c5886cbdc64ead64f1b45a38118346f1

Единственная надежда у Европы — на Россию

 Создание «Исламского государства» в Сирии и Ираке — это результат серьезных ошибок. Вместо того чтобы объединиться и уничтожить гадину в зародыше, ей дали внедриться, разрастись и организоваться. Если бы эти ошибки не были совершены, многие погибшие в Сирии, Ираке, в Париже и Ливане, а также в авиакатастрофе над Синаем, возможно, сейчас были бы живы.

У каждой ошибки есть причины.

Одна из главных — это тотальное недоверие между крупнейшими странами мира. Противодействие военной операции России в Сирии со стороны части европейских политиков — яркий тому пример.

Европейским политикам очень часто сложно понять логику лидеров России и их мотивацию. Они часто пытаются все объяснять через призму своих понятий и ценностей.

Такой метод не приводит к пониманию, а следовательно, каждое последующее действие России происходит для них неожиданно. Эта неожиданность вызывает страх, недоверие и подозрения.

У европейцев смешанные чувства.

С одной стороны, облегчение, что кто—то взял на себя этот неблагодарный и опасный труд.

С другой стороны, возникло уже знакомое ревнивое подозрение в том, что Россия хочет использовать ситуацию в своих интересах.

В Европейском парламенте зачастую даже те, кто доброжелательно относится к России, плохо понимают мотивы ее действий.

Для того чтобы их разъяснить, мы вместе с моей коллегой из Эстонии Яной Тоом и при поддержке группы социал-демократов организовали в Европейском парламенте конференцию «Русские в Сирии: проблема или возможность новой перезагрузки?».

Чтобы достучаться до европейских политиков, мы пригласили выступить в Европейском парламенте представителя ведомства госпожи Могерини, специалиста по Ближнему Востоку и Арабскому полуострову Джона O’Рурка, но самое главное — авторитетных российских экспертов: Николая Кожанова, эксперта московского Института Ближнего Востока, и главного научного сотрудника Института исследований Востока при Российской академии наук Лану Раванди-Фадай.

Хотелось порвать с многолетней порочной практикой Европарламента — говорить о России без России и о Сирии без Сирии.

Конференция вызвала большой резонанс.

Послушать экспертов собрались депутаты Европейского парламента, дипломаты (из посольств от Австрии до Афганистана) и представители Европейской комиссии.

Это именно та аудитория, на которую мы рассчитывали. И зал был настолько полон, что люди сидели на подоконниках.

Главный вопрос, на который мы просили дать ответ экспертов, каковы истинные причины операции России в Сирии и что Европе нужно делать дальше.

Типичные европейские сомнения в начале конференции выразил представитель департамента внешних связей ЕС. По его мнению, главной причиной военной акции России является ее желание остаться значимой на международной арене.

На это ответ экспертов был однозначным.

Европа почему-то не считает, что у России вопрос безопасности — первостепенный. До 7 тысяч человек из бывшего СССР воюют на стороне ИГИЛ.

Как мы видим на примере парижской трагедии, и нескольких радикализированных граждан достаточно, чтобы произошла большая беда. В России опять могут запылать Чечня и Дагестан (от сирийской столицы Дамаска до дагестанской Махачкалы — всего лишь тысяча километров).

У россиян еще свежи в памяти события Чеченской войны, они помнят, как это опасно для целостности страны, сколько человеческих жизней было потеряно, какие колоссальные ресурсы были потрачены.

Да, России надо преодолевать политическую изоляцию, но в данном случае это задача второго порядка по сравнению с первостепенными вопросами безопасности.

В этом интересы России совпадают с европейскими.

У Европы 5 тысяч человек воюют под черными знаменами ИГИЛ. Она принимает на себя миллионные потоки беженцев и удары террористов.

Гнойник надо вырезать. В Сирии необходима хирургическая военная операция. У Европы нет инструментов для ее разрешения, нет общей армии. А отдельные европейские страны слишком мало тратят денег на оборону и не могут эту операцию провести в одиночку.

Значительные военные возможности есть только у трех держав: США, России и Китая. Китай традиционно не вмешивается. США обожглись на предыдущих операциях в Афганистане и Ираке и делают ставку на сдерживание ИГИЛ, а не на активные действия.

Поэтому единственная надежда у Европы — на Россию.

Вариант пассивно ждать, что проблема сама собой рассосется, себя не оправдал. За последние пять лет стало только хуже.

Меняется ли отношение к России в Европе после последних событий?

К сожалению, мы слышим безответственные заявления от президентов стран Балтии, которые заявляют, что не будут участвовать в совместной операции в Сирии, если в ней будет участвовать Россия.

Комбинация без России, но со странами Балтии выглядит фантастично.

Это заявление означает, что они не хотят и не будут участвовать в борьбе с ИГИЛ. На мой взгляд, нежелание бороться с нелюдями, устроившими бойню на улицах Парижа, взорвавшими самолет с людьми над Египтом и уничтожавшими тысячи людей в Сирии и Ираке, показывает полную безответственность лидеров стран Балтии.

Но есть в Европе примеры прагматичного и честного подхода.

Председатель Европейской комиссии Жан Клод Юнкер недавно подчеркнул важную роль России и сделал ряд предложений по улучшению отношений.

Фракция социал-демократов в Европейском парламенте взяла на себя роль лидера и провела на днях еще более масштабную конференцию, посвященную 40-летию Хельсинкских соглашений 1975 года, с участием председателя комитета по международным делам Государственной думы РФ Алексея Пушкова, внука главы МИД СССР Андрея Андреевича Громыко, ученого и политолога Алексея Громыко и других высоких должностных лиц из России.

Председатель группы социал-демократов в Европейском парламенте Джанни Пителла заявил о необходимости создания большой коалиции с участием России для борьбы с ИГИЛ.

И впервые на моей памяти Джанни Питтелла произнес на этой конференции слова, от которых затрясет латвийских доморощенных ура-патриотов: «Россия — великая держава!»

Мне не стыдно за ту политическую группу, в которой я работаю как депутат Европарламента.

Нам необходимо создать широкий фронт для борьбы с терроризмом. Для борьбы с гитлеровской Германией тоже была создана коалиция. В нее входили непримиримые идеологические противники, но эти противоречия были отложены, и это было единственно правильным решением.

Перед лицом страшной опасности страны антигитлеровской коалиции объединили усилия и вместе победили коричневую чуму. Такое преодоление нам необходимо сейчас.

Здесь точка приложения усилий, над этим надо работать в ближайшее время.

Андрей Мамыкин

Источник: imhoclub.lv