Три араба за пять тысяч долларов поставили на уши ФСБ по всей Ингушети

tri-araba-za-pyat-tysyach-dollarov-postavili-na-ushi-fsb-po-vsej-ingusheti

Сайт «Кавказ-центр», контролируемый идеологом кавказского радикального исламизма Мовлади Удуговым, именующим себя главой Национальной Службы Информации и членом ГКО-Маджлисуль Шура Чеченской Республики Ичкерия, прокомментировал версию ФСБ о последних кровавых событиях в Ингушетии.

Сайт сообщает, что, как объявила Лубянка, «за организацией последних атак в Ингушетии стоят «эмиссары «Аль-Каиды», проникшие в эту республику прошедшим летом. ФСБ даже пересчитала «алькайдовцев», и установила примерную сумму «гонораров», которые арабы выплачивают «ингушским боевикам». По утверждению ФСБ арабов всего трое, а «платят» они от 2 до 5 тысяч долларов за каждый взрыв или нападение.

Хитромудрые чекисты также спрогнозировали возможное восстание ингушей, которые недовольные действиями Москвы могут примкнуть к трем арабам из «Аль-Кайды».

Лубянка сетует на то, что три араба оказались до того ловкими и умелыми, что умудрились за считанные недели не только создать новые боеспособные и профессионально подготовленные «отряды боевиков» из местных «террористов и разбойников», но и организовать повсеместные атаки на войска … Более того, эти три араба, оказывается, не удовлетворены одной только Ингушетией и задумали нечто более масштабное и кровавое».

«Они готовятся к чему-то масштабному. Боевики даже не предпринимают попыток захватить РОВД или какой-нибудь пост милиции. Действуют наскоком — подъехали, обстреляли, скрылись. Хотя силы позволяют. Только во время воскресного обстрела в Малгобеке боевиков было более от 20 до 30», — заявил «Времени Новостей» один из офицеров ФСБ.

Этот офицер ФСБ «пояснил, что Ингушетия лишь полигон для подготовки молодых бойцов, которых потом, направят на «масштабное мероприятие» в другой регион. ФСБ опасается, что таким местом может стать Кабардино-Балкария, где за последние дни было проведено несколько диверсионных акций».

Однако другие источники в ФСБ напротив, считают, что происходящие в Ингушетии события — это подготовка к масштабной атаке именно на эту республику.

Комментируя заявление ФСБ, Мовлади Удугов сказал:

«Историю про «трех арабов» можно было бы отнести к попытке оседлать информационную волну в связи с очередной годовщиной «11 сентября», и вновь реанимировать в сознании западного обывателя версию Кремля, который находится по одну сторону баррикад с Западом в борьбе с «международным терроризмом» …

Это желание Москвы вполне логично и объяснимо. Особенно после разоблачения боевиков ФСБ, устроивших ядерный теракт в центре Лондона (имеется в виду отравление Литвиненко полонием-210) …

Однако подоплека указанного заявления в другом. За годы войны ситуация коренным образом изменилась. Границы Джихада на Кавказе стёрты не только в сознании сражающихся моджахедов Кавказского Фронта. Эти границы стерты чисто физически.

Так называемый «чеченский сепаратизм» давно умер. «Норд-Ост» и Беслан были последним приглашением Москвы к переговорам уходящего поколения чеченских лидеров. В Кремле этого не поняли, тем хуже для Кремля.

Сегодня речь идет о более глобальных процессах, которые протекают вне контроля и воли Москвы. По сути, указанное заявление Кремля устами ФСБ, является демонстрацией бессилия и серьезной тревоги Москвы, которая фактически сигнализирует о помощи.

Пустая болтовня и бравада … Кадырова, заклинания российского ТВ о замирении Чечни и россказни о следах «Аль-Кайды», не воспринимается всерьёз теми, кто отслеживает реальную ситуацию на Северном Кавказе.

На самом деле идет стремительное накопление потенциала. Общая численность моджахедов Кавказского Фронта утроилась по сравнению с летом 2006 года, когда стали Шахидами (иншаАллах) Шейх Абдул-Халим и Шамиль Басаев. И это не считая Чечни, где силы возросли на порядки. Проведена серьезная реорганизация и в структурах вооруженных сил. Изменена тактика, и, наконец, определена стратегия. Ситуация качественно изменилась. На историческую сцену Кавказа вышло новое поколение молодежи, выбирающее Джихад, и стремящееся завоевать Рай.

Это другие солдаты и другая война, другая история и другой мир».

С позицией Мовлади Удугова категорически не согласен политолог Руслан Саидов:

«В том-то и дело, что Удугов не знает реальную ситуацию на Родине. То, что он говорит, это такой же абсурд, как и заявление ФСБ, только с противоположенным знаком. О каком возрастании сил боевиков на порядок в Чечне он говорит? Когда он сам был в Чечне последний раз, сколько лет назад? Он призывает к Джихаду из-за границы, а сам подать личный пример чтобы попасть в Рай почему-то не торопится.

Сегодня в Чеченской Республике под руководством президента Рамзана Кадырова произошла стабилизация, вся республика превратилась в гигантскую строительную площадку, никакого Джихада нет.

Вместе с тем Удугов глубоко не прав, когда говорит, что так называемый чеченский сепаратизм якобы давно умер, что границы на Кавказе стерты чисто физически. Ничего подобного! В Чеченской Республике сейчас полным ходом идет строительство светской национальной государственности, на данном этапе в составе Российской Федерации. На этом пути Рамзан Кадыров продвинулся намного дальше, достиг гораздо большего, чем все его предшественники. Причем достиг без заведомо проигрышной войны с федералами.

С другой стороны, это Удугов с его концепцией «стирания границ на Кавказе» был идеологом похода Шамиля Басаева и амира Хаттаба в Дагестан летом 1999 года, которая привела ко второй русско-чеченской войне, стоившей чеченскому народу десятков тысяч жертв.

В соседней с Чечней Ингушетии ситуация сегодня действительно обострена до предела и три араба здесь, конечно же, ни причем. Причина в навязанном из Кремля режиме Мурада Зязикова, которого посадила в кресло президента Москва после того как вынудила подать в отставку популярного в народе Руслана Аушева и незаконно сняла с выборов другого уважаемого политика, явного фаворита Хамзата Гуцериева.

Если бы Удугов побывал сейчас в Ингушетии, он бы убедился, что недовольство ингушского народа режимом Зязикова и кровавым беспределом, творимым федералами, совсем не означает, что большинство ингушей хотят Джихада. Наоборот, люди хотят мира и стабильности, хотят чтобы в Ингушетии было также, как у соседей в Чечне, руководимой Рамзаном Кадыровым».