«Не система, а ЧП»: во ФСИН пытаются снять с себя ответственность за конвейер пыток

"Не система, а ЧП": во ФСИН пытаются снять с себя ответственность за конвейер пыток

После скандала с видео пыток из саратовской ОТБ №1 программист Сергей Савельев совместно с проектом «Гулагу.нет» решили раскрывать фото, имена и звания сотрудников тюрем, причастных к изуверским преступлениям. Противоположная сторона в ответ чистит мундиры, как может. Нам, например, прислали видео с мужскими органами.

 

После скандала с разоблачением пыточного конвейера в тюремной туберкулезной больнице под Саратовом последовали громкие отставки.

Начальник УФСИН по Саратовской области, полковник внутренней службы Алексей Федотов подал рапорт об отставке сам еще 5 октября. На следующий день глава ФСИН России Александр Калашников уволил его ближайших коллег — начальника ФКУ «ОТБ-1 УФСИН России по Саратовской области» полковника внутренней службы Павла Гаценко, замначальника по безопасности и оперативной работе полковника внутренней службы Сергея Салова, начальника оперативного отдела майора внутренней службы Антона Бочкова и начальника отдела безопасности подполковника внутренней службы Сергея Мальцева. Последнего суд уже отправил на два месяца в СИЗО. Сам генерал-лейтенант Александр Калашников после скандала тоже не долго задерживался на своем посту. 25 ноября, президент Владимир Путин указом освободил его от должности директора ФСИН РФ.

В тот же день Минюст в своем письменном ответе Гулагу.нет сообщил о привлечении к ответственности 15 сотрудников и увольнении еще двоих сотрудников центрального аппарата ФСИН РФ.

По мере раскрытия проектом «Гулагу.нет» имен сотрудников ФСИН, которые, по их мнению, утверждали пыточные схемы, снимали на видео истязания, документировали и архивировали их, а потом и шантажировали ими заключенных, заводятся уголовные дела. Следственный комитет России и Генпрокуратура каждую неделю открывают производства в отношении должностных лиц ФСИН РФ по ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору», ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и угрозой его применения». Все понимают, что круг обвиняемых в любой момент может быть расширен.

Этот же круг лиц, по-видимому, и организовывает сейчас кампании по чистке мундиров, руководствуясь страхом лишиться постов, погон, того хуже – попасть под следствие.

Чистят в общем не только мундиры, но и в прямом смысле этого слова – полы в ТЛО-8 Областной туберкулезной больницы №1 УФСИН.

В конце прошлой недели появилась информация, что, будучи предупрежденным о возможных уголовных делах, начальник ОТБ-1 полковник Павел Гаценко (на сегодня уволенный) приказал осужденным вырубить бетонный пол из их т.н. пыточной комнаты и отнести обломки в свинарник, обмазать их там продуктами жизнедеятельности свиней, после чего вывезти с территории учреждения.

«Ещё раз. Руководство ОТБ-1 в сговоре с УСБ ФСИН умышленно уничтожало улики и в конце сентября 2021 года, осознавая риски возбуждения серии уголовных дел по пыткам в ТЛО-8, приказывало осуждённым ломать полы, на которые капали кровь и кал пострадавших от пыток и сперма и моча «капо»-насильников. Это конкретные факты воспрепятствования официальному расследованию со стороны УСБ ФСИН и начальника ОТБ-1 полковника Павла Гаценко», — комментируют в «Гулагу.нет».

Вместе с тем в пику процессу по деанонимизации «Списка Савельева» запущены информационные кампании по дискредитации деятельности самого проекта «Гулагу.нет».

В редакции федеральных СМИ, в правозащитные организации, администраторам популярных пабликов на прошлой неделе были разосланы четыре видео с пытками заключенных, якобы отснятых в колониях Ульяновской области.

Автором этих писем представлялся некий Заволокин С.Н. Он пояснял, что в его распоряжении якобы имеется 10 гб файлов (фото и видео) с пытками и изнасилованиями заключенных в учреждениях ФСИН России. «Мне ежедневно стекается вся информация по пыткам как от сотрудников, так и от осужденных. В настоящее время я готовлю материал на отправку в зарубежные организации и спецслужбы», — написал он. К своим посланиям осведомитель крепил личное фото, страницу паспорта с фотографией, согласие на обработку персональных данных. И четыре затравочных видеоролика.

Помимо этих коротких четырех видео никто от тов. Заволокина С.Н. никаких других материалов не видел и не получал.

На записях — насильственные половые акты между мужчинами в формах российских заключенных.

«ЧП было в помещении отряда, в комнате для хранения личных вещей. Изнасилование совершили члены группировки отрицательной направленности», — уточнял Заволокин С.Н.

В видеороликах отсутствуют какие-либо значимые детали, по которым можно было бы соотнести принадлежность участников к какому-либо конкретному учреждению ФСИН. Но с определенной долей уверенности можно судить, что насильственные действия в отношении заключенных совершают другие заключенные, то есть не сотрудники исправительных учреждений. Сами действия сняты, судя по всему, на камеры телефонов, не на служебные регистраторы. Спецсредства – наручники, дубинки на видео не используются.

 

Одним из первых видео «Заволокина С.Н.» опубликовал у себя на интернет-ресурсе «ГУЛАГ-инфо». По словам основателя «Гулагу.нет» Владимира Осечкина, сайт-клон был создан несколько лет назад бывшим волонтером «Гулагу.нет» Денисом Солдатовым специально, чтоб вводить людей в заблуждение.

«Этот человек никогда не был коллегой. Приходил к нам на заседание рабочей группы 2 или 3 раза, сделал фэйковый сайт и даже сооснователем «Гулагу.нет» потом людям представлялся. Его ведут спецслужбы. В сфабрикованном против меня деле он фигурирует как свидетель обвинения. Но когда он сам оказался в СИЗО, звонил оттуда и рассказывал, что его заставляют меня оговаривать. Ну, и видимо за все эти оказанные услуги получил минимальный срок, который отбыл в комфортной зоне в Туле. А сейчас, надо думать, отрабатывает по старой памяти», — говорит Осечкин.

Смысл вброса этих видео с истошно натуралистичными кадрами, с жестокими насильственными сценами с лопатами и неистовыми криками взрослых мужчин – обставить всё таким образом, чтобы создать у несведущего зрителя ложное впечатление. Это зона. На ней, дескать, всякое случается. В условиях длительного заточения срабатывает обычной половой инстинкт. Совсем в крайних случаях бывает, что, ну, не поладят зеки между собой из-за какой-нибудь ерунды и таким вот образом друг другу мстят. Роль и ответственность администрации колонии и кураторов за ее пределами из такой подачи «контента» полностью вымывается.

— Версия – зеки зеков насилуют и на этом точка. Оперативники стараются, распространяют эти видео, пытаясь таким образом снять все вопросы о причастности ФСБ и ФСИН к пыточным конвейерам. То же самое сейчас делают генералы в своих объяснительных высшему начальству – пытаются представить страшные пытки в ОТБ-1 не как хорошо выстроенную и годами функционирующую систему пыток, а как случайное ЧП. Но это ложь, и обратное доказывается фактами. Пытки в Саратовской ОТБ-1 снимали на служебные видеорегистраторы ФСИН, а ряд пострадавших были обездвижены при помощи проинвентаризованных спецсредств — закованы в наручники по рукам и ногам и находились в заведомо беспомощном положении. Это всё чудовищно. Но еще более чудовищно то, с какой целью снимались эти видео. А снимались они для использования сотрудниками спецслужб в оперативных целях. Жертв этими видео потом шантажировали, вербовали, заставляли сотрудничать с оперативниками, угрожая в случае отказа переводом в касту «униженных», — рассказал «НИ» Владимир Осечкин.

Подробно об устройстве пыточного конвейера руководитель «Гулагу.Нет» рассказал в интервью Ксении Собчак.

«Капо (сокр. от «kameradschaft-polizei») – привилегированные заключенные в нацистской Германии, как правило, служащие вспомогательной полиции концлагеря, сотрудничавшие с нацистской администрацией.

Осечкин: Привилегированная каста среди заключенных концлагерей была наделена контрольно-распределительными функциями по отношению к другим заключенным: им разрешалось их бить, насиловать, убивать. По моему мнению, наша ФСИН у себя воссоздала эту систему.

В свое время было принято решение отказаться от пыток заключенных руками сотрудников, минимизировать это, потому что это приводит раз – к позору системы, два — к осуждению самих сотрудников. Было принято решение задействовать т.н. негласную агентуру.

Собчак: Что «капы» [в российских тюрьмах] получают взамен этих услуг?

Осечкин: Оперативники ФСИН и ФСБ внимательно анализируют психологические портреты [заключенных]. С невербуемыми людьми им проще не связываться — поселить их отдельно, пусть себе книжки читают, никуда не лезут. Но существует ряд других психотипов людей. Как правило, они физически развиты, при этом у них очень низкая морально-волевая планка, такие и попадают в разработку.

Сначала их подлавливают на какой-нибудь небольшой мелочи, например, просят в обмен на принос домашней еды или чего-то такого просто присмотреть за каким-нибудь т.н. экономическим заключенным, чтобы его не обижали другие. Устанавливается доверительный контакт между оперативником и человеком в камере, который с этого момента считает себя старшим, который становится важной фигурой, которому могут и телефон мобильный принести, через которого в камеру попадает вкусная еда и прочие блага. Но постепенно оперативные задания становятся всё более явными. Человеку говорят: «Знаешь, мы сейчас тебе закинем убийцу и насильника. Он убил, расчленил, но никто не может найти голову. А без головы нет уголовного дела и просто человека невозможно похоронить. Ты бы не мог с ним пообщаться? Вас же тут вон тут целых четверо спортсменов, за здоровый образ жизни, все дела. Вы бы не могли как-то этого наркомана проучить? Мама плачет, все плачут, всё такое.

Дальше человек думает: «Да действительно, сволочь какая – убил! Мы-то тут все сидим за экономику, за вымогательство, за грабежи, а он за расчлененку! Соответственно, понятно, что этим вечером несколько спортсменов по просьбе друга-оперативника совершают ЭТО [впервые]. Дальше к нему приходят и благодарят. Вот тебе от мамы 40 килограммов суши, пельменей. Ты справился с заданием — дай пять. Человек уже ощущает себя героем, ему сейчас звездочку, медальку повесят. А через неделю человека переводят в другой корпус к другому оперу, либо в этом же корпусе меняется опер. И начинается уже совсем другой разговор…

 

В психиатрических, туберкулезных, СПИД клиниках еще больший беспредел, потому что учреждения закрытые, доступ ограничен для всех проверок, даже сотрудники ФСИН не заходят, вот там подписывается всё, что захочешь. Система очень отлаженная.