Три школьницы в Контопе все лето подвергались насилию

В Конотопе Сумской области за изнасилование двух несовершеннолетних школьниц задержаны трое парней ромской национальности.

Для 14-летней Ани и ее 15-летней подружки Оксаны (имена девочек изменены) беззаботное детство уже закончилось. Решив, вопреки предостережениям родителей и учителей, дружить со взрослыми парнями-ромами, они вскоре поняли, зачем были нужны своим «друзьям». Почти все лето запуганные подружки удовлетворяли прихоти мужской компании. Девочки пытались прятаться, но их находили, бросали в багажник машины и вывозили в поле. От страха, боли и унижений младшая, Анечка, решила умереть, выпив все бабушкины таблетки. Ее откачали. Но даже тогда она не призналась родным, почему это сделала. «Друзья» почувствовали полную безнаказанность. Однажды они явились в дом к Оксаниной маме и… потребовали у женщины деньги: «Мы сегодня целый день искали твою дочь и потратили бак бензина. Так что теперь плати долг».

После этого визита и открылась страшная правда. Родители потерпевших написали заявление в милицию. Трое обидчиков задержаны. Но теперь весь табор уговорами, обещаниями и угрозами пытается заставить матерей забрать заявления.

«Новые «друзья» пригрозили девочке: только пикнешь кому-нибудь — прощайся со своей матерью»

Пожалуй, ни одна из национальностей не является такой закрытой, как ромы. Мы знаем о них лишь то, что они сами хотят нам показать. Как пишет в своем исследовании американский журналист Виктор Родионов, ромале стараются жить так, чтобы никогда не соприкасаться с теми, кого они называют «гадже» — нечистыми существами. На этом разделении на своих, чистых, и остальных — нечистых и строятся вековые традиции ромского общества. Они честны только перед своими. «Обман — естественное состояние цыгана, — отмечает Виктор Родионов. — В тех случаях, когда цыган говорит правду, он клянется жизнью родителей, умершими бабушками-дедушками. Это только для своих. С нецыганами можно безнаказанно клясться чем угодно. Не обманешь — не проживешь, поэтому обман гадже считается не пороком, а добродетелью, наиболее же виртуозные случаи обведения вокруг пальца становятся предметом всеобщего восхищения и подражания. Популярный в свое время фильм о благородном, честном и справедливом цыгане Будулае — не более чем киносказка, «клюква» советского «Голливуда»… Самое страшное для цыгана — получить тюремный срок. Опасна не столько сама тюрьма, сколько полное погружение на годы в нечистый мир гадже. При весьма рискованном образе жизни цыган постоянно ходит на грани фола с законом, но и тут ромы нашли выход. Они не совершают крупных преступлений, не убивают, не грабят, «специализируясь» на мелких правонарушениях, за которые редко грозит тюрьма. Как поется, лучше сорок раз по разу… Но если случается что-то серьезное, на выручку «пострадавшего» община не жалеет ни усилий, ни денег».

Именно в такой ситуации — когда на выручку «пострадавших» бросился весь табор, — и оказались сейчас родители изнасилованных девочек.

— Наши дочки росли обыкновенными, нормальными детьми. Но потом они познакомились с парнем-ромом, — поделилась с «ФАКТАМИ» подробностями непростой истории мама Оксаны Елена Петровна. — Это знакомство совпало с тем периодом, когда Оксана начала взрослеть и решила, что уже стала самостоятельной. Раньше она хорошо училась. Но, когда появились новые друзья, дочку словно подменили. А потом мы узнали страшную правду…

— Оксана сама вам все рассказала?

— Если бы, — вздыхает женщина. — Только сейчас открылось, как эти люди ухитрились запугать наших детей. Оксана попала в их компанию не одна, а вместе со своей подружкой Анечкой. У Ани отец постоянно на заработках, дома почти не бывает. Мама вынуждена работать с 8 утра до 11 вечера. Так новые «друзья» пригрозили девочке: если только пикнешь кому-нибудь — прощайся со своей матерью. Мол, мы знаем, когда она с работы возвращается, какой дорогой домой идет. А мою дочку предупредили: «Если пожалуешься, то будешь слушать, как пищит твоя мама, когда мы ее…»

— Но девочки все же решились попросить о помощи?

— Не знаю, может быть, они молчали бы и дальше. Очень уж их запугали. Новые «друзья» сами и проболтались. У нас село небольшое, но ромов в нем живет много. И среди них есть хорошие люди. До сих пор мы мирно уживались. Они нас не трогали, мы их. Хотя я считала, что с ними лучше не связываться, обходить стороной…

Однажды вечером я услышала стук в окно. Вышла на крыльцо — передо мной 17-летний ром. «Где твоя дочь? Она мне деньги должна, пусть немедленно отдает». Я попыталась вежливо и спокойно ему объяснить, что он пришел ко мне в дом, что я взрослая, годящаяся ему в матери женщина. Но в ответ выслушала столько брани и угроз! Вы знаете, я его испугалась, — вздохнула Елена Петровна. — В своем собственном доме мне стало страшно. Парень кричал, грозился выбить окна и поджечь нас. Когда он ушел, и выяснилась страшная правда. Испуганная дочка рассказала, что произошло с ней и ее подружкой.

Я была настолько ошарашена, что сначала не поверила словам Оксаны. Потом мы вместе с ней пошли домой к Ане. Выяснилось, что та девочка тоже скрывала правду от бабушки и мамы. Хотя мать Ани подозревала, что с дочкой творится что-то неладное. Она видела странные приезды взрослых парней, непонятные исчезновения дочери. Однажды даже попыталась откупиться от ромов. Отдала одному из них, как ей показалось, честному и благородному, 500 гривен. Надеялась, что когда они возьмут деньги, то оставят ее ребенка в покое. Как оказалось, напрасно…

«Их много, а мы одни. Кто же нам поможет?»

Мне удалось поговорить с одной из пострадавших девочек — 15-летней Оксаной.

— Мы раньше просто дружили с компанией этих парней, — неохотно вспоминает девушка. — Потом один из них захотел, чтобы я с ним переспала. Я отказалась. Он воспринял это спокойно, и мы продолжили наше общение. Но потом это все равно случилось. И начались наши неприятности.

— Что происходило?

— Те люди, с которыми мы раньше нормально общались, вдруг начали вести себя совсем по-другому. Могли приехать к нам домой, насильно забрать и увезти. Очень часто они возили нас с собой в багажнике машины.

— Тебя одну или с подружкой?

— Вдвоем. До сих пор не понимаю, как мы там помещались… Мы отказывались, плакали, убегали. Но нас все равно находили. Могли привезти на поле, а потом бросить там одних. Потом нас заставляли делать это с их родственниками, например, с младшим 14-летним братом. Я плакала, но не могла возразить ни слова. Я очень боялась.

— Вам угрожали?

— Да. Говорили, что если кто-нибудь об этом узнает, то всем будет плохо. Говорили, что нашим мамам… — девочка замолкает. — Ну, нехорошее говорили. Ане сказали, что ее маме проломят голову, она ведь поздно возвращается с работы. Там был только один парень, который нас не обижал. А другие — как звери…

14-летней Ани в школе не оказалось.

— Аня довольно проблемная ученица, — говорит директор школы Виктор Щербина. — В младших классах она хорошо училась. Но потом потеряла интерес к учебе, стала прогуливать. Мы неоднократно вызывали маму, ездили к ним домой. Когда поняли, что мама не справляется с воспитанием дочери, предложили ей отправить девочку в Шостку, в центр социально-психологической реабилитации детей. Но женщина отказалась, настаивая, что справится с дочкой сама. А потом у них начались проблемы с ромами. Сначала мы не поверили этой информации. Но потом нам позвонили из милиции, и все подтвердилось. Я считаю, что эта ситуация возникла из-за недосмотра родителей. К тому же мать не имеет на девочку достаточного влияния, а в конфликтах всегда принимает сторону дочери. Вот девочка и попала в переплет.

Не было Ани и дома. На стук за калитку вышла, опираясь на палочку, старенькая бабушка.

— Что нам теперь делать, мы и не знаем, — заплакала женщина. — Я видела, что с дитем что-то творится. Аня летом очень изменилась, стала какой-то пугливой. Все время плачет и молчит. Ничего не рассказывала. Один раз говорит маме: «Я, наверное, перекупалась, у меня живот разболелся. Дай мне таблетку какую-нибудь обезболивающую». Мать оставила ей на целый день несколько таблеток, а сама ушла на работу. Так внучка их все за один раз выпила. Еще и все мои, какие нашла. Я ведь живу на пилюлях, — показывает бабушка покрученные артритом руки. — Когда зашла в комнату, Аня уже была почти без сознания. Хорошо, что наша соседка оказалась дома, она промыла внучке желудок, дала сладкого чаю. Но и в тот раз Аня ничего не объяснила, хотя я со слезами просила сказать, зачем она это сделала. Открылось дите только недавно, — горько заплакала собеседница. — А мы и не знаем, как ей помочь. Эти «друзья» и возле школы ее встречают, и домой приходят. Сначала деньги вымогали. А теперь просят, чтобы мы забрали заявление из милиции. Их много, а мы одни. И они очень богатые. Кто же нам поможет?

«Если возьмем их деньги, то получится, что мы продаем своих дочерей»

— С тех пор как мы отнесли в милицию заявление, у нас не было ни одного спокойного дня, — признается мама Оксаны Елена Петровна. — Сначала люди из табора приходили к нам и падали в ноги, женщины плакали, теряли сознание. Потом один ром достал из кармана десять тысяч долларов и сказал, что к этим деньгам они еще и машину на нас перепишут. Да, они видят, что мы бедно живем. Бывает, что и по два дня сидим без хлеба. Но мы все равно не хотим соглашаться. Ведь если возьмем их деньги, то получится, что мы продаем своих дочерей… Недавно из табора позвонили и сказали, что готовы пойти на то, чтобы моя дочь стала законной женой одного из тех парней. Хотя я знаю, что цыгане просто так на чужих не женятся, поэтому ничего хорошего там не будет никогда. Видят, что мы не сдаемся, и обрабатывают наших дочек. Давят на жалость, приводят к ним маленьких детей. Моя Оксана вчера пришла домой и говорит: «Мама, давай их простим. Ведь их детишки не должны страдать из-за того, что папа сидит в тюрьме». А одна цыганка мне заявила: «На нас работают двое судей и два прокурора. Так что все равно у вас ничего не выйдет…»

— После того как родители несовершеннолетних девочек обратились в милицию, было возбуждено уголовное дело по статье «Изнасилование», — прокомментировала «ФАКТАМ» помощник начальника Конотопского горотдела милиции Татьяна Кушнерова. — На сегодняшний день задержано трое подозреваемых. Все они находятся под стражей. У пострадавших девочек сейчас очень тяжелое психологическое состояние. Когда я беседовала с ними в кабинете милиции и в коридоре послышались голоса тех мужчин, которые их насиловали, девочки пришли в ужас. Они просили милицию о защите.

— Подозреваемые лица задержаны, идет следствие, — уточнил руководитель сумской областной милиции Петр Дьяченко. — Дело резонансное и непростое. Могу заверить, что никто не собирается выпускать подозреваемых на свободу, и мы сделаем все возможное, чтобы они понесли заслуженное наказание.