В Петербурге милиционеры чуть не убили мужчину

Мать, сестра, случайные прохожие и бригада «скорой» только чудом смогли вырвать 25-летнего петербуржца из рук озверевших милиционеров

Встреча с тремя сотрудниками милиции могла быть для 25-летнего петербуржца Александра Борисова последней в жизни. По крайней мере это не подвергают сомнению те, кто оказался рядом с ним в ночь с 13 на 14 августа. Жуткую картину в тихом петербургском дворе наблюдали десятки свидетелей. Родственники, знакомые, соседи, случайные прохожие утверждают, что в прямом смысле слова вырвали молодого человека из рук озверевших милиционеров.

«Достал пистолет и начал душить»

В ту же ночь (с 13 на 14 августа) 36-летний Станислав — один из очевидцев этого кошмара — написал о нем на интернет-форуме:

«Буквально час назад стал свидетелем заварухи на Диагональной улице. Я поехал встретиться по делу и, почти подъехав к месту, был остановлен бросившейся прямо под машину девушкой. Она кричала: «Помогите! Убивают!» Я вышел из машины и тут же увидел большую толпу людей, милицейскую машину и человека на земле в наручниках. Толпа была явно не на стороне милиции, а те, не опасаясь свидетелей, «месили» парня. Затем один из ментов достал пистолет, сел парню на спину и стал парня душить, а второй сидел на его ногах. У придушенного вывалился язык, и он потерял сознание, но ментов это не остановило. Две женщины (мать и сестра) пытались оттащить ментов от парня, но были отброшены. Тут, несмотря на то что менты направили в толпу автомат и пистолет, народ начал их оттеснять от полуживого парня. Все звонили в службу спасения, «скорую», милицию. Я стал снимать всё на телефон. От милиционеров явно несло водкой! Затем приехала вторая милицейская машина с двумя «мутными» понятыми, и уже вшестером им удалось справиться с толпой и затащить парня в машину. Тот был практически без сознания. И тут началось! Один из ментов прямо в милицейской машине начал сворачивать парню шею и душить его! Несколько человек из толпы и мать это увидели и начали отбивать его от них. Началась потасовка, лязг оружия, полный пипец. В этот момент приехала «скорая», но менты не пускали врача к пациенту! Врачи вместе с толпой просто отбили парня у них. Прямо в наручниках стали реанимировать в «скорой». Затем подоспела «кавалерия» — телевидение, начальство, служба собственной безопасности… Парня вроде спасли.

…Самое мерзкое я услышал от свидетелей. Оказалось, что всё началось с парковки на газоне. Сестра потерпевшего запарковалась возле дома, подъехала милицейская машина, и начали ее разводить. Брат вышел узнать: в чем дело?.. Менты ему надели наручники, наваляли тумаков и попытались увезти в отделение…

Что с нашей милицией происходит?»

Стражи газона

Около 23 часов 13 августа 20-летняя Кристина Борисова припарковала автомобиль рядом со своим домом на улице Диагональной, 6, где стояли еще как минимум десяток машин. Но лишь перед девушкой через пару минут вырос наряд вневедомственной охраны (УВО при ГУВД Петербурга и Ленобласти).

— Кто эти трое, сотрудники какого ведомства, я узнала намного позже, — уверяет Кристина. — В тот момент, когда я попросила показать документы, мне отказали: «Мы ничего показывать не будем». Попросила представиться — в ответ то же самое. Тогда я спросила: «А что случилось?» «Вы встали на газоне».

Если верить толковому словарю, то «Газон — это площадка в саду, в парке, на бульваре, около дома, засеянная травой». Однако 20-летняя Кристина еще не в курсе, что по Закону Петербурга о благоустройстве газоном в городе считается всё, что не является проезжей частью. Вне зависимости от наличия-отсутствия не только травяного покрова, но даже ровной поверхности земли. Губернатор Северной столицы Валентина Матвиенко однажды призналась, что штрафы за нарушения в сфере благоустройства — дополнительный источник доходов в бюджет. С тех пор стражи порядка неистово охраняют то, чего в городе на Неве зачастую нет. Если считать придомовую площадку, где припарковалась Кристина, газоном, то две березы по соседству — роща.

Газона Кристина не заметила, поэтому спросила у лиц в форме:

— А где план ЖЭКа, на котором видно, что тут газон? Откуда вы это знаете? Они ответили: «Мы такой информацией не владеем». Тем не менее предложили подписать протокол о нарушении и забрали мой паспорт.

Тогда Кристина позвонила брату Александру. Тот посоветовал: «Ничего не подписывай, жди, сейчас буду».

Люди были бессильны

Брат приехал быстро.

— Я подошел к сотрудникам вневедомственной охраны, — рассказал «Новой» Александр Борисов, — объяснил, что я брат, поинтересовался, что произошло? Последовала нецензурная брань. Я попросил: предъявите документы. Они отказались. Тогда я достал телефон, включил видеосъемку. Подбежал первый милиционер, выбил телефон у меня из рук, второй подскочил, меня завалил, орет: «Давай! На него наручники надевай»! Я стал выкручиваться…

— Ему заломили руки, — продолжает Кристина, — за спиной застегнули наручники. Один сотрудник вытащил пистолет. Другой начал душить брата одной рукой, а второй — бить по голове. Мы с мамой стали кричать, звать свидетелей, чтобы все это видели. Народу собралось очень много — около 100 человек, наверное. Люди снимали происходящее на видео.

Просматриваю кадры любительской съемки (видеозаписей несколько), на них видно, как Александра истязают на глазах у толпы. Женщина, стоящая ближе всех к милиционерам, — мать молодого человека, кричит надсадно: «Ребята, ребята! Парня отпустите! Пожалуйста, отпустите! Пожалуйста… Ребятки, это мама! Я мать его…» Пауза и опять истошный крик: «Детей убивают. Помогите!..» Потасовка. Голоса милиционеров: «Руки убрала от меня!», «Разошлись все!» «Убили! Убили!» — голосит уже вся толпа.

— Когда милиционеры душили Сашу, мы с мамой пытались их оттащить. — Кристина (субтильная девушка 20 лет) ловит мой удивленный взгляд. — Потом подходили мужчины, тоже оттаскивали. Но даже они не в силах были помочь. Милиционеры в форме направляли на нас оружие. Люди ничего сделать не могли…

«Очнулся я в луже, в наручниках»

— Душил парня, когда тот был уже на земле в наручниках, один из увошников, его звали Женя, — описывает события очевидец Светлана Дубовцова. — Душил чуть ли не до смерти. У Саши закатились глаза, вывалился язык… Я сбегала за водой, чтобы привести его в чувство. Потом наконец приехала «скорая». Было уже около половины второго ночи.

— Последнее, что я помню, — вспоминает Александр Борисов, — как мать начала их отталкивать от меня. Очнулся я в луже, в наручниках. Со всех сторон мне твердили: «Дыши, Саша, дыши»… Только отдышался. Кто-то подошел и еще раз прикладом автомата ударил мне по затылку. Очнулся я в милицейской машине.

— Милиционеры не отдавали Сашу «скорой», — утверждает Светлана Дубовцова. — Настаивали: «Осматривайте в машине. Всё с ним в порядке». Врач возмутилась: «Я не могу его здесь осматривать. Я должна в своей карете».

— Тогда, — подхватывает сестра пострадавшего, — брата дотащили до «скорой»: идти он не мог. На носилки положили в наручниках. Все кричали: «Снимите наручники». Одну руку увошники Саше освободили, другую приковали к носилкам: «Чтобы не убежал». Куда бы он убежал без сознания?!.

Из медицинской машины Александр уже не вышел. Реанимационная бригада доставила Борисова в больницу. Врачи зафиксировали у него закрытую черепно-мозговую травму, множественные гематомы, ушибы, ссадины, порезы.

В ту же ночь в той же больнице в качестве пострадавшего оказался один из трех милиционеров, дежуривших на Диагональной, — помощник командира взвода батальона вневедомственной охраны прапорщик милиции Евгений Федотов. На следующий день его перевели в госпиталь ГУВД.

Борисовы или милиция?

На место происшествия постепенно съехались все «заинтересованные лица»: руководители разных подразделений вневедомственной охраны, сотрудники районного управления внутренних дел, служба собственной безопасности ГУВД, ДПС и телевидение.

— В присутствии командира батальона УВО я подписала протокол, — рассказывает Кристина, — но указала, что не согласна с ним по таким-то причинам. Собственно, это то, чего я и добивалась с самого начала. В итоге мне позволили это сделать.

Банальный спор двух сторон можно и нужно было решать в суде. Но он решался на месте. По чьей инициативе, а точнее, теперь вине, сейчас выясняет прокуратура. Скорее всего, участников инцидента ждет суд. Но неизвестно, кто будет подсудимым: Борисовы или милиция?

— Мы проводим проверку по данному факту, — сказал в интервью «Новой» начальник следственного отдела при районной прокуратуре Дмитрий Филипцев. — Максимальный срок проверки — 30 суток со дня поступления материала. Поступил он 20 августа. Пока никаких комментариев не даем. Как только возбудим уголовное дело, сразу же дадим информацию.

— Уверены, что возбудите?

— В любом случае уголовный состав какой-то будет. Вопрос только — у кого. Тут либо превышение должностных полномочий, либо сопротивление сотрудникам милиции, повлекшее причинение телесных повреждений. Разберемся…

Комментарии

Мы выслушали и вторую сторону конфликта. Милиционеры, которые задерживали Александра Борисова, на вопросы не отвечают. За них ситуацию комментируют милицейские начальники. Господа офицеры убеждены, что их подчиненные действовали в рамках закона и в профессиональном плане даже «не доработали».

Александр Малышев, командир батальона вневедомственной охраны:

— Сотрудники милиции по первому же требованию гражданки Борисовой предъявили служебные удостоверения, и представились они, естественно, сразу же, как только подошли к данной гражданке. Однако, видимо, наученная кем-то, гражданка отказывалась подписывать протокол. Есть свидетели, которые видели, что сотрудник никому оружием не угрожал. В соответствии с законодательством были применены физическая сила и спецсредства в отношении гражданина Борисова, который нарушил закон.

Юрий Александров, начальник пресс-службы Управления вневедомственной охраны при ГУВД Петербурга и Ленобласти:

— Мы составили административный протокол. А граждане начали буйствовать. Там ситуация далеко неоднозначная. Я не знаю, чем все это кончится. Я не скажу, что наши сотрудники сделали идеально. Будь они чуть-чуть поактивнее, они придавили бы их обоих сразу. Тут, возможно, даже недостаток профессионализма. Приемы надо четко проводить. Без эксцессов. А не жевать сопли с людьми, которые тебя бьют. Тем более — при исполнении служебных обязанностей.

Анатолий Кузнецов, и.о. начальника Управления вневедомственной охраны при ГУВД Петербурга и Ленобласти:

— Если бы гражданин не оказывал сопротивления, вел себя адекватно, наверное, все было бы совершенно по-другому. Но Александр Борисов продолжал противоправные действия. Пытался наносить удары. В результате были применены приемы физической борьбы и спецсредства. Совершенно законно. Пресекая незаконные действия гражданина в ответ на законные действия милиции.

Однако задержанного не душили. На шее у него никаких следов нет. Специалисты «скорой помощи» (я не могу на них ссылаться!) говорят, что это инсценировка. Инсценировав, что ему плохо, Борисов сообщил об этом сотрудникам милиции. Они вызвали «скорую помощь». Сотрудники милиции вызвали задержанному! Все зафиксировано. Прибыла «скорая». Наручники были сняты. Борисов помещен в «скорую помощь», которая отвезла гражданина в больницу. Его показали по телевизору — все все видели. Милиционера никто не показывал. А милиционеру были нанесены серьезные повреждения рук и тела. У него и ногти на теле, и укусы, и сильнейшие гематомы. Милиционер тоже находится в госпитале в настоящее время.

Ситуация понятная. Закон Петербурга здесь нарушен. Мы-то на страже закона, на страже порядка и на страже граждан. Чтоб гражданам жилось хорошо, чтоб гражданам жилось спокойно. Мы защищаем граждан. 90% граждан говорят, что им хорошо от этого. Но при защите граждан, к сожалению, бывают такие инциденты.

Врачи «скорой помощи» и больницы, в которой сейчас находится Александр Борисов, отказались комментировать состояние пациента, сославшись на врачебную тайну.