Коррупция в российской «Кремниевой долине»

korrupciya-v-rossijskoj-171-kremnievoj-doline-187

Российские планы по созданию новой «Кремниевой долины» — хаба для ивестиций в высокие технологии – потерпели неудачу после сообщения полиции о раскрытии схемы хищения примерно 800 тысяч долларов из бюджета проекта.

Это открытие позволяет предположить, что проект «наукограда», получивший название «Сколково» из-за его местоположения в пригороде Москвы, возможно, запутался в «византийских» интригах кремлевской политики, а они часто решаются путем уголовных дел, нацеленных на дискредитацию оппонентов.

О проекте впервые в 2009 году заявил Дмитрий Медведев, который на тот момент занимал пост президента, а сейчас является российским премьер-министром. Сколково должно было стать флагманом его стратегии по модернизации России путем продвижения высокотехнологичного предпринимательства и снижения зависимости экономики от сырьевого экспорта. Правительство выделило на инвестиции в Сколково 4,2 миллиарда долларов и пообещало еще миллионы в грантах и налоговых льготах.

Сколково будет состоять из университета и «технопарка», в котором, по замыслу создателей, высокотехнологичные стартапы будут работать вместе с партнерами, иностранными инвесторами, такими, как Cisco и Microsoft, также пользуясь государственными грантами.

Однако после того, как Медведев уступил президентский пост Владимиру Путину в мае 2012 года, многие его инициативы были отменены или столкнулись с новыми политическими сложностями по мере того, как у нынешнего премьера появляется все больше противников. Те представители российской элиты, которые являются сторонниками жесткой линии, считают Медведева слишком «проамериканским» и либеральным.

Сколково – это чувствительная тема, так как судьба проекта тесно связана с самим Медведевым, считает Алексей Макаркин, эксперт по внутренней политике в московском Центре политических технологий.

«Решение завести уголовное дело не принимается без одобрения президента, а когда президентом был Медведев, у Сколково был своего рода иммунитет, — сказал Макаркин. – Сейчас проект этот иммунитет потерял…Эта политическая ситуация становится все сложнее».

Первым знаком того, что Сколково столкнулось с проблемами, был секретный отчет Счетной палаты, опубликованный московской газетой «Ведомости». В нем сообщалось об обнаруженных «нарушениях» в бюджете проекта на сумму в 1,4 миллиарда рублей. Счетная палата не подтвердила, но и не опровергла эту информацию.

За отчетом последовала проверка, инициированная Следственным комитетом – российским эквивалетом американского ФБР – в результате которой стало известно о краже примерно 800 тысяч долларов госсредств из бюджета проекта.

Уголовое дело открыто, в частности, в отношении Кирилли Луговцева, финансового директора проекта, а также Владимира Хохлова, гендиректора таможенно-финансовой компании «Сколково».

Виктор Вексельберг, российский миллиардер, который является главой Фонда «Сколково», сообщил журналистам, что о хищениях стало известно в прошлом году, однако деньги были возвращены.

«Нарушения были обнаружены еще в минувшем году, после чего в июне договор с конкретной организацией был расторгнут, а руководитель, который был причастен к этой сделке, был уволен. Средства по этому договору возвращены в фонд», — сказал он. По его словам, он также надеется, что судебное решение «подведет черту» под этой историей.

Однако представитель Следственного комитета Владимир Маркин сообщил агентству «Интерфакс», что заявление Вексельберга «не соответствует действительности», и что «эти данные он скрывал и был вынужден их обнародовать после того, как началась проверка Счетной палаты».