Дымовский: «За мной установлено наружное наблюдение»

dymovskij-171-za-mnoj-ustanovleno-naruzhnoe-nablyudenie-187

В распоряжении редакции «Новой газеты» оказались протоколы допроса майора Дымовского.

В День российской милиции, когда кругом шли привычные торжества, старший оперуполномоченный УВД Новороссийска Алексей Дымовский дал в Краснодаре пресс-конференцию, где высказался о милицейском начальстве в довольно резких тонах. «Рядовой» майор в течение нескольких дней стал главным ньюсмейкером медийного пространства, разместив в интернете видеообращение к Владимиру Путину. В раскрутке новороссийского опера активное поучаствовало высокое милицейское начальство (к профессиональному празднику, что ли, спешили?), сначала молниеносно уволив майора из рядов, затем столь же молниеносно обвинив его в связях с Западом и, наконец, прямехонько в День милиции устроив для майора засаду на дорогах…

Думаю, эта комбинированная спецоперация должна войти в самые продвинутые учебники по PR-технологиям. Хотя справедливости ради следует заметить, что ни в обращении к премьеру, ни на пресс-конференции громких разоблачений со стороны майора не было. Они появились позже, после того как Дымовского допросил прокурор.

Нам удалось достать копию допроса. Опальный майор рассказывает о проникновении в милицию организованной преступности, о торговле наркотиками, коррупции, липовой отчетности и прочих прелестях милицейских будней.

В видео, размещенном на YouTube, старший оперуполномоченный оперативно-розыскной части УВД Новороссийска говорил о скотском отношении начальства к подчиненным, нарушении трудового законодательства, коррупции. На пресс-конференции в Краснодаре он, по сути, сказал то же самое. Но главное началось потом. По окончании пресс-конференции из помещения удалили всех журналистов. На освобожденном от посторонних пространстве майора допрашивал начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции краевой прокуратуры Александр Боровик. Объяснения Дымовского весьма любопытны. Например, он сообщает имя и фамилию человека, который был взят на работу в УВД, но при этом является членом чеченской преступной группировки. Если такими сведениями владеет простой майор, могло ли о них не знать начальство в лице, как говорится в объяснении, начальника УВД Новороссийска Владимира Черноситова и начальника криминальной милиции города Василия Шкидюка?

В своем видеообращении майор утверждал, что получил звание в обмен на обещание посадить невиновного человека. В объяснениях прокурору Дымовский уточняет: «Лично Черноситов в присутствии Шкидюка сказал, что [если] вы хотите получить звание майора, то Слышик Михаил (сын Слышика — работника УВД) должен сесть. Имелось в виду, что я должен подбросить ему наркотики. Представление на звание лежало на столе Черноситова месяц, и он вызывал меня каждый день и требовал от меня сообщать о проделанной работе по Слышику М.». Как утверждает офицер, сажать Слышика он в конце концов отказался.

Далее — о государственной тайне. Как следует из объяснений, так называемые агентурные записки, которые вели Черноситов и Шкидюк, «составлены не указанными лицами, а другими работниками УВД». То есть доступ к секретным сведениям имели неуполномоченные на то лица, а это «нарушение режима секретности и законодательства о гостайне». Затем всплывают новые фамилии: «Сейчас в Восточном округе работает Гребенюк, в отношении которого имелись сведения о том, что он барыга (торговал наркотиками). Канцев — замначальника УВД по кадрам, принуждал меня переписать материалы агентурных сообщений». Отметим, что в УВД Дымовский работал в отделении по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Если сказанное прокурору правда, то какой смысл был заместителю начальника УВД прикрывать наркоторговца в своих рядах? Речь о преступной группировке в милиции? На эти вопросы предстоит ответить работающей в Новороссийске комиссии центрального аппарата МВД РФ в составе представителей департаментов собственной безопасности, кадрового обеспечения, медицинского управления и других подразделений. Как и на вопрос о том, почему всех работников УВД заставили получать зарплату в одном из коммерческих банков, где проценты за обслуживание банковской карты были достаточно высокими? Во всяком случае, именно так сказано в объяснении Дымовского.

Майор затронул и классическую для российской милиции проблему — спущенные начальством планы по раскрываемости преступлений. Исходя из объяснений Дымовского, если показатели были недостаточно высокими, то «задним числом заводилось ДОУ (дело оперативного учета. — Е. Т.) по уже задержанному лицу и прекращалось как реализованное». Здесь также можно вспомнить факты, которые Дымовский привел на пресс-конференции: в курортный сезон в Новороссийске ежедневно случается до 20 краж, однако милиционеры уговаривают пострадавших не писать заявления. В итоге регистрируются всего 3—4 кражи, а это — очевидное улучшение официальных показателей работы.

Впрочем, рассказать о чем-то похожем наверняка могут многие работники милиции. А что заставило Алексея Дымовского открыто обратиться к премьеру? Самое простое предположение — психологическая и физическая усталость, которая накопилась с 2004 года, когда он пришел работать в УВД Новороссийска. Плюс обиды, нанесенные милицейским начальством человеку, не желающему унижаться. Вот лишь один из эпизодов. В распоряжении «Новой» есть акт судебной экспертизы, согласно которому 24 марта 2007 года некто Валерий Колодизный, который был задержан и находился в здании УВД Новороссийска, два раза ударил Дымовского шилом (!) по левой руке. Нападение на милиционера — верная тюрьма. Однако известно, что следователь новороссийской прокуратуры Гетманенко уголовное дело в отношении Колодизного не возбудил. И якобы из-за того, что родственница задержанного занимает должность в местном порту.

Впрочем, в милицейской среде ходят пересуды о том, будто выпад против руководства новороссийского УВД планировался тщательно и долго, а личные обиды — всего лишь повод. На пресс-конференции Алексей Дымовский обмолвился, что открыть в интернете собственный сайт ему помогли друзья — бывшие оперативники, недовольные положением дел в милиции. В объяснениях прокурору Дымовский называет бывших и действующих милиционеров, которые могут подтвердить его показания. Он указывает, что они «сидят и ждут нормальной комиссии, которая могла бы зафиксировать на протоколы допроса сообщенные ими сведения». Можно предположить, что в новороссийском УВД постепенно сформировалась оппозиция, которая через майора Дымовского решилась на открытое выступление.
В ходу и такая версия: майор Дымовский является сотрудником спецслужб, а история с видеообращением затеяна в рамках борьбы с коррупцией. На пресс-конференции Алексей Дымовский упомянул о неких секретных документах, которые он готов показать только Путину при личной встрече.

Протоколы допроса майора Дымовского

Прокурору Краснодарского края
государственному советнику юстиции 2-го класса
Коржинеку Л.Г.
Дымовского Алексея Александровича
Паспорт 1002 № 570741,
Проживающий: г. Новороссийск, ул.
xxx, x1
8-91x-xxx-xx-x3

Объяснение

По существу заданных вопросов могу пояснить следующее.

По переработкам. По устному указанию моего непосредственного руководителя все работники ОРИ работали в субботу до 14.00. Если до этого времени не раскрывались преступления, начальник давал указание работать до 20.00. Это можно проверить по уголовным делам, адм. протоколам, где в объяснениях, протоколах допросов стоит время в выходные дни, при этом в табеле учета раб. времени это время не учитывается.
Я иногда отказывался выходить на работу в выходные дни. За это мне начальник объявлял устные порицания.
Вот 07.11.2009 на гарнизонном построении присутствовало 300 человек личного состава УВД. Это все было в субботу.

Перечисленные люди сидят и ждут нормальной комиссии, которая могла бы зафиксировать на протоколы допроса сообщенные ими сведения.
Следователь прокуратуры Гетманенко вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту нападения на меня с шилом Колодизного Валерия, т.к. сестра Колодизного работает в порту. Мне были причинены телесные повреждения, что может подтвердить Гербер Ирина (судмедэксперт).
В ходе осмотра в моем кабинете следователем изъяты шило, пакет, где я носил форму, однако что стало с этими вещами, мне не известно.
Вчера, 08.11.2009, в час ночи (в 1.00) я зашел в УВД по г. Новороссийску, где сидели Канцев и Карпов, еще Калашников (нач. управления кадров ГУВД по краю) и еще несколько мужчин в гр-кой одежде. Я спросил у Канцева: «Я увол. или нет?» На что он ответил, что приказа на увольнение нет.
Я на больничном не нахожусь. Сегодня я не вышел на работу и могу предположить, что меня могут уволить за прогул.
Также за мной установлено наружное наблюдение, прослушивается телефон. О наблюдении за мной знаю, т.к. имею опыт в этой сфере.
Я опасаюсь за свою жизнь и жизнь моей семьи исходя из сложившейся обстановки.

Конкретных угроз в мой адрес не поступало.
В августе 2009 года на нервной почве у меня стала отниматься левая рука. Я обратился в горполиклинику № 1 г. Новороссийска.
Я пришел к невропатологу, которая мне сказала, что т.к. я работник милиции, то с моим приемом могут быть проблемы. Она ушла к зав. отделением. Позже я сам беседовал с завотделением Багровой, которая мне сказала, что не будет меня обслуживать в связи с устным указанием Черноситова о том, чтобы не обслуживать работников милиции.

Я написал заявление на Багрову в департамент здравоохранения г. Новороссийска. На следующий день была создана комиссия, состоящая из врачей, которая признала меня больным, и я дальнейшее лечение проходил в поликлинике № 5 г. Новороссийска.

По поводу присвоения звания поясняю. Лично Черноситов в присутствии Шкидюка сказал, что вы хотите получить звание майора, то Слышик Михаил (сын Слышика — работника УВД) должен сесть. Имелось в виду, что я должен подбросить ему наркотики.
Представление на звание лежало на столе Черноситова месяц, и он вызывал меня каждый день и требовал от меня сообщать о проделанной работе по Слышику М.
Моим непосредственным начальником мне доводились планы по раскрываемости. Если не хватало показателей, то задним числом заводилось ДОУ по уже задержанному лицу и прекращалось как реализованное. Необходимо поднять агентурные записки по ДОУ, которые ведут Черноситов, Шкидюк (нач. КМ УВД). Эти записки составлены не указанными лицами, а другими работниками УВД, что подтверждает нарушение режима секретности и законодательства о гостайне.

По поводу Слышика М. дополнительно поясняю, что я зашел лично к Черноситову и сказал, что не буду предпринимать ничего противоправного в отношении него.
О том, что Черноситов менял фамилию и имя и имел судимость, я в видеообращении не говорил. Я упоминал Медведева В.В., начальника ОВД по Приморскому округу г. Новороссийска, который привлекался по ч. 111 ст. 130 УК РФ (постановление прилагается).

По бухгалтерии с меня удерживали 50% зарплаты за утрату проездных документов в 200…. (с апреля, мая по июль 2009 года).

Последней каплей, подтолкнувшей меня к написанию заявления и видеообращению, стало изъятие у меня на работе компьютера моей дочери, который я временно использовал, т.к. служебный был неисправен. Компьютер забрали в августе 2009 года, по указанию , а получил я его через день, т.к. пригрозил, что напишу заявление в прокуратуру.
Также в мае—июне 2008 года всех работников УВД заставили получать зарплату в банке , где более высокие проценты за обслуживание карты. Это указание было , доведено до сведения личного состава .

С моих слов записано верно, мною прочитано
Дымовский А.А. (подпись)

09.11.209 . 17.00 м.

Опросил
Фамилия…………. 09.11.2009. 17.00 м.

От редакции:
Мы сознательно не публикуем объяснения майора Дымовского полностью, поскольку в тексте упомянуты фамилии свидетелей, на которых может быть оказано давление со стороны начальства до начала разбирательства