Экранизация творения Кинга

Как взять одну из самых сложных и увлекательных фэнтези-саг современности, отложить ее в сторону (оставив лишь название) и снять абсолютно пустой и бессмысленный блокбастер. Объясняем в эпистолярном жанре Роршаха.

10 апреля 2015-го. Этим вечером в Нью-Йорке Sony Pictures официально объявили о грядущей экранизации книг “Темной Башни.” И кто-то знает почему. Кто-то знает.

10 июля 2015-го. Наконец-то был назначен режиссер фильма. Николай Арсель. Это имя мне ни о чем не говорит. Возможно, это ничего не значит. А возможно, значит очень многое.

17 ноября 2015-го. Мэтью Макконахи пригласили играть Уолтера, Человека в Черном. Думал о том, что узнал сегодня. Может, это все ложь. Может, обманный ход, трюк, один из которых планировали продюсеры долгие годы, еще с 2007-го, когда впервые заговорили об экранизации. Но если это правда…

14 января 2016-го. Идриса Эльбу назначали на роль главного героя фильма. Роланда Дискейна. Стрелка. Эта новость бьет меня как автомобильная шина по разорванному брюху собачьей туши в переулке поутру. Этот и другие фильмы онлайн смотреть предлагает Кинофарш

Тебя никто не знает. Можешь бросить это дело и начать нормальную жизнь. Ту, что сейчас у тебя? Нормальная жизнь? Когда листаешь виртуальные страницы киноафиш и видишь индустрию, умирающую от бешенства, людей-тараканов, ищущих яркую картинку и глупую несмешную комедию. Ты чувствуешь себя нормально?

Март 2017-го. Премьеру фильма назначали на начало августа 2017-го года. Я знаю, что должен пойти. Возможно, это будет плохо. Возможно, я какой-то своей частью навсегда останусь там. Значит, так с нами бывает? Жизнь, полная фильмов, и заканчивается как в фильме. Был такой анекдот: человек приходит к врачу. У него депрессия. Говорит, жизнь жестока и несправедлива. Говорит, он один-одинешенек в этом ужасном и мрачном мире, где будущее вечно скрыто во мраке. Врач говорит: “Вот что вам поможет. Премьера фильма «Дюнкерк» великого гения Кристофера Нолана вот-вот наступит в нашем городе. Сходите в кинотеатр, развейтесь, это должно вас взбодрить». Человек взрывается рыданиями: “Доктор, я и есть Нолан!». Хороший анекдот. Всем смеяться. Барабанная дробь. Занавес.

31-е июля 2017-го. Слегка подавлен. Скоро грядет показ. Миллионы сгинут в боли и отчаянии. Почему один фильм ценнее многих? Потому что есть добро и зло, и зло должно быть наказано. Даже перед лицом Армагеддона… я не пойду на компромисс.

1-е августа 2017-го. За всем стоят Sony Pictures. Они решили использовать мировой бренд и имя Стивена Кинга, чтобы впарить зрителю ослиную мочу под видом бабушкиного чая. Почему? Что они задумали? Не могу вообразить более опасного оппонента, чем жадные до денег продюсеры. Он шутят, что достаточно уважают книги, чтобы экранизировать, и этот фильм — просто вольное продолжение. И вот показ.

Вот куда я теперь отправляюсь. В кинотеатр.

Останусь я в живых или погибну… надеюсь, что фильм прогонят по кинотеатрам достаточно долго, и этот дневник попадет к вам. Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов. И ступаю в смертную тень без жалоб и сожалений.

Дневник Роршаха. Последняя запись. И вот я в кинотеатре. Погасли огни. Закончился трейлер “Бегущего по лезвию-2”, а из зала донеслась реплика: “Блин, это ж надо будет глянуть первую часть.” Вступительные титры. Я жду. Мои нервы на пределе.

Боль не отпускает с самого начала. С первой минуты я молился об одном: чтобы это кино поскорее закончилось. На экране создатели пытались выстроить комичные мизансцены, играя на старых как мир элементах контраста: человек из другого мира, времени, культуры попадает в современную Гоморру, и его поведение разительно отлично от общепринятого. Зрители смеются, а на моем лице нет даже улыбки. Я чувствую себя как случайный посетитель цирка уродов, вакханалии, разворачивающейся на экране. Я слышу голос, и, судя по всему, слышу его только я один: как мы оказались здесь? Ну и дыра! Жуткая вонь! Нам не место в этом дерьме. Юмор в этом фильме оказался ужасен, основан на горе клише и штампов, и ужасающе пуст.

Но надежда умирает последней. Я жду, когда нас закончат посвящать в историю очередного «особенного и уникального» мальчика, не способного из-за своей одаренности найти общий язык с окружающими, включая его собственную мать. И когда зарождается конфликт, мальчик стремится ворваться в иное измерение событий, чтобы история фильма наконец-то получила завязку.

И вот передо мной мелькают на экране кадры, сменяют друг дружку планы и локации. Действие, клише-диалоги, противостояние, драма, накал, экшен. Но меня не покидает чувство нарастающего ужаса, и я потрясенно задаюсь вопросом: видит ли это еще кто-то кроме меня?

Видит ли кто-то, что сюжет фильма настолько примитивен, что напоминает игру на приставке из 90-х, что герои просто проходят разные уровни квеста, чтобы в конце-концов прийти в твердыню злодея, разрушить его план, и убить финального босса? Видит ли кто-то, что абсолютно всех персонажей, кроме мальчика, сценарист даже не пытался прописать и хоть как-то оживить, придать им характер?

Понимают ли они, что главный злодей — это эталонный Доктор Зло из киносаги Остина Пауэрса? Что его злобный план и действия объясняются лишь тем, что он просто злой? Что даже бешеная харизма Мэттью Макконахи не в силах превратить шутовское кривляние и повадки балаганного паяца в убедительный и зловещий перформанс? Замечают ли они, что стрелок, несгибаемый как титановая пластина, упрямый и жестокий человек, на самом деле просто щепка в мутных и смрадных водах сценарного потока, которого бросает из одной ситуации в другую, что его персонаж совершенно пуст и мог бы быть в любой момент заменен кем угодно, что никак не сказалось бы на качестве фильма?

Я молюсь чтобы хоть кто-то понимал уровень халтуры, с которой снимали это. Чтобы хоть кто-то еще видел, что единственные крупные планы на экране демонстрируют обширные и зрелищные локации, которые на самом деле оказываются темными и размытыми улицами, коридорами и деревьями. Чтобы кто-то еще увидел и поразился тому, насколько отвратительной была работа оператора и монтажа. Чтобы в зале не оказалось ни одного эпилептика, потому что бессвязная смена ракурсов и трясущаяся камера на сценах перестрелок и экшна способна вызвать припадок даже у поросшего мхом камня. И я надеюсь, чтобы кому-то еще кроме меня было искренне стыдно за невыносимо шаблонную и примитивную концовку, и худший в мире намек на продолжение.

Разумеется, они не могли пройтись еще раз своими грязными ручонками по оригинальной истории. Культовая фраза, с которой начинается цикл и которая известна не менее, чем несчастная клятва Стрелков, “человек в чёрном пытался укрыться в пустыне, а стрелок преследовал его,” волей Гана появляется в снах Джейка. Но, о злая ирония: здесь, в этом фильме, она не означает совершенно ничего. Уолтер совершенно спокойно курирует уничтожение Башни из штаб-квартиры своего вермахта, пока Роланд бесцельно бродит по пустыне Мохайн. Грубо говоря, Роланд его совершенно не интересует, он скорее назойливая мошка, которая даже не мешает его планам, поскольку не в состоянии это сделать.

И наиболее скверным можно назвать то, что как и в любой лжи, здесь есть вкрапления правды. Когда Макконахи не разговаривает и не идет на поводу у своего кошмарно прописанного антагониста, он действительно может впечатлить. Визуально сам образ Уолтера Паддика совершенно соответствует непредсказуемым ожиданиям любого фаната.

Сюда же можно отнести и визуальное отображение кан-тои, солдат Алого Короля – существ из ночных кошмаров, которые носят маски из человеческой кожи, чтобы походить на нас. Низкие люди в желтых плащах хоть и не носят этих самых желтых плащей, тем не менее едва ли не единственное светлое пятно на фоне беспросветного мрака посредственных спецэффектов и самой «Темной Башни», как будто сошедшей к нам из очередной ленты о приключениях племени космических роботов.

Этот фильм — кошмарный паразит на горе трупов литературной основы. Простое, дешевое, и невыносимо убогое кривое зеркало отличной многоплановой истории с обилием разнообразных и реалистичных героев и оригинальным сюжетом.

Этот фильм боится меня. Я видел его истинное лицо, техническое исполнение и игру актеров — продолжение сюжетного каркаса, а сюжет заполнен кровью не рожденных на экране книг. И когда даты релиза и премьер будут окончательно забыты, то вся эта мразь начнёт тонуть… Когда скопившаяся грязь ворованных из бюджета денег и съемок спустя рукава вспенится им до пояса, все прокатчики и пиарщики фильма посмотрят вверх и возопят к зрителю: «Сходи на нас!», а зритель прошепчет: «Нет».

Видите, читатель, не Бог снял это кино, не судьба писала сценарий, и решил использовать культовый цикл и культового автора для быстрого заработка — не злой Рок. Если Господь и видел нас тогда — он решил не вмешиваться. С тех пор я знаю: делает это кино таким не Бог, мы — люди.

Я пишу отзыв. Моя рука дрожала от ударов ударов по клавиатуре, тёплая кровь брызгала в лицо, всё, что оставалось от Уолтера Ковача, закончилось тем вечером, вместе с началом финальных титров. С тех пор был только Роршах.