2bee17d88c20b6cdc0abbb5f0c4997f1

Мы посмеиваемся над немцами в Кёльне. А как у нас?

Оправдываются все! Полицаи, бургомистры, простые граждане и гражданки. Пока оправдываются, скоро по судам пойдут. В качестве ответчиков. Правозащита крепчает!

Новогодние события на улицах немецких городов оказались праздничными не для всех! Особенно, кто не сумел расслабиться. Мигранты, что из «сами не местные», показали, что такое размах и разгул! Вышли и всех разогнали. Кто не успел сбежать, кто не спрятался — они не виноваты… Вернее, они и виноваты, кто не спрятался. Адаптировались «вынужденные переселенцы» на новой родине быстрее, чем предсказывали политологи и конфликтологи. Поднабрались сил и куража да и вышли. Нам показали Кёльнский Домм и прилегающий Содом, но веселуха шла по всей стране. Приезжая молодёжь веселилась, домогалась, насиловала. Полицейские толерантно наблюдали и сообщали: всё под контролем. Мы видим, что насилуют, слышим крики— всё под контролем!

Но вот чего наши-то всполошились? Мы в этой сфере впереди планеты всей, и вынужденные переселенцы давно и полноправно насилуют, грабят, убивают, торгуют наркотиками.

Мэр Кёльна Генриетт Рекер поучала немок, как вести себя. Дескать, не выходите на улицу. А коль вышли, ходите стайками в сопровождении. То есть не насильников учила, как не насиловать, а жертв и потенциальных жертв. Совет прост: сидите дома, будете целы. Пока это помогает. Хотя время идёт, свобода ширится и скоро совет будет таков: ставьте в домах дополнительные двери и решётки на окна. Если вы не идёте к Магомеду, Магомед придёт к вам.

Немецкие полицейские анонимно сетуют: у них была установка не трогать мигрантов. Во избежание национальной нетерпимости. Ведь мигранты вполне себе терпимы. И не просто терпят немок, а более того — любят. Что и доказали действием. Думаю, немецкие полицаи и мэры были на семинарах по толерантности в России. И здесь научились таким вот терпимостям. Голословность — не мой стиль. Факты — в лицо.

Пару лет назад на рынке подверглась домоганию гостя столицы. Не на ту напал, и огрёб вполне конкретно. Завязалась драка, в ходе которой я заорала: «Грабят»! Прибыл охранник, которого я буквально принудила вмешаться. Провожая меня до выхода, мужик, бывший военный, попенял мне, дескать, я сама отчасти виновата. От какой «части»? «На васбрюки, а у них женщины брюки не носят. Юбки носите, может, не будут приставать». Может. Но не факт.

Я ему указала, что я не у них, а у себя. А он, военный, уже в своей стране — иностранец и сам подделался под них, и других призывает. Что, таскать с собой сумку с одеждой для переодевания? Все флаги уже в вольготных гостях у нас. На рынке есть и вьетнамские ряды, мне туда в брюках вполне позволительно, но соломенной шляпы нет! Если бы я к ним поехала, другое дело — надо понимать, как и где принято.

Но! Предстояла поездка в республику, о традициях и нравах которой мы наслышаны. Уважая и почитая, специально пошла и купила юбку в пол, чтобы соответствовать. Уже в автобусе, который вёз компанию пассажиров из аэропорта к самолёту, поняла, что я — белая ворона в буквальном смысле. Все женщины Востока были освобождённые! Одеты в мини-юбки и брюки! Я одна — в соответствии с их традициями! В самой республике на улицах ходили и подобные мне — блузка под горло, длинная юбка, но большинство— всю красоту вываливало наружу! Так что лучше один раз увидеть, чем сто раз наших правозащитников и романтиков услышать.

Хорошо, охранник — лицо частное, советы даёт. Но полицаи — они же представители власти! Вот в метро в толпе у эскалатора подвергаюсь нападению с тыла! Что делать: красота — страшная сила! Оборачиваюсь — «сами не местные», гражданин нагло лыбится. Сутолока не помешала мне врезать ему и толкнуть вперёд себя на эскалатор, сплошь уставленный гражданами — не убежать. Сзади я стукала нападавшего и чествовала его «козлом». Он огрызался и угрожал: мол, я тебя под поезд столкну. Вот с эскалатора сойдём — я тебя зарэжу!

Ой! Парень, не хвались, идучи на рать, а хвались, идучи с рати.

А я его сзади ухватила за ремень, да и притащила вмиг сдувшегося героя в милицию. И что же? Вполне себе рязанская ряха правоохранителя на мои требования принять заявление, ухмыльнулась: «А вот гражданин тоже может на вас заявление написать, да, гражданин?» Тот не вполне понял, что сие значит. Тогда ряха разъяснила: «Вас наверняка оскорбляли, да?» Всхлипы: «Она мне «нерусский» обзывала и била кулаком». Полицай аж подпрыгнул: «Била? Да это же не только национализм, но и нападение! И я не уверен, что гражданину что-то будет. А вам — точно статья. Гражданин, вы же напишете заявление?»

Из ситуации я вышла более чем достойно, заявив, что «нерусский» не является оскорблением. И без графы национальности в паспорте могу назваться хоть кем из наций земли, а называла козлом и в суде при скоплении его родственников это прозвучит: козёл. И то, что баба его так при всём честном народе избила, что он подал в суд, а сама — целёхонька, аттестовать его будет как настоящего мужика!. Ну а побои вы с него сейчас будет снимать?

Мент заявил, что гражданин сейчас долбанётся об стену лбом и скажет, что это я его грохнула. Прямо-таки «Анка — железный кулак»! А я достала диктофон, который бездействовал в сумке, и сообщила, что всё записано. Тут же сунула диктофон себе подбрюки и спросила, не хотят ли граждане-сообщники сдёрнуть с меня штаны? Бывают сцены немые, а бывают очень немые. Здесь была очень немая сцена.

Извинялся и канючил полицай до самого моего гордого шествия до выхода.

Но каково? Тебе не только не оказывают помощь, но подучивают мерзавцев, как тебя же, потерпевшую, засадить! Так что нам далёкий город Кёльн и его немецкие страдания? Скоро и там мигранты будут засаживать немок в тюрьму за «национальную нетерпимость». Мэрша Кёльна советовала находиться от новых граждан на расстоянии вытянутой руки. Потом — на расстоянии полёта пули… Диапазон мер защиты широк!

И вопрос, почему вы выходите в таком виде (в брюках!) на улицы российской столицы, заданный охранником, преобразуется в: почему вы выходите на улицы российской столицы?

Далее: почему — вы? Пора забыть, что Москва — столица России со своими традициями. Германия для немцев — лозунг ужасный, осуждённый и приговорённый. Новый куда как лучше — Германия не для немцев или для ненемцев. Только ли Германии это касается?

 

Анна Серафимова

Источник: zavtra.ru