», при выявлении недостатков эксплуатация самолетов будет приостановлена. «Соответствующие рекомендации даны всем владельцам «Як-42». Инспекторы отправились на места. Будет обращено внимание на техническое состояние узлов, проверяются и вопросы подготовки и переподготовки пилотов», — сказал министр транспорта Игорь Левитин.
Ведомство Левитина в последнее время выполняет функции своего рода «похоронной команды». Причем крайнюю степень опасности демонстрируют буквально все виды транспорта. Так, точные технические причины июльской катастрофы теплохода «Булгария», унесшей более 120 человеческих жизней, до сих пор не установлены. Однако вскрылись такие вопиющие факты эксплуатации речных судов, столько нарушений, что, казалось бы, одного этого достаточно, чтобы отправить главного транспортного начальника в отставку. Но ничего подобного: суда могут тонуть, поезда сходить с рельсов, самолеты падать и гореть — и только высокие правительственные чиновники не горят и не тонут.

После ярославской трагедии Дмитрий Медведев потребовал сократить число действующих в России авиакомпаний, а также «радикально изменить ситуацию в области гражданской авиации». И речь даже не о том, что такие решения фатально запоздали. Непонятно, как это сделать: ведь не запретом же эксплуатации отечественных самолетов с заменой их на изношенные импортные. А одного «Суперджета» (точнее, 6 опытных и 3 серийных лайнеров, выпущенных к июлю 2011 года) на все не хватит.
В свете ярославской трагедии характерна история Саратовского авиационного завода, введенного в строй в 1931 году. Это предприятие и выпускало «Яки». В 2010 году завод практически прекратил свое существование. От некогда 30-тысячного коллектива осталось около 200 человек. Аэродром Саратов-Южный закрыт, его территория выставлена на продажу. Это первый случай в истории отечественной авиации, когда предприятием-изготовителем было прекращено эксплуатационно-техническое сопровождение находящихся в эксплуатации самолетов «Як-42» и «Як-42Д». О какой модернизации, безопасности, радикальном улучшении гражданской авиации можно говорить в таких условиях, при такой государственной политике?
Трагедия погибшей команды «Локомотив» и экипажа самолета в канун форума, призванного продемонстрировать «поднявшуюся с колен Россию на пути модернизации», и впрямь не случайный и страшный символ нашей страны в ее нынешнем положении. Таким символом разрушения и деградации уже стали катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, крупнейшей в России, взорванная шахта «Распадская», утонувшая «Булгария».
Специалисты говорят, что Александр Галимов, Геннадий Чурилов, Даниил Собченко были нашей хоккейной надеждой на Олимпиаде в Сочи-2014. Все они 7 сентября оказались на борту разбившегося самолета. Врачи делают все возможное, чтобы спасти жизнь Галимова. Надежды, планы, мечты сорока человек рухнули, погибли на взлете.