«Жадные» арендаторы «Булгарии» превратились в жертв обмана

171-zhadnye-187-arendatory-171-bulgarii-187-prevratilis-v-zhertv-obmana

Трагедия с «Булгарией» по мере продвижения расследования выявляет все больше противоречий между официальной версией и тем, что говорят эксперты, речники и знакомые людей, арестованных в качестве обвиняемых. Причем если раньше СМИ наперебой клеймили «неуемно жадных» арендаторов судна, в частности, владелицу «АргоРечТура» Светлану Инякину, то теперь, видимо, окончательно поняв, что наказанием «стрелочников» дело может и ограничиться, ее стали представлять как жертву мошенничеств и обмана.

В понедельник стало известно, что следствие также намерено привлечь к ответственности ряд чиновников Ространснадзора, выдавших заключение о готовности «АргоРечТура» к перевозке пассажиров. Как сообщил ИТАР-ТАСС официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин, в их действиях выявлены признаки должностных преступлений.

Он уточнил «Интерфаксу», что решается вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц надзирающих и контролирующих органов — Казанского линейного отдела Волжского управления государственного морского и речного надзора Ространснадзора.

В пятницу следствие озвучило предварительную причину крушения, в котором погибли 122 человека, — непригодное техническое состояние теплохода. Докладывая об этом президенту Медведеву, глава СК Александр Бастрыкин не привел в доказательство никаких конкретных фактов, сославшись на то, что точные данные установит судебно-техническая экспертиза. «Булгарию», поднятую со дна Волги, продолжают обследовать в сухом доке.

Одно из высказанных ранее предположений о том, почему судно затонуло за три минуты, — наличие пробоины, в которую могла поступать вода. Ее ожидали найти в правом борту, с креном на который теплоход вышел в свой последний рейс и на котором лежал на дне. Однако в ходе осмотра в доке пробоин не обнаружено, за исключением повреждений, причиненных при подъеме стропами, рассказал «Коммерсанту» источник, близкий к следствию.

По его словам, с «Булгарией» проведут своего рода следственный эксперимент — кренование, чтобы определить, на сколько градусов она отклоняется под определенными грузами в определенных местах. Источник не исключил, что версия о переполненности канализационных емкостей может быть состоятельной. У «речников есть такое», когда они стараются максимально заполнить баки отходами, чтобы передавать их на откачку меньшее число раз и соответственно платить за это меньше денег, объяснил он.

В то же время консультирующий следствие почетный работник речного флота Александр Власенко подозревает, что «на судне все же была водотечность», из-за чего оно и получило дополнительный крен. По его словам, это не обязательно пробоина: достаточно было практически незаметной трещины по шву, через которую вода могла просачиваться и накапливаться внутри.

Речник также поставил под сомнение предположения, высказанные ранее заместителем министра транспорта России Виктором Олерским, что капитан «Булгарии» пытался посадить теплоход на мель, чтобы избежать катастрофы. По словам Власенко, он был в рубке и видел, что рукоятка дистанционного управления электродвигателем находилась в положении «стоп».

«Неуемно жадные» арендаторы превратились в честных и щедрых

Между тем родные и друзья арестованной Светланы Инякиной, которая с 2007 года брала теплоход в субаренду, крайне скептически относятся к экспертизам с «Булгарией» и не сомневаются, что все будет притянуто к «технической неисправности», о которой якобы знали арендаторы. В интервью «Известиям» они рассказали, что Инякина вкладывала в ремонт и оснащение теплохода каждую копейку, причем из собственного кармана.

В первую же аренду в 2007 году, когда судно еще называлось «Украина», Инякина крупно вложилась — отдала за ремонт больше 2 миллионов рублей, сообщила газете ее подруга Ирина. «Она купила туда все — от посуды до спасательных плотов — и два года на нем отходила. Последний телевизор и микроволновку отнесла на корабль, и конца и края этим тратам не было», — говорит она.

Однако, несмотря на все усилия, из-за поломок в рейсах часто отменялись запланированные стоянки, и Светлане вечно приходилось искать запчасти и деньги и улаживать конфликты с туристами.

В 2010 году она вновь хотела арендовать «Украину», но ее взял Руслан Ибрагимов, владелец фирмы «Водафлот». Работник Казанского речного порта Вячеслав заявляет, что весь прошлый сезон теплоход проходил на одном двигателе, и об этом знали все на Волге. У него вечно все летело, и запчасти снимали с аналогичного судна, так же арендованного «Водофлотом».

Впрочем, сам Ибрагимов все это опровергает, говоря, что это Инякина довела судно до ужасного состояния, поэтому теплоход и не хотели ей давать в 2010-м.

Наконец, в 2011-м Инякиной вновь отдали «Булгарию» за 1,5 миллиона рублей с условием, что она вновь вложится в ремонт. В распоряжении «Известий» есть документы, согласно которым еще 25 марта, на момент подписания договора между Камским речным пароходством и ООО «Бриз» (фирма-арендатор, передавшая судно в субаренду «АргоРечТуру»), «Булгария» находится в годном техническом состоянии, без повреждения элементов судна и признана годной к плаванию.

Арендодатель предъявил дизель-электроход к внеочередному освидетельствованию судна специалистами Пермского филиала Российского речного регистра и получил акт внеочередного освидетельствования судна. Судно Инякиной отдали фактически «голым» — ей пришлось снова покупать и посуду, и даже постельное белье.

Все эти недели, пока «Булгария» была в Перми на ремонте, Светлана жила на судне и сама его красила, утверждают ее знакомые. Вместе с ней все эти дни был там и Андрей — ее новый гражданский муж. «Про меня писали, что я бандит бритоголовый и настоящий хозяин «Булгарии», что у меня свой гей-клуб, — так вот, я всю жизнь пою в ресторанах шансон, сочиняю песни, бизнесом никогда не занимался», — приводит слова Андрея издание.

Он показал журналистке документы о проделанном ремонте теплохода и затраченных на это средствах. В 156 тысяч рублей обошлись запуск главных двигателей, подготовка электрооборудования к запуску и ремонт котельной автоматики, ремонт окон — 19 тысяч, ежегодное освидетельствование спасательных плотов — 30 тысяч, новое навигационное оборудование — 46 тысяч, краска — еще 18 тысяч и т.д. Ремонт шел в авральном режиме, и днем, и ночью.

Как говорит гражданский муж Светланы, эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов (арестованный вместе с Инякиной — прим. ред.) «все проверял сам, две недели документы не подписывал — сам лазил в трюм, весь в мазуте был, все рулевые тяги перепроверил». Вместе с нами за ремонтом следил капитан Александр Островский (погиб при крушении — прим. ред.)

Капитан постоянно звонил Инякиной уже после того, как «Булгария» вышла в рейсы, говорил, что сломалось и что нужно купить, утверждает Андрей. Островский уже ходил на «Украине» и Инякина действительно с ним до конца не расплатилась — он давал ей в долг 3 тысячи евро, остались и долги по зарплате.

От субарендатора многое скрывали

Друзья владелицы фирмы-субарендатора заявляют, что от нее многое скрывали — например, во время рейса 23 июня Островский возле города Болгар посадил судно на мель, простоял там 1,5 часа, а ей сказал, что был трудный отход. А о том, что на судне был пожар, Инякина вообще узнала из телевизора, утверждает ее подруга.

По ее словам, команда не раз бывала в рейсе пьяной, и сам Островский пил с матросами — это многие видели. Но Светлана никому, кроме капитана, не верила.

А буквально за неделю до трагедии «Булгария» вышла в круиз, во время которого двигатели по очереди ломались и их чинили, судно снова село на мель, причем в 100 метрах от Казанского порта, и капитан, как и неделю спустя, отдал приказ: «Всем на левый борт»! «А потом судно еще больше скособочило. Оказалось, механик не закрыл задвижки, вода попала в оба двигателя — и они полетели», — рассказывает Ирина.

Перед последним, роковым, круизом на «Булгарии» был сделан ремонт — движки почти неделю своими силами делали на рейде. Это допускается, если поломка незначительная, поясняет издание. В итоге из Казани судно вышло на двух работающих, но к Болгару подходило уже на одном движке.

Газета также узнала, что иллюминаторы матросы постоянно закрывали, но в каютах, не оснащенных кондиционерами на этом теплоходе эконом-класса, была страшная жара, и туристы сами их открывали.

Как подчеркивается в статье, на подъем «Булгарии» из государственной казны потратили 150 миллионов рублей. Если бы эти деньги зимой вложили в капитальный ремонт судов, которые ходят по Волге, их всего-то три десятка осталось, этой трагедии не было бы, убеждены практически все волжские речники. Государство уже много лет не строит и не закупает новые суда, а для частников, таких, как Светлана Инякина, эти суммы просто неподъемны. Но людям нравятся речные круизы, и поездки на теплоходах эконом-класса — порой, единственное, что они могут себе позволить.