8704203bb372b50ebb62e1eee021be9d

Арест грязных денег

7 лет назад из бюджета России было украдено 5,4 млрд рублей. 6 лет назад погиб в тюрьме Сергей Магнитский, который, собственно, и установил этот факт, а также выявил схему хищения и назвал причастных к этому лиц.

Причина смерти юриста, представлявшего интересы компании Hermitage Capital, достоверно не установлена, никто из тюремщиков и следователей не понес наказания. За гигантскую аферу, которая не могла бы быть осуществлена без сотрудников налоговых инспекций и офицеров правоохранительных органов, были осуждены лишь два мелких уголовника — Маркелов и Хлебников. Судили их особым порядком, то есть без выяснения обстоятельств хищения миллиардов, дали по четыре года колонии, никто об украденных деньгах их и не спрашивал. Они уже на свободе — вышли по УДО.

«Установлено» и еще несколько лиц, «причастных» к преступлению: внезапно умерший в Киеве друг Маркелова и Хлебникова Курочкин, умерший за два месяца до хищения денег охранник Гасанов, выпавший из окна пентхауса через несколько месяцев после того, как все украденные деньги покинули Россию, фиктивный банкир Коробейников. Всех их не спросишь по техническим причинам. И — Сергей Магнитский, которого посмели осудить посмертно. Его версию о причастности к хищению руководства «Универсального банка сбережений», чиновников московских налоговых инспекций, конкретных юристов, что были дружны с конкретными следователями и операми, которые и вели дело о краже 5,4 млрд, никто не рассматривал.

Украденные деньги не нашли, если не считать некоторое количество миллионов рублей, которые были заблокированы на счетах банка «Крайний Север» в рамках совершенно другого уголовного дела. А в томах дела о 5,4 млрд можно обнаружить гигантские плакаты с квадратиками и стрелочками, названиями банков и ООО — цепочки, по которым утекали похищенные средства, только все эти цепочки оканчиваются одинаково — фразой «дальнейшее движение денег установить невозможно». Естественно, если, например, допрос одного из подозреваемых — Хлебникова — выглядит примерно так. «Вы ходили в этот банк?» — спрашивает следователь. «М-м, хм-м», — отвечает подозреваемый. После чего следователь в течение 15 минут что-то бодро стучит по клавиатуре, расшифровывая содержательный ответ (в деле есть это видео).

Только вот на самом деле эти украденные деньги найти можно. Что доказывают журналисты, в том числе «Новой газеты», и друзья Магнитского, проводящие собственное расследование.

Промежуточный итог этого расследования: уголовные дела по поводу украденных из России денег возбуждены в 10 странах. А именно: в Швейцарии, Молдове, Литве, Латвии, Эстонии, Люксембурге, Франции, Польше, Испании и на Кипре. В США рассматривается гражданский иск от департамента юстиции об изъятии активов, полученных, по мнению прокуроров, незаконным путем. В рамках этого гражданского процесса заморожены счета и имущество (элитная недвижимость) российских граждан (семья Кацывов) более чем на 40 млн долларов. Hermitage — свидетель. Дело будет рассмотрено 7 декабря.

В Швейцарии заморожены активы Владлена Степанова — бывшего мужа бывшей начальницы московской налоговой инспекции № 28 — на сумму более 11 млн долларов, и той же семьи Кацывов — более 8 млн долларов. Ведется уголовное расследование, Hermitage признан потерпевшим.

Во Франции, Монако и Люксембурге заморожены счета на сумму более 7,5 млн евро. В рамках уголовного расследования проведены допросы хозяев миллионов (фамилии редакции известны). Hermitage признан потерпевшим.

Стоит пояснить: конечно, далеко не все арестованные средства — те самые деньги, которые имеют отношение к «делу Магнитского», как и не все их хозяева напрямую причастны к этому хищению. Но именно это обстоятельство представляет наибольшую ценность для российских правоохранительных органов и должно было бы вызвать их пристальный интерес. И вот почему.

Потому что начинают вырисовываться маршруты «деньгопроводов», по которым через финансовые институты Киргизии, Казахстана, Молдовы, Латвии, Литвы и Эстонии выкачиваются из России гигантские средства, полученные от незаконной деятельности, уклонения от налогов, коррупции, подпольных казино, торговли наркотиками и т.д. Деньги — разные, бенефициары — разные, но маршруты одни, и конечные остановки в офшорных зонах, где перемешиваются, как в стиральной машине грязное белье, деньги из разных источников, — все те же. Процессом управляют операторы из числа «черных банкиров», прекрасно знающие, кто и сколько бабла закачал. А дальше — как в исламском банкинге — бенефициары коррупционных схем могут получить свои деньги в любой «стиральной машине», которых по миру разбросаны тысячи. Да, это будут не их конкретно деньги, а кого-нибудь другого из соседнего министерства или, например, хозяина подпольного казино, но дело не в принадлежности, а в эквиваленте.

Столь сложная схема, включающая в себя сотни банков, ООО, Ltd и т.п., нужна для обезличивания средств, что весьма затрудняет поиск преступников. И в этом ее «плюс». «Минус» же в том, что «меченые» в рамках какого-нибудь расследования (в данном случае по «делу Магнитского») деньги могут замарать и тех, кто пусть к конкретной истории отношения и не имеет, зато пользуется теми же инструментами.

Каков объем этих грязных денег из России, заразивших весь мир, определить пока затруднительно, но прикинуть масштаб возможно — раз 5,4 млрд рублей растворились в этом океане, как сахарная песчинка. И мир в итоге озаботился этой проблемой, ужаснувшись гибелью Сергея Магнитского и оценив в итоге коррупционные угрозы. В Европе, например, создана специальная Еврогруппа для координации деятельности полиции разных стран. Россия в ее работе участия не принимает — будто деньги выкачивают не из нее.

Источник: novayagazeta.ru