Боль, слёзы и страх

Психическое заболевание второго пилота, который осознанно направил самолёт в бездну и унёс с собой 149 жизней — основная версия катастрофы «Аэробуса» А320 немецкой авиакомпании Germanwings, разбившегося во Французских Альпах. Европа осмысливает последствия трагических событий, авиаперевозчики всего мира пытаются найти способы противостоять той ситуации, когда недруг может оказаться не в салоне самолёта, а за его штурвалом.

Немецкий «Аэробус» А320, следовавший рейсом 4U 9525 из Барселоны в Дюссельдорф, разбился во Франции в результате осознанных действий второго пилота: эту версию выдвинули французские эксперты, исследующие записи бортового самописца, найденного на месте аварии. Удару самолёта о стену горного массива предшествовали восемь минут управляемого падения, восемь минут абсолютного ужаса, который, по всей вероятности, испытывали люди на борту самолёта.

Работающим в труднодоступном горном регионе спасателям пока удалось обнаружить только один из двух «чёрных ящиков» — cockpit voice recorder (CVR), записывающий все разговоры в кабине пилотов. Второй самописец, flight data recorder (FDR), регистрирующий параметры полёта и техническое состояние самолёта, пока не найден, но данных с первого экспертам оказалось достаточно, чтобы выдвинуть версию — не исключая полностью вариант технических проблем на борту — об умысле пилота.

Жизни 150 человек унесла не авария, не ошибка пилота, не технический дефект или сложные погодные условия — как считают французские следователи, это было осознанное решение второго пилота рейса 4U 9525, двадцатисемилетнего Андреаса Любица (Andreas Lubitz) из Монтабаура. «Расширенное самоубийство», как квалифицируют такой поступок одни психиатры, больше похожее на серийное убийство, массовое убийство на почве помешательства, как полагают другие. Возглавивший французское следствие марсельский прокурор Брис Робен (Brice Robin) заявил, что Любиц, выполнявший роль второго пилота, намеренно уничтожил самолёт. Как утверждает следствие, 34-летний командир борта 4U 9525 Патрик Зонденхаймер (Patrick Sondenheimer) на несколько минут вышел из кабины в туалет, когда самолёт набрал положенную высоту. Такое поведение капитана воздушного судна полностью соответствует должностным инструкциям. Вернуться в кабину пилотов Зонденхаймеру не удалось: дверь оказалась заблокирована изнутри. На аудиозаписи «чёрного ящика» слышны переговоры лётчиков в нормальном тоне, затем — тишина, после — просьбы и требования капитана впустить его обратно в кабину, слышные через интерфон, молчание Любица, отсутствие реакции на просьбы наземных диспетчеров отозваться, стуки в дверь, шум, вероятно — от безуспешных попыток её выбить или сломать, отдалённые крики пассажиров перед тем, как самолёт врежется в гору на скорости 700 километров в час, и ровное дыхание закрывшегося в кабине второго пилота, который находился в сознании и понимал: он летит навстречу смерти, забирая с собой ещё 149 человек.

После террористических актов 11 сентября авиакомпании всего мира ужесточили технические требования, создав и укрепив преграды на пути желающих проникнуть в кабину пилотов. Авиаперевозчики исходили из рационального предположения о том, что недруг, недоброжелатель может оказаться только по другую сторону двери, а у штурвала непременно находится свой, чья основная цель — доставить пассажиров и самолёт обратно на землю целыми и невредимыми. Чтобы предотвратить проникновение террористов в кабину пилотов, дверь, отделяющая кокпит от салона была на всех самолётах усилена и бронирована. Кроме того, повсеместно была установлена система блокировки двери изнутри. В «Аэробусе» модели A320 закрытую дверь в кабину пилотов можно открыть снаружи, набрав код на расположенной на стене у входа клавиатуре, но этот механизм может быть заблокирован человеком, который находится в кабине.

Постулат о безграничной лояльности членов экипажа оказался верным не до конца: катастрофа над Альпами, как полагает следствие, стала результатом умышленных действий второго пилота немецкого «Аэробуса». Шокирующие новости из Франции вызвали немедленную реакцию авиаперевозчиков: по рекомендации Европейского агентства авиационной безопасности (EASA) большинство европейских авиакомпаний — в частности, все немецкие — Lufthansa, Air Berlin, Condor, TuiFly, Germanwings и другие — немедленно внедрили принцип «четырёх глаз», широко распространённый в Соединённых Штатах, в России, в ряде азиатских авиакомпаний. Согласно этому принципу пилот пассажирского самолёта никогда не остаётся в кабине один: если её понадобилось покинуть командиру экипажа или второму пилоту, в помещение, не занимая рабочего места пилота, всегда заходит член экипажа, бортпроводник или бортпроводница, и обязательно остаётся до возвращения ушедшего.

Записи чёрного ящика свидетельствуют о том, что катастрофа «Аэробуса» Germanwings стала результатом осознанных шагов. Однако доказательств того, что второй пилот рейса 4U 9525 заранее планировал уничтожить самолёт, а не действовал спонтанно, нет. Следствие выясняет, что могло толкнуть второго пилота Любица на умышленные действия, направленные на гибель самолёта. Ведущая расследование французская прокуратура расценивает действия пилота А320 как непредумышленное убийство: «Когда вы несёте ответственность за 150 человек, не думаю, что случившееся можно квалифицировать как самоубийство», — отметил марсельский прокурор Робен. В Германии делом Любица — по его второму, связанному с работой месту жительства — занялась прокуратура Дюссельдорфа. Обыски в доме пилота в Монтабауре и квартире, которую он снимал недалеко от аэропорта в столице Северного Рейна-Вестфалии, не дали никаких достоверных сведений относительно возможных мотивов поступка Андреаса Любица: ни прощальной записки, ни каких-либо документов, способных свидетельствовать о религиозной или политической подоплёке содеянного. «Если у него и были мотивы — мы ничего не хотим о них знать!» — эту фразу отца одного из погибших на борту рейса 4U 9525 одно за другим использовали массмедиа, рассказывая о поиске документов, позволяющих пролить свет на причины поступка пилота, осознанно погубившего самолёт.

Андреас Любиц увлекался полётами с детства, в 14 лет вступил в клуб планеристов LSC Westerwald, мечтал о карьере пилота и — опять же с детства — регулярно занимался дельтапланеризмом именно в том районе Франции, где намеренно разбил «Аэробус». Во время учёбы в лётной школе Lufthansa, которую Любиц окончил в 2013 году, ему пришлось сделать несколько длительных перерывов из-за психологических проблем: в 2009 году у потенциального пилота диагностировали депрессию, какое-то время он числился «негодным к полётам». Представители дюссельдорфской прокуратуры сообщили журналистам, что ещё до получения лицензии пилота Андреас Любиц проходил психотерапевтические обследования и считался склонным к самоубийству. В его медицинских документах фигурировал диагноз «биполярное аффективное расстройство», которое раньше называлось маниакально-депрессивным психозом. Впоследствии лётчик наблюдался у различных психиатров и неврологов. По информации таблоида Bild, в личном деле Любица стояла отметка «нуждается в особом и регулярном медицинском обследовании», такая же отметка была в его лицензии пилота. К концу учёбы Любиц, по словам главы Lufthansa Карстена Шпора (Carsten Spohr), идеально сдал все тесты, в том числе медицинские, и был готов к полётам: «Абсолютно все проверки показали пригодность».

Университетская клиника Дюссельдорфа передала прокуратуре медицинскую карту Андреаса Любица, ранее признав, что пилот проходил в ней обследование, но не сообщая причин обращения и диагноз — было заявлено, что речь не идёт о депрессии. Как выяснилось, сам Любиц полагал, что страдает глазным заболеванием. Врачи, однако, не смогли обнаружить у него проблем с глазами — возможно, их могли вызывать психосоматические отклонения, но органического мозгового синдрома у Любица обнаружено не было. В последнее время медики неоднократно выписывали пилоту больничные листы: при обыске в его дюссельдорфской квартире нашлось несколько скомканных документов, в том числе больничный, действительный на день катастрофы — пилот скрыл от работодателя как сам факт заболевания, так и то, что должен был считаться больным в день рокового полёта. Девушка, с которой недавно расстался пилот — её имя не называют СМИ, — рассказала, что лётчик мечтал стать командиром корабля, страдал от ночных кошмаров, иногда просыпаясь по ночам с криками «Мы падаем!», и обещал однажды совершить нечто, из-за чего «все узнают моё имя и запомнят меня».

Катастрофа лайнера авиакомпании Germanwings во Франции уже привела к изменению правил управления воздушными судами, вероятно, гласно и негласно усилится и станет более частым психологическое тестирование пилотов большинства авиакомпаний. Политики в связи с катастрофой обсуждают вопрос о послаблениях обязательств о неразглашении, которым подлежат представители определённых профессий — в частности, медики. В обществе ведётся дискуссия — должен ли был врач, лечивший Любица, сообщить его работодателю о психологических проблемах пациента. Во Франции тем временем спасатели ищут на скалах тела погибших, чтобы дать родным и близким покойных возможность их нормально похоронить. Оценить страдание и боль потери деньгами невозможно. Тем не менее родственникам жертв причитаются выплаты. Lufthansa, материнская компания Germanwings, ожидает поступления исков с требованием значительных денежных сумм от юристов, представляющих интересы близких погибших: страховые компании Lufthansa выделили на эти цели 275 миллионов евро. Пока же немецкий авиаперевозчик оказал единовременную помощь для поездки во Францию, к месту гибели самолёта, и пообещал выплатить до 50 000 евро семье каждого погибшего пассажира.