Подготовка к терактам в метро велась в Москве

Два взрыва, 40 погибших и около 100 пострадавших – главные цифры терактов в московском метро. За сухой арифметикой целый детектив с интригой: кто, как, зачем и почему.

Крутой маршрут московских смертниц

Почти ни у кого не вызывает сомнений то, как смертницы добрались до Москвы. Террористки приехали в столицу на частном междугородном автобусе, который регулярно привозит торговцев-челноков на московский рынок «Лужники» из одного из городов Северного Кавказа. Об этом сообщил «Интерфаксу» хорошо информированный источник в правоохранительных органах.

«Террористок-смертниц по фотографиям опознал водитель этого автобуса. По его словам, девушки приехали в Москву рано утром 29 марта. В дороге их сопровождал мужчина-кавказец, рост 180-185 см, плотного телосложения, одет в темно-синюю куртку с белыми вставками, носит 5-10-дневную щетину», — сказал источник агентства. Позднее сотрудникам правоохранительных органов выдали фотокомпозиционный портрет на этого человека.

По признанию источника, подобным же способом в свое время до Москвы добирались другие террористы-смертники. Например, Анзор Ижаев, взорвавший себя 6 февраля 2004 года в вагоне поезда на перегоне между станциями метро «Автозаводская» и «Павелецкая» Замоскворецкой линии, или Николай Кипкеев, сопровождавший террористку-смертницу 31 августа 2004 года. Вот почему предложение о введение паспортного контроля на междугородном транспорте было столь молниеносным.

Между тем, в информации о непосредственной подготовке к теракту гораздо больше белых пятен и нестыковок.

Так до сих пор официально неизвестно, в каком месте сели в вагон метро смертницы – по информации, которую сообщили «Интерфаксу» правоохранительные органы, это произошло на станции «Воробьевы горы», а не на «Юго-Западной», как поспешили сообщить многие СМИ. Не подтверждена официально и версия о том, что конечным пунктом второй смертницы была станция метро «Октябрьская», рядом с которой расположено здание МВД. Пояса для смертниц были изготовлены, по всей видимости, в Москве. Сообщники террористок снимали квартиру в обычном жилом доме в московском районе Хамовники. Об этом рассказал «Интерфаксу» источник в правоохранительных органах.

«Предположительно, в эту квартиру заранее были привезены компоненты для изготовления взрывных устройств, которые позже были собраны одним из соучастников организации терактов», — пояснил собеседник агентства.

По его словам, собранные пояса со взрывчаткой доставил один из преступников к станции метро «Воробьевы горы» и передал их террористкам.

«Скорее всего, один из двух мужчин отправился с первой женщиной, а другой — со второй. Именно эти двое сообщников и подорвали дистанционно взрывные устройства», — рассказал собеседник агентства. Официального подтверждения этих слов пока нет.

Между тем, это заявление несколько противоречит первоначальному предположению следствия о том, что сопровождали террористок две женщины со славянским типом лица, однако и никак не опровергает его.

Светлое прошлое темных личностей

Личность смертницы, совершившей теракт на станции «Парк культуры», следственные органы установили довольно быстро – по найденной голове. Взорвавшейся девушкой, как сообщили 2 апреля в федеральном оперативном штабе НАК, оказалась уроженка Хасавюртовского района Дагестана семнадцатилетняя Джаннет Абдуллаева, вдова так называемого «эмира» Дагестана Умалата Магомедова, ликвидированного в конце минувшего года.

Немногим дольше устанавливалась личность первой смертницы. Первоначально некоторые СМИ предположили, что террористкой, приведшей в действие взрывное устройство на станции «Лубянка», была Марха Устарханова – вдова лидера гудермесских боевиков Саид-Эрмина Хизриева. Однако источник в правоохранительных органах Чечни сообщил «Интерфаксу», что это предположение, во-первых, опровергает тщательное изучение фотографий погибшей. А во-вторых, по оперативным данным Устарханова сейчас вообще находится в Турции.

Личность погибшей смертницы в итоге помог опознать житель селения Балахани Унцукульского района Дагестана Магомедрасул Магомедов. Он сообщил о том, теракт совершила его дочь. «Я видел фотографию ее сохранившейся головы. Это моя дочь. Однозначно. Никаких сомнений», — заявил Магомедов в интервью агентству «Интерфакс-Юг».

После заявления в районную прокуратуру об опознании дочери в селение приехали представители оперативно-следственной группы. «Они взяли у меня анализы крови, наверное, для опознания. Кроме того, забрали все фотографии, на которых была моя дочь», — рассказал Магомедов. Позднее эту информацию подтвердили официально: взрыв на Лубянке совершила Марьям Шарипова, 1982 года рождения.

Отец Шариповой, работающий учителем в школе, так и не смог объяснить ее поступка. «Она воспитывалась как простая горская девушка. Дочь была очень набожной, но никаких признаков радикализма я за ней не замечал. Когда появились слухи о том, что она вышла замуж за Магомедали Вагабова (один из лидеров дагестанского вооруженного подполья — «ИФ»), я спросил ее об этом, она не подтвердила», — рассказал Магомедов.

Вскоре выяснились еще более интересные подробности. Оказалось, что в 2005 году Марьям с отличием закончила физико-математический факультет Дагестанского университета и преподавала вместе с отцом в школе. Кроме Марьям у Магомедова есть еще и сыновья Ильяс и Анвар. Их местонахождение сейчас устанавливают оперативные службы, подозревая их в связях с террористическим подпольем. Эту информацию, правда, официально не подтверждают (но и не опровергают) в правоохранительных органах Дагестана. Находятся скептики, которые утверждают, что в версии с Шариповой некоторые вещи не сходятся. Удивление вызывает как и то, что девушка, проработавшая учительницей, смогла совершить теракт, так и странное — «самовольное» – обращение отца в прокуратуру.

Однако, как заявил Глава СКП РФ Александр Бастрыкин, в дагестанских селах, где жили смертницы, действительно были найдены вещественные доказательства, которые подтверждают наличие там бандформирований.

Серые кардиналы террористических акций

Имя того, кто «заказал» московские теракты, официально не озвучено до сих пор. Вскоре после терактов ответственность за их совершение взял на себя боевик Доку Умаров в своем интернет-обращении, вышедшем на одном из сайтов чеченских сепаратистов. По данным британской газеты «Таймс», Умаров лично приказал совершить теракты на станциях «Лубянка» и «Парк Культуры». Причем, боевик предупредил о том, что планируются и другие атаки.

Заявление одиозного боевика с возмущением воспринял президент Чечни Рамзан Кадыров. Он посчитал, что Умаров взял на себя такую ответственность, для того, чтобы «вызвать в России гонения против жителей северокавказского региона и вслед за этим, чтобы преследуемые правоохранительными органами мирные граждане начали поддерживать боевиков назло силовикам». По мнению президента Чечни, Умаров давно утратил свое влияние и не способен на активные действия.

Схожего мнения придерживается депутат Госдумы от Чеченской республики Ахмар Завгаев (фракция «Единая Россия»). Он уверен, что заявлениям террористов верить нельзя и призвал спецслужбы и политиков не обнародовать версий относительно причастных к терактам в московском метро до окончания следствия.

В свою очередь глава ФСБ Александр Бортников заявил, что правоохранительные органы знают организаторов последних терактов персонально, и в настоящее время разыскивают их.

«Подтверждается версия совершения терактов конкретными бандформированиями, связанными с Северным Кавказом. Мы знаем персонально организаторов терактов. Проводится оперативно-розыскная работа», — сказал Бортников на совещании у президента РФ.

По мнению главы ФСБ, в борьбу с терроризмом «нужно вовлекать гражданское общество и население». «Чем доступнее и понятнее будет наша работа, тем лучше результат», — уверен он.

«Очень важна работа на упреждение возможных терактов», — отметил глава ФСБ. Он призвал руководителей регионов и правоохранительных структур Северо-Кавказского округа «четко использовать информацию и правильно ей распоряжаться».

Мартовские взрывы в Москве и Кизляре стали важным сигналом того, что необходима не только борьба с угрозой терроризма, но и серьезное изучение последствий террористических атак. Неслучайно, уже 2 апреля в Следственном комитете при прокуратуре РФ создали отдел по расследованию террористических актов. Координационно-аналитические следственно-оперативные группы, в задачу которых входит расследование и пресечение особо тяжких преступлений и терактов, при непосредственном сотрудничестве с местными ФСБ и МВД появились также в Дагестане и Ингушетии.

Время покажет необходимость таких мер и востребованность отдела. Ясно одно: чтобы противостоять терроризму, надо, прежде всего, хорошо знать методы его пособников. А еще лучше свои слабые места.